Феликс Эдмундович Дзержинский

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Фе́ликс Эдму́ндович Дзержи́нский (польск. Feliks Dzierżyński; прозвища Желе́зный Фе́ликс, ФД; 1877—1926) — революционер, по происхождению польский дворянин, советский государственный деятель, глава ряда наркоматов, основатель ВЧК.

О государстве[править]

Феликс Дзержинский

Из предсмертной речи, 20 июля 1926:

  • Чтобы государство не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов. Неудержимое раздутие штатов, чудовищная бюрократизация всякого дела — горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность, характеризующая наш так называемый «хозрасчёт», преступления, перекачивающие госимущество в частные карманы.
  • Если вы посмотрите на весь наш аппарат, на всю нашу систему управления, если вы посмотрите на наш неслыханный бюрократизм, на нашу неслыханную возню со всевозможными согласованиями, то от всего этого я прихожу прямо в ужас. Я не раз приходил к Председателю СТО и Совнаркома и говорил: дайте мне отставку! Нельзя так работать!

[1]

  • Вести экономическое строительство нужно под таким углом зрения, чтобы СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, превратить в страну, производящую машины и оборудование… широко внедрить в производство достижения научно-технического прогресса. Если эта работа не будет вестись, нам угрожает закрытие наших заводов и рабство заграничному капиталу. Если мы теперь деревянная, лапотная Россия, то мы должны стать металлической Россией.

[2]

  • Я не проповедаю, что мы должны изолироваться от заграницы. Это совершенный абсурд. Но мы обязаны создать благоприятный режим развития тех отраслей, которые жизненно необходимы и в которых мы можем конкурировать с ними (1925 год председатель ВСНХ)[3]
  • За последнее время политика очень часто пахнет нефтью, а нефть — политикой. (1926 год)

О детях[править]

  • Страх не научит детей отличать добро от зла; кто боится боли, тот всегда поддастся злу.
  • Надо воспитывать в детях любовь к людям, а не к самому себе. А для этого самим родителям надо любить людей.
  • Родители не понимают, как много вреда они причиняют своим детям, когда, пользуясь своей родительской властью, хотят навязать им свои убеждения и взгляды на жизнь.
  • Любовь — творец всего доброго, возвышенного, сильного, теплого и светлого.
  • Исправить может только такое средство, которое заставит виновного осознать, что он поступил плохо, что надо жить и поступать иначе. Розга же действует лишь короткое время; когда дети подрастают и перестают бояться ее, вместе с ней исчезает и совесть.
  • Любовь к ребенку, как и всякая великая любовь, становится творчеством и может дать ребенку прочное, истинное счастье, когда она усиливает размах жизни любящего, делает из него полноценного человека, а не превращает любимое существо в идола.
  • Огромная задача стоит перед вами: воспитать и сформировать души ваших детей. Будьте зорки! Ибо вина или заслуга детей в огромной степени ложится на голову и совесть родителей.
  • Ребёнок умеет любить того, кто его любит, — и его можно воспитывать только любовью.

[4]

О жизни[править]

  • Где есть любовь, там нет страдания, которое могло бы сломить человека. Настоящее несчастье — это эгоизм. Если любить только себя, то с приходом тяжелых жизненных испытаний человек проклинает свою судьбу и переживает страшные муки. А где есть любовь и забота о других, там нет отчаяния…
  • Кто боиться боли, тот всегда поддается злу.
  • Человек только тогда может сочувствовать общественному несчастью, если он сочувствует какому-либо конкретному несчастью каждого отдельного человека.
  • Счастье — это не жизнь без забот и печалей, счастье — это состояние души.
  • Там, где любовь, там должно быть и доверие.
  • Тот, у кого есть идея и кто жив, не может быть бесполезным, разве только сам отречется от своей идеи.
  • Жить — разве это не значит питать несокрушимую веру в победу?

Об органах[править]

  • Чекистом может быть лишь человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками.
  • Служить в органах могут или святые, или подлецы.
  • Тот, кто станет жестоким и чье сердце останется бесчувственным по отношению к заключенным, должен уйти отсюда. Здесь, как ни в каком другом месте, нужно быть добрым и благородным.
  • «Худший враг не мог бы нам столько вреда принести, сколько он принес своими кошмарными расправами, расстрелами, предоставлением солдатам права грабежа городов и сел. Все это он проделывал от имени нашей советской власти, восстанавливая против нас все население. Грабеж и насилие — это была сознательная военная тактика, которая, давая нам мимолетный успех, несла в результате поражение и позор». Дзержинский о эсере Михаиле Муравьёве, апрель 1918 года.

О революционной борьбе[править]

  • Отдохнём товарищи в тюрьме.
  • Отсутствие у вас судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка.

[5]