Чёрная стрела

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Чёрная стрела. Повесть из времён войны Алой и Белой розы» (англ. The Black Arrow: A Tale of the Two Roses) — исторический приключенческий роман Роберта Льюиса Стивенсона. Впервые опубликован в 1883 году в виде серии рассказов «Истории тэнстоллского леса» («A Tale of Tunstall Forest»), в одном томе — через 5 лет. Был экранизирован в 1985 году.

Цитаты[править]

  •  

— Когда бароны воюют, крестьяне едят корни и траву. — пролог

 

“If the barons live at war, ploughfolk must eat roots.”

  •  

— Бунт, Беннет, никогда не начинается снизу, — все здравомыслящие летописцы сходятся в этом. Бунт всегда идет сверху вниз; когда Дики, Томы и Гарри хватаются за свои алебарды, влядись внимательно и увидишь, кому из лордов это выгодно. — пролог

 

“There cometh never any rising, Bennet, from below—so all judicious chroniclers concord in their opinion; but rebellion travelleth ever downward from above; and when Dick, Tom, and Harry take them to their bills, look ever narrowly to see what lord is profited thereby.”

  •  

Четыре я стрелы пущу,
И четверым я отомщу,
Злодеям гнусным четверым,
Старинным недругам моим.
Одной стрелы уж нет — пронзен
Злой Эппльярд, и умер он.
Стрела вторая ищет встреч
С тобою, мастер Беннет Хэтч.
Третьей стреле сэр Оливер мил,
Что Гарри Шелтона убил.
Сэр Дэниэл, исчадье зла,
Тебе четвертая стрела!
Они черны и до конца
Вонзятся в черные сердца!
Они без промаха летят
И никого не пощадят.
Джон Мщу-за-всех
из Зелёного леса
и его весёлые товарищи.
Кстати, у нас в запасе есть стрелы и хорошие пеньковые верёвки для всех ваших сторонников. — пролог

 

“I had four blak arrows under my belt,
Four for the greefs that I have felt,
Four for the nomber of ill menne
That have opressid me now and then.

One is gone; one is wele sped;
Old Apulyaird is ded.

One is for Maister Bennet Hatch,
That burned Grimstone, walls and thatch.

One for Sir Oliver Oates,
That cut Sir Harry Shelton’s throat.

Sir Daniel, ye shull have the fourt;
We shall think it fair sport.

Ye shull each have your own part,
A blak arrow in each blak heart.
Get ye to your knees for to pray:
Ye are ded theeves, by yea and nay!
“Jon Amend-all
of the Green Wood,
And his jolly fellaweship.
“Item, we have mo arrowes and goode hempen cord for otheres of your following.”

Книга I[править]

  •  

— Я буду сидеть тут, в Кэттли, до тех пор, пока не станет ясно, кто победит в этом сражении, и тогда присоединюсь к победителю. Не говори, что это трусость, Дик; это — всего лишь благоразумие. Наше несчастное государство измучено бунтами, король то на троне, то в тюрьме, и никто не может знать, что будет завтра. Пустомели и Ветрогоны сражаются на одной стороне или на другой, а лорд Здравый Смысл сидит и выжидает. — глава I

 

“I lie in Kettley till I have sure tidings of the war, and then ride to join me with the conqueror. Cry not on cowardice; it is but wisdom, Dick; for this poor realm so tosseth with rebellion, and the king’s name and custody so changeth hands, that no man may be certain of the morrow. Toss-pot and Shuttle-wit run in, but my Lord Good-Counsel sits o’ one side, waiting.”

  •  

— И, пожалуйста, поторопитесь, потому что нужно скакать во весь опор к Райзингэму. На пути мы повстречали гонца, бешено мчавшегося с письмами; он сообщил нам, что милорду Райзингэму грозит поражение и он ждет от нас помощи.
— Как ты сказал? Грозит поражение? — переспросил рыцарь. — Ну нет, тогда мы будем во весь опор сидеть здесь, добрый Ричард. В нашем несчастном английском королевстве кто тише едет, тот дальше будет. — глава I

 

“And please you farther, ye were best make all speed to Risingham; for on the way hither we encountered one riding furiously with letters, and by his report, my Lord of Risingham was sore bested, and lacked exceedingly your presence.”
“How say you? Sore bested?” returned the knight. “Nay, then, we will make speed sitting down, good Richard. As the world goes in this poor realm of England, he that rides softliest rides surest.”

  •  

— Даже кошке разрешается смотреть на короля. — глава III

 

“A cat may look at a king.”

Книга II[править]

  •  

— Какая польза в раскаянии, если ты не хочешь исправить сделанное тобою зло? А исповедь без раскаяния не стоит ничего. — глава I

 

“For of what avail is penitence, an ye have no mind to right those wrongs ye had a hand in? and without penitence, confession is but mockery.”

  •  

— ... в открытой войне у каждого одинаковый шанс на победу. — глава V

 

“… when war is open, there is a fair chance for all.”

Книга III[править]

  •  

И наконец кто-то с подлинным вдохновением труса крикнул то, что кричат при всех поражениях:
— Измена! — глава V

 

… with the true instinct of the coward, raised that inevitable report on all retreats: “We are betrayed!”

Книга V[править]

  •  

— Я и сам не знаю, из-за чего я сражался! — вскричал Дик — Но так уж водится в английском королевстве, что если бедный джентльмен не сражается на одной стороне, он непременно должен сражаться на другой. Он не может не сражаться, это противоестественно.
— Тот, у кого нет своих убеждений, не должен вытаскивать меча из ножен, — ответила молодая девушка. — Вы, случайно принимающий участие в битве, — чем вы лучше мясника? Войну облагораживает только цель, а вы, сражавшийся без цели, опозорили её. — глава V

 

“Nay,” cried Dick, “I know not. But as the realm of England goes, if that a poor gentleman fight not upon the one side, perforce he must fight upon the other. He may not stand alone; ’tis not in nature.”
“They that have no judgment should not draw the sword,” replied the young lady. “Ye that fight but for a hazard, what are ye but a butcher? War is but noble by the cause, and y’ have disgraced it.”

  •  

… они бодро шли по замёрзшему снегу, озарённому весёлым лунным сиянием. — глава VI

 

… they now marched with a very good spirit in the frozen snow, and under the exhilarating lustre of the moon.

  •  

— Милорд герцог, — сказала Алисия, — если это человек честный и прямой...
Тут она растерялась, и язык прилип к её гортани.
— Он прямой, сударыня, — спокойно сказал Ричард. — Я единственный горбун во всей армии; все остальные сложены хорошо. — глава VIII

 

“My lord duke,” said Alicia, “so as the man is straight—” And there, in a perfect consternation, the voice died on her tongue.
“He is straight, my mistress,” replied Richard, calmly. “I am the only crookback of my party; we are else passably well shapen.”

  •  

С тех пор грязь и кровь этой буйной эпохи текла в стороне от них. — глава VIII

 

Thenceforth the dust and blood of that unruly epoch passed them by.

Перевод[править]

Н. К. Чуковский, М. Н. Чуковская, 1957

О романе[править]

  •  

«Чёрная стрела» — наиболее живая картина времён средневековья из всех, что я помню в художественной литературе.

 

The Black Arrow is a livelier picture of medieval times than I remember elsewhere in fiction.[1][2]

  Джон Голсуорси
  1. Edward Wagenknecht, Cavalcade of the English Novel (New York, 1943), 377.
  2. Ruth Marie Faurot, "From Records to Romance: Stevenson's The Black Arrow and The Paston Letters," Studies in English Literature, 1500-1900, vol. 5 (Autumn 1965) 4:689