Преступление и наказание (комедия)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Преступле́ние и наказа́ние» — комедия Михаила Зощенко, написанная в 1935—1936 годах. Название представляет собой аллюзию на роман Фёдора Достоевского. Экранизирована в 1975 году в составе киноальманаха «Не может быть!».

Цитаты[править]

  •  

Горбушкин. Вообще говорю: за расхищениевысшая мера.
Жена. А чего ты расхищаешь-то? Подумаешь! Раз в год какое-нибудь гнильё принесёт и после этого газеты читать не может — ему высшая мера снится.
Горбушкин. Я вообще говорю. Вот, мол, говорю, вышел революционный декрет.
Жена. Декрет! Другие заведующие несут, несут, несут — ставить некуда.
Горбушкин. А я не несу — я, по-вашему, розы нюхаю? Дура какая. А это что? А это чего? А на тебе чего?

  •  

Жена. Ах, вы знаете… Да, да… арестован Григорий Иваныч.
Бананов. А-арес-тован… Как арестован?.. Ну… Я уж пойду тогда… Я думал совсем напротив. Я думал по делу… свидетель… Ох ты чёрт…
Жена. И что теперича делать — ума не приложу…
Бананов. Да, это у них бывает… Сначала, знаете, свидетель, а после и не свидетель… Это часто бывает… Ну, я пойду, пойду. Ох ты чёрт… (Поспешно уходит.)

  •  

Брат (в телефон). И картины. Чего? Чьих кистей? Каких кистей? Кистей? Кистей, кажись, нет. (Смотрит на картину.) Нету, картина без кистей. Ну, обыкновенная рама, и кистей, знаете, нету. Чего? А, это. (К сестре.) Он говорит: какие-то кисти.
Жена (сердито). Какие кисти? Нет у меня кистей.
Брат. Але. Кистей у вдовы нету. Чего? Ах, это. А-а. (К сестре.) Он говорит: чьих кистей? Ну, какие мастера?
Жена. Да какие кисти? Без кистей!
Сосед. Нет, это так прежние буржуазные классы гуманно выражались: чьи кисти. Кто, одним словом, картины красил? Смех, ей-богу.
Жена. А пёс их знает, кто их красил.

  •  

Брат. Фамильи. Он фамильи спрашивает. Только быстро отвечайте.
Жена. Ай, я не могу про это думать… Этот, как его, на «ой» фамилья. Или, погоди, на «ух»…
Сосед. Ахов? Чехов?
Брат (в телефон). На «ух» фамилья начинается.
Жена. Или, погоди, — на «ай».
Брат. На «ай» начинается. Айвазовский? Ну да, этот, Айвазовский. Одним словом, на одной картине чудная сухая берёзовая роща — метров сорок сухих берёзовых дров, а на другой, извиняюсь, простая вода. За рощу не меньше трёхсот, а за воду — сговоримся.

  •  

Сосед. А насчёт супруга вы оставьте беспокоиться. Я на это так завсегда гляжу. Меня, например, лично это никогда не пугает… Только бы, думаю, не высшую меру. Высшую меру я, действительно, с трудом переношу, а остальное как-нибудь утрясётся.

  •  

Брат. Деньги-то он, бродяга, уплатил? Чего он вам зубы заговаривает?
Сосед. Уплатил, уплатил. Не сомневайтесь. (Уходит.)

  •  

Брат. Давайте сюда деньги-то. Чего вам в руках держать-то.
Жена. Да ничего… Я бы подержала.