Предложение о всеобщем употреблении ирландской мануфактуры

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Предложение о всеобщем употреблении ирландской мануфактуры» (англ. A Proposal for the Universal Use of Irish Manufacture) — памфлет Джонатана Свифта 1720 года, написанный против английского протекционистского запрета вывозить сукно из Ирландии, разорившего там шерстяную промышленность.

Цитаты[править]

  •  

Мне бы хотелось, чтобы парламент нашел возможным отложить рассмотрение церковных дел и вопроса о расширении прерогативы до более удобного времени. Эти вопросы не представляются слишком спешными, во всяком случае — лицам, наиболее в них заинтересованным. Вместо этих тонкостей политики и богословия хорошо бы, если парламент и его комитеты позабавились немного положением нации в целом. Например: что, если бы палата общин нашла возможным единогласно принять резолюцию, воспрещающую носить в домашнем быту материи и ткани, которые не вырабатываются в этом королевстве? Что, если бы расширить это постановление так, чтобы совершенно исключить из употребления все шелка, бархаты, коленкоры и даже все названия подобных тканей из словаря наших франтих? И при этом было бы объявлено, что каждый, кто это постановление нарушит, будет рассматриваться и осуждаться как враг народа?

 

I could wish the parliament had thought fit to have suspended their regulation of church matters, and enlargements of the prerogative, until a more convenient time, because they did not appear very pressing, at least to the persons principally concerned; and, instead of these great refinements in politicks and divinity, had amused themselves and their committees a little with the state of the nation. For example: what if the house of commons had thought fit to make a resolution, nemine contradicente, against wearing any cloth or stuff in their families, which were not of the growth and manufacture of this kingdom? What if they had extended it so far as utterly to exclude all silks, velvets, callicoes, and the whole lexicon of female fopperies; and declared, that whoever acted otherwise should be deemed and reputed an enemy to the nation?

  •  

… наши землевладельцы повсюду, под страхом уголовного преследования, решительно запрещают пахать своим арендаторам; <…> одно последствие этого запрещения уже можно наблюдать: зерно чрезвычайно вздорожало, и его теперь привозят из Лондона, как с более дешёвого рынка. И гак как основное богатство страны — в её людях и так как наши соседи делали и делают все, что в их силах, чтобы превратить нашу шерсть в товар, убыточный для нас и монопольный для них, — то политические деятели Ирландии и обезлюдили большие пространства лучшей земли для прокорма овец. <…>
Мне пришлось слышать, как покойный архиепископ Тюамский приводил чьё-то забавное мнение, будто Ирландия никогда не будет счастлива, пока нет закона, по которому сжигалось бы все, что идёт из Англии, за исключением людей и каменного угля.

 

… the landlords are every where, by penal clauses, absolutely prohibiting their tenants from ploughing; <…> one effect of which is already seen in the prodigious dearness of corn, and the importation of it from London, as the cheaper market. And because people are the riches of a country, and that our neighbours have done, and are doing, all that in them lies to make our wool a drug to us, and a monopoly to them; therefore the politick gentlemen of Ireland have depopulated vast tracts of the best land, for the feeding of sheep. <…>
I heard the late archbishop of Tuam mention a pleasant observation of some body's; that Ireland would never be happy, till a law were made for burning every thing that came from England, except their people and their coals.

  •  

Здесь кстати вспомнить о сказании из Овидия об Арахне и Палладе. Богиня услыхала о некоей Арахне, молодой девушке, прославившейся своим умением прясть и ткать. Они встретились и состязались друг с другом в этом мастерстве. Афина Паллада, увидя, что девушка почти сравнялась с ней в её собственном искусстве, преисполнилась гневом и завистью и уничтожила свою соперницу, превратив её в паука. Она осудила её прясть и ткать вечно, вытягивая нить из собственных внутренностей, и притом постоянно находиться в очень ограниченном пространстве. Признаюсь, что с детских лет мне всегда было жаль бедную Арахну, и я никогда не мог искренне полюбить богиню по причине такого её жестокого и несправедливого приговора, приговора, который, впрочем, полностью применяется Англией к нам, с присовокуплением мер ещё большей суровости и строгости. Ибо большая часть внутренностей и жизненно важных органов из нас уже вырваны и нам не разрешается даже свободно прясть из них нить и ткать сукно.
Писание учит, что угнетение превращает мудреца в безумца[1]. Отсюда естественно сделать вывод, что причина, почему некоторые люди не безумны, лежит только в том, что они не мудры. Всё же следует пожелать, чтобы пришло время, когда угнетение хоть немного научит дураков мудрости.

 

The fable in Ovid of Arachne and Pallas is to this purpose. The goddess had heard of one Arachne, a young virgin very famous for spinning and weaving: they both met upon a trial of skill; and Pallas finding herself almost equalled in her own art, stung with rage and envy, knocked her rival down, and turned her into a spider; enjoining her to spin and weave for ever out of her own bowels, and in a very narrow compass. I confess, that from a boy I always pitied poor Arachne, and could never heartily love the goddess, on account of so cruel and unjust a sentence; which however is fully executed upon us by England, with farther additions of rigour and severity; for the greatest part of our bowels and vitals is extracted, without allowing us the liberty of spinning and weaving them.
The Scripture tells us that oppression makes a wise man mad; therefore consequently speaking, the reason why some men are not mad, is because they are not wise: however it were to be wished, that oppression would in time teach a little wisdom to fools.

Перевод[править]

В. Метальников, 1955

О памфлете[править]

  •  

Термин «враг народа», будто случайно брошенный, — взрывчатая сила в нём. Народ? Но Англия отрицала наличие в Ирландии единого народа с общими интересами; для Англии население Ирландии было сборищем различных социальных, национальных и религиозных групп, разделённых хронической враждой. И поддержка этой вражды — основа английской политики в Ирландии! Была дерзким вызовом попытка применить к населению Ирландии термин — народ, а тем более призывать его к объединённому выступлению.

  Михаил Левидов, «Путешествие в некоторые отдалённые страны мысли и чувства Джонатана Свифта…», 1939

Примечания[править]

  1. Это мысль Свифта, ссылка ложная (В. Рак. Комментарии // Джонатан Свифт. Избранное. — Л.: Художественная литература, 1987. — С. 437.)