Трилогия (Сорокин)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Трилогия» или «Ледяная трилогия» романов Владимира Сорокина «Лёд» (2002), «Путь Бро» (2004), «23000» (2005).

23000[править]

  •  

Покидая наш мир не по своей воле, человек образует в нём дыру. Потому что его вырывают отсюда насильственно, как зуб. <…> Убивали пустышек, как они нас называют, только в России. В сталинское время, когда был Большой террор, и позже, когда террор был Маленький. Там Братство не опасалось за метафизические дыры после смерти отдельных личностей.
— Почему?
— Потому что Россия — это единая метафизическая дыра. — Отбой

  •  

… Братство берегло энергию сердец для Великого Преображения. И лишь двое из 29 — Храм и Горн — не восседали в креслах, а покоились в ваннах из толстого стекла. Ослабевшие и состарившиеся тела их были погружены в молоко высокогорных яков, смешанное со спермой молодых мясных машин. Только их лица, измождённые Великой Работой и испещренные бесчисленными морщинами, виднелись над белой поверхностью. — Треть мясных суток

О романе
  •  

«23000» отличается от «Льда» и «Пути Бро», как один и тот же кадр на экране мобильного телефона и гигантского монитора. Роман не может не впечатлить резкостью, удивительным количеством подробностей. Видно, что за все эти годы автор досконально изучил быт и повадки Братьев и теперь докладывает обо всём предельно квалифицированно. <…>
Непонятно, что помешало Сорокину пересказать биографии всех 23000 братьев Света — тем более что оставалось ему совсем немного.[1]

  Лев Данилкин, 2006

О трилогии[править]

  •  

… это общечеловеческая, интернациональная история. <…> Скорее это утопия, хотя можно сказать — и антиутопия. Это попытка взглянуть на историю XX века с неожиданного ракурса.[2]

  — Владимир Сорокин, интервью, 2012
  •  

Новые романы Сорокина — плод окончательного разочарования писателя в своём инструменте, в литературе. Виртуоз стилевой мимикрии, он исчерпал возможности словесной пластики и отказался от неё. <…> эта эпопея <…> написана предельно стёртым, «никаким», языком, что на фоне предыдущих изысков кажется демонстративным «минус приёмом». Решив быть внятным, Сорокин ясно пересказал всё то, что раньше говорил обиняками.[3][4]

  Александр Генис, 2004
  •  

Кризис постмодернизма обернулся поиском Новой Тотальности и, как следствие, культом Мифа, Традиции, Конспирологии, Великой Эзотерической Тайны. Дискурсы, казалось бы давно забытые и дискредитированные, оказались в наше время мощным мифообразующим ресурсом для тех представителей культуры, которых ни капельки не удовлетворял «конец истории». <…> Мощный культ фэнтези в массовой культуре тоже выражает тоску по Мифу. Конечно, мимо всей этой неомифологической волны не мог пройти и Сорокин. <…> Но невозможно генерировать Миф с помощью старых постструктуралистских техник, которые помогали Сорокину генерировать Литературу. Теперь ему приходится перевоплотиться в «настоящего писателя», с настоящим авторским голосом и неконвенциональным отношением к тексту. Такой писатель должен уметь перевоплощаться в героев, производить пафос и катарсис.[5][4]

  Псой Короленко, 2004
  •  

Ледяная «Трилогия», тупиковый путь развития, стилистический аппендикс и дань традиционной повествовательной манере, отменяется Сорокиным как тот самый изнасилованный XX век.
«Днём опричника» Сорокин возвращается на пути самостийного оригинального развития.

  Дмитрий Бавильский, «„Мёртвые души“ на новорусский лад», 2006
  •  

… Сорокин чрезвычайно эффективный разрушитель чужих мировоззренческих систем или стилистик. Сорокин, увы, иногда не умеет остановиться и начинает сооружать нечто собственное, но получается, как правило, велосипед (говорю прежде всего о «ледовой» трилогии).[6]

  Дмитрий Быков, «Витина пустынь», 2009

Примечания[править]

  1. Афиша, 11.01.2006.
  2. Владимир Сорокин: «Гротеск стал нашим главным воздухом» // Colta, 15 ноября 2012
  3. Новый роман Владимира Сорокина "Путь Бро" // Радио Свобода, 8 сентября 2004.
  4. 4,0 4,1 Глава пятнадцатая: Аллегория литературоцентризма // Липовецкий М. Паралогии: Трансформации (пост)модернистского дискурса в русской культуре 1920—2000 годов / Марк Липовецкий. — М.: Новое литературное обозрение, 2008. — 848 с.
  5. Владимир Сорокин. «Путь Бро» // Полит.ру, 21 сентября 2004.
  6. GZT.RU, 22.10.2009.