Перейти к содержанию

Полгода по островам... и странам

Материал из Викицитатника
Обложка книги, фото и оформление автора

«Полгода по островам... и странам» — книга русского путешественника Виктора Пинчука, где описана одиночная экспедиция автора, включившая восемь азиатских стран — Малайзию, Бруней, Индонезию, Гонконг, Китай, Лаос, Камбоджу, Таиланд; и Папуа — Новую Гвинею, посещение которой было запланировано в качестве доминанты проекта.
Жанр произведения — путевой очерк; год издания — 2016.

Цитаты[править]

  •  

Наверное, будучи младенцем, или даже зародышем, сам того не зная, уже тогда я грезил побывать в Папуа — Новой Гвинее. Моя мечта никогда не была навязчивой идеей, более того, я не догадывался о её существовании, и никогда не думал об этом: затея дремала в укромном уголке сознания, чтобы проснувшись однажды утром, вырваться наружу, словно колобок на лужайку, с громким криком: «Пора!»


  •  

В поездках жизнь насыщена событиями, порой забываешь, где заканчивается реальность и начинаются сновидения. И то, что осталось далеко на Родине, тоже воспринимается как полусон: сквозь дымку новых событий... Снилось мне, будто по реке плыву. Вода — моя стихия, переплыл бы, но непосильная ноша тянет ко дну. Пытаюсь звать на помощь — безуспешно, лишь пастух, случайный свидетель, махнул рукой с берега: «Чудак, брось груз — утонешь!». Ноша та — багаж деяний, а река звалась Лета.


  •  

Однажды, в юном ещё возрасте, с рюкзаком за плечами, в потрёпанной одежде и шляпе с широкими полями, я спустился с высочайших, как мне казалось, Крымских гор, туда, где в низине сельские дети пасли отару овец. Пастушки́ обступили меня со всех сторон, приняв за странника. Начали расспрашивать... И я рассказал им о кругосветном путешествии, африканских людоедах, необычной пище островитян, традициях аборигенов и многом другом. Дети слушали как заворожённые, открыв от изумления рты: им не доводилось бывать дальше соседнего аула. А ведь пятнадцатилетний рассказчик тогда ещё никуда не ездил, обманул я их… как и вас сейчас: не было этой истории.


  •  

Ангел небесный явился мне во сне: «Я послан провидением, дабы предупредить тебя. Знаешь ли, одинокий странник, что за всё содеянное: поездки, книги, фотовыставки… будешь сурово наказан в старости? Никто не подаст тебе даже кружку воды…» — «Сгинь, зануда… — перебил я пернатого, — ты молвишь книжными штампами!».


  •  

Проснулся утром. За окном — унылый пейзаж маленького города, где люди живут как кроты в норах. Обыкновенный день, всё, как всегда. Но призрак сомнения ещё маячил в сознании, не желая исчезать с первым криком петухов. Ради чего мучился полгода: голодал в Папуа, спал на тротуаре в компании индонезийских бомжей, мёрз ночами в Китае? Ведь шоколадной медалью не наградят и пособие как бомж-интернационалисту не назначат. Кто заставляет меня делать это? Быть может собственная глупость? Но нет, пожалуй, её сестра — совесть. И я вновь принялся за работу.


  •  

Любой маршрут, будь то Африка, Азия, или острова Океании, я прохожу дважды: первый раз в реальности, второй, — когда пишу об этом. Всё произошедшее: приключения, радости, проблемы, — живут и сейчас в моих воспоминаниях, путевых заметках, в воображении прочитавших книги и статьи. Они будут существовать, когда меня уже не будет.


  •  

Начитался Мещанинов Иван Иванович о жарких странах заморских, где не ступала нога белого человека, о полярниках — покорителях вечной мерзлоты, и захотелось ему хоть на время выпрыгнуть из обыденности. Разогнался Иван Иванович для прыжка, но почувствовал, что холодом и ужасом извне повеяло. «А ведь там некомфортно, неуютно и, пожалуй, жутко…» — подумал несостоявшийся герой, залезая обратно под «теплое одеяло» быта. С тех пор подобные мысли ему больше не являлись.


  •  

Учитель спросил своих подопечных, в чем смысл жизни. Те принялись наперебой выдвигать версии. Лишь неуспевающий ученик, сидящий за последней партой, молчал, тупо глядя вниз. Когда гомон немного утих, преподаватель обратился к нему: «А ты, что думаешь по этому поводу?» — «Я не думаю о том, чего нет…» — ответил двоечник.


  •  

Теперь я по-настоящему богат, и это сокровище не отнять ни проходимцам в тёмных переулках, ни вездесущим налоговым органам: полугодовая вылазка, включившая девять стран и семь островов, весомым вкладом дополнила багаж знаний, полученный в предыдущих странствиях. Духовное богатство дороже бриллиантов.


  •  

Небесное знамение озарило разум. Врата лазурного свода разверзлись, средь облаков, в ореоле солнечных лучей явился господь, Хануман Всевышний. «Доверяю тебе ответственную миссию… — молвил святый боже, — от сего дня забудь о комфорте и уюте, оставь свои прихоти и желания... Твоего Эго больше нет, ты не принадлежишь себе, принимая обет служения музам. Отныне, ты ветер суданских пустынь, туман новогвинейских гор, зной кенийской ночи и тропический дождь индонезийского архипелага…».


  •  

Родные пенаты. Полугодовая вылазка позади. Проснулся среди ночи в холодном поту: привиделось, будто нашлись деньги на следующую поездку и час настал. Мысленно взвыл от ужаса: «Санитары, сыворотку эгоизма, не поеду, устал!» Мгновение спустя, вернувшись из призрачных реалий сна в унылую действительность, словно морж из клуба «Февральский зной», нырнувший с ледяного помоста в прорубь, вспомнил, что средств пока нет и, стало быть, поездка невозможна. Это радость солдата, пристально глядящего на маленькое отверстие от пули (секунду назад просвистевшей над ухом) в стенке окопа: значит, есть ещё время и можно вновь идти в атаку, сражаться с остатками мещанства, эгоизма и лени, крохотным пигмеем засевшими… внутри себя.


  •  

Рай, в котором нет возможности покинуть территорию — ад для путешественника.

Источник[править]

  • Полгода по островам... и странам / Виктор Пинчук — Симферополь: ИП Бровко, 2016. — 216 с. — ISBN 978-5-9908234-0-2