Сергей Александрович Калугин

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сергей Александрович Калугин
Sergey Kalugin.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Сергей Александрович Калугин (род. в 1967) — российский поэт, музыкант, автор песен.

Цитаты из песен[править]

Сергей Калугин
  • И я подбросил монету, сказав себе: «Зло и добро».
    Монета весело встала три раза подряд на ребро. («Туркестанский экспресс»)
  • Плачь, мы уходим отсюда — плачь,
    Небеса в ледяной круговерти;
    Только ветер Сияния — плачь,
    Ничего нет прекраснее смерти! («Радость моя…»)
  • Я в реестре призваний — очарованный странник,
    А не рыцарь, смотрящий вперёд… («Ефрейтор Расчёскин»)
  • Твоя ответственность безмерна — ты свободен. («Убить свою мать»)
  • Жизнь — от тьмы до тьмы качели…
    Жаль…
    Жаль! («Раковый корпус»)
  • Дан приказ отступать.
    В штабе жгут документы несбывшихся снов. («Присутствие»)
  • Кофе, трубка и Армагеддон:
    Неплохое начало для эры
    Любви без закона! («Армагеддон FM»)
  • Я готов был собакой стеречь её кров
    Ради счастья застыть под хозяйской рукой
    Ради права коснуться губами следов
    Мне оставленных узкою, лёгкой стопой («Восхождение Чёрной Луны»)
  • Ведь в этом мире мне нечего больше терять
    Кроме мёртвого чувства предельной вины («Восхождение Чёрной Луны»)
  • Вот так и Ты. Вот так и Ты, мой Бог
    В самом Себе беседуешь с Собою.
    Нет никого, кто не был бы Тобою -
    И Ты один. О, как Ты одинок! («Млечный Путь»)
  • Я свидетельством истинным,
    В Духе и в Сыне,
    Предлагаю вам повесть мою:
    Как подводная лодка
    В бескрайней пустыне
    Погибала в воздушном бою. («Das Boot»)
  • Она мечтала о слиянии энергий инь и янь,
    А вместо янь в соседней комнате валяется пьянь. («Это не жизнь»)
  • Мораль вывожу не за тем, чтоб смутить
    Пастушек, невинных бедняжек,
    Мне просто досадно по лугу бродить,
    Когда он лишился ромашек. («Пастушка Адель»)
  • Я вхожу в мастерскую, отбросив свой разум,
    Словно бремя одежды пред ночью любви.
    И мой мозг обнажён и очищен от грязи,
    Я свечусь изнутри, я как раб безотказен,
    Мною правит сегодня не сердце, но руки мои! («Абраксас»)
  • В странных широтах, за грозным экватором,
    Крест одинокий взывает к звездам.
    Вечное Солнце горит над Неаполем,
    Вечное Небо смеётся волнам… («Возвращение в Неаполь»)
  • Глупые подколы,
    Вечные приколы,
    Дутая начальника спесь.
    Сплетни про Агутина,
    Два портрета Путина.
    Мама, что я делаю здесь?! («Офис»)
  • Был бы точно он повешен,
    Но, по счастью, утонул. («Школа жизни»)
  • Раз не осталось живых,
    Значит мёртвые — встать! («Последний воин мёртвой земли»)
  • Словно крик в бредовом сне
    Над больной страною реет
    Цвет распоротых артерий —
    Цвет, оправданный вполне. («Побег»)
  • Кто сказал: «Казанова не знает любви» — тот не понял вопроса («Танец Казановы»)
  • Нет дороги назад — перекрыта и взорвана трасса,
    И не рвитесь из рук — время криво, и вряд ли право.
    Серный дым заклубился — скользим по кускам обгорелого мяса
    Вдоль багряных чертогов Властителя Века Сего. («Танец Казановы»)

Цитаты из стихов[править]

Из венка сонетов[править]

  • Мой голос тих. Я отыскал слова
    В пустых зрачках полночного покоя.
    Божественно пуста моя глава,
    И вне меня безмолвие пустое.
  • Я слышал крик и понимал со смехом -
    Слова мертвы. Моя душа мертва.
  • Над опьянённой ливнями землёй
    Царят седые призраки тумана,
    И вечер тих настолько, что порой
    Я слышу плач далёкой флейты Пана…
  • Агат Луны, томительно-туманен
    Скользит по перьям чёрного орла,
    Что распростёр, от грани и до грани
    Над миром исполинские крыла.
  • Мне не подняться в огненном потоке
    К пределам света, к сердцу бытия,
    Мой путь бесплоден, словно лития
    В устах давно забывшего о Боге.
  • Мой Бог! Ужель и мне предрешено
    Носить в веках подобием надкрылий
    Камзол в узорах бражников и лилий
    И пить больное лунное вино?
  • Я, как дитя, играю пустотой,
    Взметнувшейся к пределам осознанья…
  • За каждой гранью зримого пространства
    Проявлен полдень. Властвует покой,
    Лишь кружево стремительного танца
    Стрекозы расплетают над рекой…
  • Теперь я вижу только то, что вижу,
    И знаю только то, что знал всегда…

Из стихов разных лет[править]

  • Господь! Сколь безнадёжны все попытки
    Из Глубины приблизиться к Тебе.
    Средь многих прав, лишь право на ошибку
    Моей судьбой оправдано вполне…
  • Посмотри, это осень. И ветки дрожат,
    Ветром сполохи клёна вдоль улиц бросает…
  • Ткани обескровлены желанием,
    Неподвластным сердцу и уму,
    Мы бредём, разменивая знание
    На тропу, ведущую к Нему…

Мысли в прозе[править]

  • Представьте себе огромную душную комнату, набитую людьми. Из них кто-то потерял сознание и не шевелится, а кто-то ещё пытается прорваться к единственной открытой двери, у которой можно дышать. А в этой двери стоит человек и, портя от натуги воздух, никого не выпускает. В этой ситуации претензии этого человека на то, что к нему стекается народ и, значит, его любят; и на то, что он всё же даёт людям дышать; и его возмущения тем, что его всё время толкают, будут выглядеть, скажем так, не слишком достойно. Даже если знать, что в прошлом дверь прорублена именно этим человеком. (О политике «Нашего радио») [1]
  • Радио (…) обязано, в силу высочайшей ответственности людей, воздействующих на сознание миллионов, быть просветителем и миссионером. И если оно этого не делает, а сосёт деньги из отуплённого им слушателя — это должностное преступление, подобное преступлению врачей, торгующих органами пациентов. И достойно оно суда и тюрьмы. [2]
  • Огромное поколение людей, в юности слушавших рок, а сегодня загруженных работой, пребывает в уверенности, что достойной музыки в стране нет. Это именно те люди, что могли бы забить залы, обеспечив признание, нормальное существование и возможность профессионального роста для целой плеяды отечественных артистов, ныне прозябающих в безвестности. (…) И то, что этого не происходит, — целиком и полностью «заслуга» радийщиков в целом и «Нашего радио», в частности. В профессиональной цепочке «артист — звукозапись — информирование населения — концерт — продажа дисков — артист (новые возможности)» происходит постоянный сбой — из-за глупости, трусости и жадности работников радио и телевидения. И это и есть главная проблема русскоязычной рок-музыки, все остальные вытекают из неё. [3]
  • У меня здесь страшный парадокс — как пиит, я просто не могу не быть ленивым и неаккуратным, это моя суть — всё разбросать, забыть, не сделать, не заметить, опоздать, нажраться в неподходящий момент… Пииты — они такие, дикие индивидуалисты, не захотела левая пятка — и хоть трава не расти! Но музыкант себе этого категорически позволить не может, а я ведь ещё и музыкант! Тем паче — музыкант группы, группа — это высокотехнологическое производство, это нейрохирургия. [4]
  • Качество тракта (пути звука от дёрнутой струны до уха слушателя) определяется самым слабым звеном этого тракта. То есть, если всё у тебя прекрасно, но где-то затесался в тракт дешёвый приборчик, звучать ты будешь как этот самый приборчик. [5]
  • Когда к нам приезжает Pink Floyd, устраивает концерт на 20 000 человек и привозит с собой для этого аппарат чудовищной мощности — это делается с единственной целью: сделать чистый и красивый звук. Никогда этот аппарат не включают на всю катушку — если бы они это сделали хоть на секунду, мы бы получили 20 000 трупов зрителей. Плюс трупы самого Пинк Флойда. Звук чист и красив, когда аппарат задействован на 10-15 процентов своей действительной мощности. [6]