Харлан Эллисон

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Харлан Эллисон (англ. Harlan Jay Ellison, родился в 1934 году) — известный американский писатель-фантаст.

Цитаты[править]

  •  

Любовь — ни что иное, как «секс» с орфографической ошибкой. — менее точный вариант: Любовь — это ошибка в слове «секс».

 

Love Ain't Nothing But Sex Misspelled.

  — заглавие авторского сборника рассказов 1968 года[1]
  •  

Новая волна — такой же миф, как и Старая волна, если только мы не примем постулат, что Старая волна сформировалась во времена Аристофана и её вершиной является, скажем, Рэндалл Гаррет. — предисловие к антологии Again, Dangerous Visions (1972)

 

The New Wave is as much myth as The Old Wave, unless we choose to postulate The Old Wave as forming back around the time of Aristophanes and cresting out with, say, Randall Garrett.[2]

  — «Наступление новых мечтателей», 1971
  •  

Урсула Ле Гуин <…> остроумна, сильна, решительна и чутка, мудра, знающа, спокойна и наэлектризованна, она как серафим, милостива, сангвинична и здравомысляща. Без ущерба для лучших проявлений женственности, которая доминирует в группе не таких уж незначительных сильных сторон её личности; это Урсула Ле Гуин, и в качестве модели она, я уверен, является образцом для подражания либератионисток. Короче говоря, она как динамит.

 

... Ursula Le Guin <…> is witty, strong, emphatic and empathic, wise, knowledgeable, easygoing and electric, seraphic, gracious, sanguine and sane. Without sacrificing the finest scintilla of femininity she dominates a group with her not inconsiderable strengths as an individual; it is Ursula Le Guin, as a model, I'm sure, women's liberationists are most striving to emulate. In short, she's dynamite.[3]

  — предисловие к 1-му изданию романа «Слово для «леса» и «мира» одно», 1972
  •  

В душе все мы завидуем Достоевскому, Марку Твену и Шекспиру. Не только потому, что они первыми застолбили так много всего, что мы вынуждены у них красть, иначе все наши произведения развалятся, но потому, что они делали это настолько хорошо, что купили себе билет в будущее.[4]

  — предисловие к повести «Парень и его пёс», 1997
  •  

Многогранность, неистощимость на выдумку, логичность и склонность к юмору, а также истинное мифотворчество превратили Роджера Желязны не просто в писателя-фантаста, а в Писателя с большой буквы.[5]

Из художественных произведений[править]

  •  

Его Превосходительство Сэр Пуш, Архиепископ Акционерной Компании Единственной Истинной Святыни Бога... — перевод: Н. Гузнинов, 1993 («Убийца миров»)

  — «Планеты под расправу», 1968
  •  

Я всегда считал шпионаж обоюдоострым оружием. Обычно он бьёт одновременно по обеим заинтересованным сторонам.

  — «Планеты под расправу»

Об Эллисоне[править]

  •  

Льюис Кэрролл двадцатого века[6]

  — распространённый эпитет
  •  

Он <…> яркий, навязчивый, раздражающий, надоедливый, весёлый, нелогичный, непоследовательный, непредсказуемый и ещё чёрт знает какой писатель. — предисловие к авторскому сборнику Эллисона «У меня нет рта, а я хочу кричать»

 

He is <…> colorful, intrusive, abrasive, irritating, hilarious, illogical, inconsistent, unpredictable, and one hell of a writer.[7]

  Теодор Старджон, 1967
  •  

За последние годы в западной литературе утвердилась мысль о том, что научную фантастику пора освободить от эпитета «научная». Некоторые литературные течения в Америке, возглавляемые небезызвестным Г. Эллисоном, в своём стремлении обрести «чистую», «дистиллированную» фантастику идут ещё дальше: заявляют о тормозящем влиянии науки на фантастический жанр. Чем же должна быть фантастика в представлении сторонников её «сверхчистоты»! Ирреальным, полубезумным отражением мира в человеческом «я».
Но против подобных попыток погрузиться в океан химер и безумий великолепно сказано было ещё в древности: «Мудрость безумного — на краю мира; мудрость разумного — перед глазами его»[8].

  Иван Ефремов, «Интервью из Академии Горя и Радости», 1971
  •  

Имя Эллисона тесно связано с зарождением и (временным) триумфом американской «Новой Волны», лучшие образцы которой он сам и представил в знаменитой серии объёмных, субъективно подобранных, но безусловно «взрывообразных», антологий — «Опасные видения» (1967); «Снова опасные видения» (1972); заключительный том — «Последние опасные видения» — был заявлен в середине 1970-х гг., но <…> так и не нашел издателя. Собственное творчество Эллисона, ограниченное почти исключительно произведениями короткой формы, представляет собой уникальную смесь «твёрдой» (естественнонаучной), «мягкой» (гуманитарной), абсурдистской, сатирической и всевозможных других разновидностей НФ; вместе с подобной разносторонностью интересов Эллисон один из немногих в американской НФ обладает собственным писательским «голосом», который трудно спутать с чьим-либо ещё.
Как правило, его отличает отточенное литературное мастерство, редкая в жанре НФ психологическая обрисовка характеров; многие рассказы писателя заведомо нацелены на шок и эпатаж, Эллисон настроен агрессивно не только по отношению к окружающему миру, но при случае безжалостно расправляется с очередным неписанным табу или традицией жанра НФ (впрочем, это «бунтарство» имеет свои границы, что подтверждается рекордным числом высших премий, редко присуждаемых слишком вызывающим работам).[9]

  Вл. Гаков, «Энциклопедия фантастики. Кто есть кто», 1995
  •  

Эллисон является одним из сравнительно немногих писателей своего поколения, которые постоянно и беспристрастно имеют дело с турбулентной сложностью современного американского города (аспект, который был активно задействован в жанре лишь десятилетием спустя — движением киберпанка).<…>
... то, что можно назвать эллисоновским пафосом о печали и ярости мужчины и женщины, любовников, жертв, потребителей: полностью одиноких в раненом мире. <…>
В <1990-х> он всё чаще направляет свою большую писательскую энергию на создание притчи после притчи — лишь некоторые из них выражают что-либо, как обычные идиомы нф, — они осветили последние годы века, иногда зловеще, всегда с подлинной и искупительной болью.

 

Ellison is one of the relatively few writers of his generation to deal constantly and impassionedly with the turbulent complexities of the modern American City (an engagement that would only significantly be furthered in the genre, decades later, by the Cyberpunk movement). <…>
... what might be called an Ellisonian pathos about the sadness and rage of men and women, lovers, victims, users: solitaries all, in a gashed world. <…>
He increasingly engaged his large energies as a writer in creating parable after parable — only some of them couched in anything like a conventional sf idiom — that illuminate the late years of the century, sometimes luridly, always with a genuine and redeeming pain.[10]

  Джон Клют, Энциклопедия научной фантастики

Статьи о произведениях[править]

Примечания[править]

  1. «Love Ain't Nothing But Sex Misspelled» в «Лаборатории фантастики»
  2. Harlan Ellison, An Assault of New Dreamers // Again, Dangerous Visions ed. by Harlan Ellison, Doubleday, 1972, p. xi-xvi.
  3. Harlan Ellison, Introduction to The Word for World Is Forest // Again, Dangerous Visions ed. by Harlan Ellison, Doubleday, 1972, p. 26-31.
  4. Харлан Эллисон. Парень с собакой // Миры Харлана Эллисона. Том 3. Контракты души. — Рига: Полярис, 1997. — С. 209.
  5. Роджер Желязны. Не приходи ко мне зимою снежной. — СПб.: Нева, М.: Олма-пресс, 2001. — Серия: Имена ЗФ. — оборот книги.
  6. Миры Харлана Эллисона. Т. 1-3. — Рига: Полярис, 1997. — обороты книг.
  7. Theodore Sturgeon, Introduction: The Mover, the Shaker // Harlan Ellison, I Have No Mouth and I Must Scream, Pyramid Books, 1967, p. 9-12.
  8. Книга Притчей Соломоновых 17:24
  9. Эллисон (Ellison), Харлан // Энциклопедия фантастики. Кто есть кто / под ред. Вл. Гакова. — Минск: Галаксиас, 1995.
  10. Ellison, Harlan // SFE: The Encyclopedia of Science Fiction, online edition, 2011—.