Фрайди

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

«Фрайди»[1] (англ. Friday, «Пятница») (альтернативные названия «Пятница, которая убивает»[1], «Меня зовут Фрайди»[2]) — фантастический роман американского фантаста Роберта Хайнлайна, написанный в 1982 году.

Цитаты[править]

  •  

…со всеми этими правительствами, которые давят на вас, где только могут и чем только могут, со всеми их компьютерами, следящими глазами и ещё сотней способов электронного надзора, каждая свободная личность просто морально обязана бороться — не давать дверям подземок захлопнуться, держать окна зашторенными и пичкать компьютеры дезинформацией. Ведь компьютеры — тупы и ограничены, электронные досье — на самом деле вовсе не досье… Нельзя упускать случая одурачить эту систему. Если не можете увернуться от налога, заплатите чуть больше, чтобы сбить с толку компьютер, — переставьте цифры местами… Ну, и так далее. — 1

  •  

Когда тонет корабль, некогда думать о гардинах в кают-компании. — 3

  •  

Самый дорогой товар — сила разума. Лишь она представляет собой истинную ценность. Любая организация, любая структура может оказаться бесполезной, беспомощной и представлять опасность для себя самой, если аккуратно и последовательно заменить лучшие её мозги на тупые и неповоротливые. потребовалось лишь несколько тщательно спланированных «несчастных случаев», чтобы превратить огромную прусскую военную машину в слепое и беспомощное чудовище. Но это выяснилось, лишь когда война была в разгаре, потому что до разгара схватки тупицы выглядят точно так же, как и гении. — 4

  •  

Мать моя пробирка, а скальпель — мой отец. — 4

  •  

Ну где ещё получишь столько веселья, при этом не раздеваясь? — 5

  •  

Образование и падение бывших Соединенных Штатов Северной Америки произошло отчасти благодаря серии убийств. — 5

  •  

Следующие семнадцать лет я буду выплачивать 858 новозеландских долларов и 13 центов ежемесячно… За что? Я не смогу жить дома, пока не выплачу все, потому что для ежемесячных взносов я должна работать. Так за что же тогда? Не за секс, это точно. Как я говорила капитану Тормею, секс можно найти где угодно — глупо платить за это. Наверное, за честь окунать руки в воду для мытья посуды, так я думаю. За возможность кататься по полу с детьми и щенками так, чтобы тряслись стены. За теплое чувство, что, где бы я не была, на этой планете есть место, где я могу все это делать по праву, потому что я часть этого. — 6

  •  

Мужское тщеславие — добродетель, а не порок. Если его направить в нужное русло, с мужчинами легко и приятно иметь дело. — 6

  •  

Викки в очередной раз принялась «доказывать», насколько она свободна от всяких расовых предрассудков, демонстрируя эти самые предрассудки всякий раз, как только открывала рот. — 7

  •  

Но я показала ему свое превосходство в силе — там, где у мужчины есть все основания считать себя выше. Я врезала ему прямо по его мужской гордости… Никогда не бейте мужика по яйцам, если только не решили для себя, что через секунду вы его убьёте. Никогда! Даже в переносном смысле… Нет, особенно в переносном смысле. — 8

  •  

Если лошадь не берёт барьер, пристрели лошадь. Продолжай дальше в том же духе и в конце концов ты найдешь лошадь, которая возьмет барьер. Если у тебя не кончатся лошади. Это особый вид псевдологики, с помощью которой большинство людей лезет в политику. И это заставляет порой сомневаться в том, что человечеством вообще можно управлять с помощью любой системы правительств. — 11

  •  

…политические дебаты никогда не иссякают сами по себе, пока их не оборвет что-то извне. — 11

  •  

Я опустила тело на ковер и положила пистолет рядом, механически отметив, что это — «Рэйтон-505», которым можно было уложить мамонта… Интересно, почему люди с маленькими душонками всегда обожают большой калибр? — 13

  •  

Всё самое важное было у него в карманах пиджака — бумажник, <…> удостоверения, деньги, кредитные карточки — словом, вся дребедень, без которой современный человек не может ощущать себя живым. — 13

  •  

Украсть лодку? Голову даю на отсечение — стоит появиться в этом пространстве любой лодчонке, и она немедленно нарвётся на прожектор, и, если не назовет нужный пароль, её тут же угостят лазером, а с лазером не поспоришь. Во всяком случае я с ним в спор не вступаю, потому что ему ни глазки не состроишь, ни взятку не сунешь, и… я выкинула это из головы. — 13

  •  

Никто не разбирается хорошо в калифорнийской политике, включая и калифорнийских политиканов. — 15

  •  

Однако калифорнийцы[3] не ограничиваются выборами, перевыборами, отзывами и (иногда) линчеванием своих представителей власти, они ещё обожают принимать законы. На каждых выборах баллотируется гораздо больше законов, чем кандидатов. Провинциальные и национальные представители обладают порой здравым смыслом — во всяком случае меня уверяли, что типичный калифорнийский законник снимет свое предложение, если вы сумеете доказать ему, что дважды два — не три и не пять, независимо от того, сколько избирателей проголосовали за это. Но подлинные законники («инициативные группы») не принимают во внимание подобные «мелочи». — 15

  •  

... демократия <…> в умеренных дозах и разумных пределах кажется мне вполне нормальным делом. — 15

  •  

Глас народа — глас Божий. Лично я не вижу в этом ничего страшного. Это не стоит ни гроша и всем доставляет много радости (за исключением нескольких здравомыслящих людей, которых, впрочем, можно пересчитать по пальцам). — 15

  •  

... я постаралась как следует пошевелить мозгами – это немного труднее, чем шевелить мускулами, но зато не вызывает никакого шума и съедает меньше калорий. Кстати, эта способность – единственное, что отличает нас от обезьян, правда, ненамного. — 20

  •  

Твёрдая тирания такое же редкое явление, как процветающая демократия. — 21

  •  

Французский язык больше подходит для лирических стихов, чем английский, — чтобы извлекать красоту из английского, нужен как минимум Эдгар Аллан По. Немецкий же вовсе не годится для поэзии, причем настолько, что переводы звучат лучше, чем оригиналы. В этом, конечно, не виноваты ни Гёте, ни Гейне — сам язык уж больно противный. Испанский — настолько музыкален, что реклама пудры звучит на нем более поэтично, чем самые лирические строки на английском. Испанский язык сам по себе так красив, что стихи на нем звучат даже лучше, если читатель не знает испанского и не понимает смысла. — 22

  •  

умирающая культура всегда отмечена личной грубостью каждого её представителя. Дурные манеры, нежелание хоть в чем-то уступить другому. Утрата элементарной вежливости и хороших манер гораздо более симптоматична, чем какой-то заговор. — 23

  •  

Думаю, ты обладаешь иммунитетом к религии. Если нет, я могу тебе тут помочь не больше, чем, скажем, в пристрастии к наркотику. Религия иногда бывает источником счастья, а я не могу лишать кого-либо счастья. Но это удобство подходит слабым, а не сильным, что же касается тебя, то ты – сильна. Главная беда с религией – любой религией – состоит в том, что подверженный ей принимает определенные положения на веру, а следовательно, не может судить о них беспристрастно, исходя из реальности. Можно греться возле тепленького огонька веры, а можно сделать другой выбор и жить в зыбкой неуверенности реальности, но невозможно обладать и тем и другим. — 24

  •  

…секс — лучший из транквилизаторов и в отличие от медицинских препаратов очень полезен для здоровья. — 24

  •  

Лас-Вегас — это большой цирк; три дня в нем весело, на четвёртый — наступает похмелье. Сначала я там наслаждалась, но, пересмотрев все шоу, слегка одурела от света, музыки, шума и грохота. Четыре дня в Вегасе — уже многовато. — 25

Перевод[править]

Ф. Б. Сарнов, 1992

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 в переводе Ф. Б. Сарнова
  2. в переводе Н. Сосновской
  3. жители Калифорнийской Конфедерации