Павел Анатольевич Адельгейм

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
О. Павел в 2010 году

Па́вел Анато́льевич Адельге́йм (1 августа 1938, Ростов-на-Дону — 5 августа 2013, Псков) — священник Русской православной церкви, протоиерей, клирик Псковской епархии; богослов, публицист.

Цитаты[править]

Собственные[править]

  •  

Люди строят отношения между собой на законе, ибо не хватает любви: обидел — проси прощения. Мы просим прощения, толкнув кого-то, чтобы не утратить внимания к собственной душе и другому человеку. — Совместимость с духовной жизнью

  •  

При зачистке «канонической территории» от конфессий, сект и гражданского общества, несогласных с мирными инициативами РПЦ, предсказуемым станет взрыв и раскол общества, последствия коих Россия пережила не раз. Это игра с огнём. — Совместимость с духовной жизнью

  •  

Симфония власти и Церкви противоестественна и губительна для обоих. Опираясь на власть, иерархи получают привилегии, имущество, деньги и прочие блага. Платят — духовной свободой. Церковь попадает в зависимость и оправдывает поступки имперской власти, теряя в глазах гражданского общества нравственный авторитет. — Совместимость с духовной жизнью

  •  

С тех пор, как апостолы возвестили Евангелие, воскресение мёртвых, Страшный суд и Царство Божие, христианские ценности наполнили жизнь смыслом для многих. Эти ценности стали содержанием жизни преподобных. За них умирали мученики. Им отдавали сердце многие христиане разных эпох — учёные, поэты, художники. Для многих поколений христианские ценности были надеждой и радостью. — Памяти о. Сергия Желудкова

  •  

Христианские святыни и в наши дни ни от кого не спрятаны. Они не занавешены тайной от наших современников. Церковь по-прежнему проповедует Христа и Евангелие Царства. Только слушать эту проповедь становится некому. — Памяти о. Сергия Желудкова

  •  

Политика несовместима с духовной жизнью церкви. Политика разжигает в человеке страсть властолюбия. Весь пост мы молились об избавлении от «духа любоначалия». Симфония власти и церкви противоестественна и губительна для обоих. Опираясь на власть, иерархи получают привилегии, имущество, деньги и прочие блага. Платят — духовной свободой. Церковь попадает в зависимость и оправдывает поступки имперской власти, теряя в глазах гражданского общества нравственный авторитет. Светильник гаснет, маяк не светит.[1]из интервью газете «Псковская губерния»

  •  

Церковь во многом растратила тот кредит, который она приобрела подвигами новомучеников. Они умирали за церковь в 1920–1930-е годы. Мученики своей кровью приобрели церковный авторитет. Они признаны святыми и прославлены церковью. Нынешние иерархи пользуются этим кредитом и говорят «нас преследовали», словно сами пострадали. Но тех, кто нес крест, уже нет. На смену пришли другие люди с другими взглядами и моралью.[1]из интервью «Росбалту»

  •  

Из множества оскорбленных сердец и попранных чувств Госдума избрала для защиты «религиозные чувства верующих». Забота о чувствах верующих, о чувствах одной из всех социальных групп граждан вызывает недоумение. Или верующие, как оранжерейные цветы, в новое время нуждаются в парниковых условиях?[1]запись в «Живом журнале» о. Павла Адельгейма

  •  

Патриархия и епископы очень удобно устроились. Они могут делать всё, что хотят, над ними нет никакого контроля, и им это нравится. Патриархии принадлежат все храмы, все церковное имущество. Выборности епископов у нас нет, как и выборности священников — куда тебя назначат, там и будешь служить. Права имеет патриарх и епископы, ответственности они ни перед кем не несут. А клирики и миряне никаких прав не имеют, но отвечают за все. Священник даже на работу не оформлен, он висит в воздухе, поэтому его легко уволить. Но на работу его никто не оформляет, никакого документа или трудового соглашения не составляют. Поэтому для увольнения священника достаточно сказать: «Пошел вон!» Все.[1]интервью журналу «Большой город», 12.3.2013

  •  

Святыню нельзя осквернить. Недостойное прикосновение к святыне оскверняет самого человека, а не святыню. Девушек можно пожалеть за танцы в храме. Они навлекли на себя осуждение. Конечно, не рискну, как о. Всеволод Чаплин, говорить в интервью от имени Бога: «Он не простит». Не дерзну говорить от имени Бога, но в суждении о. Всеволода сомневаюсь. Бог милосерднее всех нас.[1]запись в «Живом журнале» о. Павла Адельгейма

  •  

Что касается «патриарших часов» и вообще богатства, то в церкви в течение многих веков идет противостояние «нестяжателей» и их оппонентов. Вы помните, в Средние века были заволжские старцы во главе с Нилом Сорским, которые отказывались от имущества. Заволжские старцы считали, что церковь должна быть бедна, как Христос. Не должна иметь земли, домов, крестьян и т.д. Оппонентом Нила Сорского был Иосиф Волоцкий. Его ученики считали, что церковь должна быть богатой, иметь купола золотые и другое имущество, заниматься благотворительностью. К сожалению, в реальности получается, что когда люди становятся богатыми, они занимаются не благотворительностью, а живут в свое удовольствие. Ничего хорошего для церкви в этом, с моей точки зрения, нет.[1]из интервью «Росбалту»

  •  

Только внимательно и неотступно вглядываясь любящими глазами в жизнь церкви, возможно не потерять из виду ее подлинный образ, не всегда адекватно осуществляющийся в епархиальной практике»[1]из книги «Догмат о церкви в канонах и практике»

О нём[править]

  •  

…споря со многим и со многими в Церкви и о Церкви, Церковь он не оставил, в раскол не ушел. Испытав множество кричащих несправедливостей и скорбей, веру не потерял. Именно в колючести своей жизни о. Павел — свидетель веры: он свидетельствовал о том, что вера православная не зависит от меры карьерного или финансового преуспеяния. Свою веру, пронесенную через лагеря, он не променял на пошлые интернет-скандалы[2].

  Андрей Кураев
  •  

Смерть о. Павла не кончина диссидента или партизана. Это достойная смерть достойного христианина. Он принял страждущего. Заплатил за это жизнью. И получил жизнь Вечную. Такова высокая христианская норма[2].

  — Андрей Кураев
  •  

Он человек святой. Это можно даже было сказать при жизни о. Павла. Но и сейчас не нужно никаких официальных решений, никаких комиссий, ничего не нужно, чтобы сказать, что это великий святой человек[3].

  Георгий Кочетков
  •  

Для всякого христианина такое мученичество — знак свыше той силы духа, которую человек должен всегда иметь, чтобы противостоять всякому злу, внутреннему и внешнему. О. Павел был примером такой силы духа на протяжении всей своей жизни. Его жизнь сложилась так, что все его духовные учителя, все его друзья, его собственная жизнь, его родня — это были люди удивительной духовной стойкости. И таким был сам о. Павел…[3]

  — Георгий Кочетков
  •  

Он, не то что всю жизнь боролся за правду, как принято сейчас говорить об умерших, он сам по себе был человеком правдивым, а таких современный мир ненавидит. Не он боролся — боролись всегда только с ним[4].

  Агафангел (Пашковский)
  •  

Многочисленные церковные суды, в которых он пытался отстоять правду в среде Московской Патриархии, нужны были не ему, поскольку, конечно, он не мог вполне верить в то, что сможет выиграть эту битву и победить систему. Они нужны были всем честным людям, как доказательство того, что в Московской Патриархии справедливости добиться невозможно. И он это вполне доказал. Но он доказал и обратное — правда может быть и внутри системы, и жить независимо от нее. Какое-то время…[4]

  — Агафангел (Пашковский)
  •  

Отношения между о. Павлом и правящим Архиереем начали обостряться после выхода в 2002 г. книги о. Павла «Догмат о Церкви в канонах и практике», вызвавшей большой резонанс — в целом положительный — в церковной общественности, той ее части, что ищет осмысленного существования в Церкви Христовой. — Сжитие со свету настоятеля храма Святых Жен Мироносиц священника Павла Адельгейма

  В. Н. Яковлев
  •  

…имя о. Павла Адельгейма как проповедника, богослова и церковного публициста, широко известно. Его работы постоянно публикуются в значимых изданиях, он — желанный участник многих конференций. В прошлом <2005> году он получил персональное приглашение и на Рождественские чтения, проходящие в Москве ежегодно под почетным председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. — Сжитие со свету настоятеля храма Святых Жен Мироносиц священника Павла Адельгейма

  — В. Н. Яковлев

Из произведений[править]

Источники[править]

Ссылки[править]