Сердце Зверя. Правда стали, ложь зеркал

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Се́рдце Зве́ря. Пра́вда ста́ли, ложь зерка́л» — первый том пятой книги из цикла «Отблески Этерны» писательницы Веры Камши. Главы романа называются по высшим арканам колоды Таро.

Цитаты[править]

Башня[править]

  •  

Чушь, что женщина должна искать поддержки у мужчины; поддерживать надо того, кому тяжелее.

  — Арлетта Савиньяк
  •  

Леденящие душу замыслы лучше всего лелеять в леденящую тело погоду.

  — Марсель Валмон
  •  

Мориски молчали. Даже корсары. Стояли, будто на смотре, и глядели на причал, на мешки, на галеру. Не улюлюкали, не кидали в осуждённых всякой дрянью, но и глаз не опускали. Так они служили своим Грозам, они всё время им служили — не хватались за обереги, когда припечёт, не поминали всуе, не откупались, а жили. Веруя и помня, что заповедано. Потому и бросали чужих клириков в море вместе с ызаргами. Не за иную веру — за предательство того, чему клялись и чего требовали от других. — описывая казнь магнусов Церкви после захвата Агариса морисками

  — Лоренцо Дерра-Пьяве
  •  

Нужно быть очень дурным королём, чтобы быть хуже очень хорошего Совета.

  — Ойген Райнштайнер
  •  

Бывает так, госпожа баронесса, что на тебя ополчится само мироздание. Не потому, что ты виновен или плох, и не потому, что ненавидят лично тебя. Просто мир устроен так, что тебе не жить, как ты того хочешь. Это плохо, страшно, несправедливо, но это не повод не жить вообще. Не повод ненавидеть всех, кому не больно. Не повод заползти под корягу и ждать, когда за тобой придут. И уж тем более не повод не быть собой! Мироздание — это ещё не мир, а предсказание — не судьба! То, что пытается нами играть, может отправляться хоть в Закат! Мы принадлежим не ему. Мы сами из себя создаём перламутр. Из боли, из раны, из занозы рождается неплохой жемчуг, сударыня, и он принадлежит нам, а не тому, что нас ранило. — пересказывает Мэллит слова Рокэ Алва, сказанные им Юстиниану Придду

  — Валентин Придд
  •  

Я беспокоюсь исключительно о благе Талига, и то лишь тогда, когда рядом нет того, кто делает это солидно.

  — Ротгер Вальдес.
  •  

Стать другим и сыграть сперва за него, потом — за себя. Честно, не подменяя карт. Чтобы подменить карты, нужна ловкость, чтобы кем-то стать — только разум, знание и расчёт… — размышляя о том, что будет делать вражеский командующий

  — Лионель Савиньяк
  •  

Пусть докладывают. Хоть бы и о том, что видно в любую трубу. Доклады наполняют некоторые существования смыслом. Пусть исполняют приказы — это придаёт уверенность. Смысл и уверенность — это счастье, хотя адъютанты и полковники о таком не задумываются. Он и сам не задумывался, пока подыгрывал Росио. Зачитать в нужное время письмо, проворонить неурочную встречу короля с супругой, сообщить о тайной депеше, обронить пару слов в соответствующем присутствии, даже обнажить шпагу… Это просто и иногда — весело, не то что, стоя на холме, гнать других на чужие мушкеты и ждать, ждать, ждать!

  — Лионель Савиньяк
  •  

Бурная молодость — отнюдь не залог достойной старости.

  — Лионель Савиньяк
  •  

Драться за вождя приятней, когда вождь рядом. Разумеется, если он не мешает.

  — Лионель Савиньяк
  •  

Чем хорош устав, так это тем, что ответит за тебя, когда не хватает слов.

  — Чарльз Давенпорт
  •  

Кто сказал, что раз сгоревшее не поджечь? Тот, кто не поднимал уставшие армии, а сидел всю жизнь у камина. И страдал.

  — Лионель Савиньяк
  •  

Быть уверенным в своих людях, удивляться не подвигам, а невыполненным приказам — это и значит быть маршалом.

  — Лионель Савиньяк

Алхимия[править]

  •  

В жестокое время надо смотреть не в прошлое, а по сторонам.

  — Марсель Валмон
  •  

На мерзавца можно полагаться в бо́льшей мере, чем на человека порядочного. Разумеется, если знать, с какого бока зайти. Если же мерзавец мёртв и, следовательно, в некотором смысле беспомощен, а его пороки живы, то он надёжней торского нефрита. — вспоминает одно из правил своего отца при общении с призраком Вальтазаром

  — Марсель Валмон
  •  

Непричинённое зло не существует, поэтому не причинивших его жалеть допустимо, особенно если они не слишком отвратительны и находятся в достойном сожаления положении.

  — Ойген Райнштайнер
  •  

Что чувствует мужчина, когда одинокая слабая женщина бросается в бой? Стыд и невозможность сидеть сложа руки.

  — Робер Эпинэ
  •  

Когда встречаешь дурака и поганца там, где ожидаешь его встретить, и впрямь ощущаешь лёгкость. Отправлять к Леворукому проще людей неприятных. Навозную муху или бешеного пса прикончить легко.

  — Рокэ Алва
  •  

Верность из невозможности измены — хоть мужчине, хоть знамени, хоть чести — стоит недорого.

  — Робер Эпинэ
  •  

Важнее спасения собственной души лишь спасение тех, кто тебе доверился.

  — Левий
  •  

Жизнь — величайший дар и величайший долг.

  — Левий
  •  

Жить нужно отнюдь не ради кого-то… Живущих «ради» лично мне хочется выпороть. Они унижают само бытие и ставят других в положение вечных должников. Правда, требующие гоганский процент за то, что ростовщики чувств человеческих называют любовью или дружбой, ещё опаснее.

  — Левий
  •  

Величия без ошибок и недостатков не бывает; это посредственность безупречна.

  — Август Штанцлер
  •  

То, что всё равно на исходе, лучше погасить самому и сразу.

  — Рокэ Алва
  •  

Ненависть, жадность, зависть, они могут убить. Это не страшно, но любовь, она ранит… И с этой раной нужно жить. Годы…

  — Катарина Оллар
  •  

Спасать душу нужно до некоего предела, потом следует спасать мир от не спасённых по тем или иным причинам душ. Если надо, применяя не одобряемые святыми методы и беря грех уже на собственную душу. И грех этот — уже не твоё дело, но Создателя. Придёт время — ответишь перед ним, а пока не пришло, оставь себя в покое.

  — Левий

Император[править]

  •  

Слёзы держат мужчин сильнее цепей…

  — Гудрун
  •  

Жечь книги и насиловать — значит признаваться в собственном бессилии. В том, что тебе не опровергнуть написанное и не добиться любви.

  — Рокэ Алва
  •  

В доме тех, кто воюет, писем ждут всегда. Ждут и боятся.

  — Арлетта Савиньяк
  •  

— Рокэ, кто её мать? Где она сейчас?
— Как-то не задумывался.
— Только швырял драгоценности. — За деланую усмешку следовало бы надавать себе пощёчин! — Я никогда не спрашивала, потому что знала — Арно любил меня и только меня, всё прочее — ошибки, слабость, выпивка, если угодно, но я хочу знать, кто она была!
— Кто она была? — переспросил Росио. Он, спокойно говоривший о самом диком, казался растерянным. — Я слишком засиделся в Нохе. Ничто так не отупляет, как безделье…
— Просто ты — мужчина и при этом не муж, не отец и даже не брат. Ты забираешься к дамам в окна, затем — в постель, утром прощаешься и забываешь. Ты, не дамы! Будь у тебя жена, она бы рано или поздно начала спрашивать. Только вряд ли тебя.

  — Арлетта Савиньяк, Рокэ Алва
  •  

В мире много того, что нам не понять. Иногда оно нас задевает. Может помочь, может напугать, может даже прикончить… Любая кормилица знает уйму сказок, которые были правдой, только побеждаем мы сами и проигрываем тоже сами, что бы нам ни снилось…

  — Робер Эпинэ

Колесо Фортуны[править]

  •  

Ходить, задрав подбородок, и молчать — не значит не чувствовать.

  — Жермон Ариго
  •  

Ваш приятель — избранник, только не Кэртианы, а страха собственной слабости. Выросший с этим страхом жаждет стать самым большим, самым сильным, самым жестоким или хотя бы самым подлым и хитрым. Чтобы напасть первым и съесть прежде, чем съедят его. — в образе Рамиро Алва про Альдо Ракана

  — Рокэ Алва

Источники[править]