Half-Life 2

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Цитаты из компьютерной игры Half-Life 2.

G-Man[править]

Начало игры[править]

(Перед Гордоном возникает лицо G-Man’а, цвета которого постоянно переходят из негативного состояния в нормальное и обратно. На заднем плане мелькают белые точки. Слышен звук работы антимасс-спектрометра из Half-Life)

Проснитесь и пойте, мистер Фримен… Проснитесь и пойте… Нет, я не хочу сказать, что вы спите на работе…

(На фоне лица G-Man’а возникает тестовая камера с работающим антимасс-спектрометром)

Никто не заслуживает отдыха больше вашего. И все усилия мира пропали бы даром, пока…

(Тестовая камера на фоне сменяется внутренним каналом Цитадели, где по монорельсу перемещаются транспортные капсулы)

М-м-м… Скажем просто, что ваш час снова пробил.

(Пауза)

Нужный человек не в том месте может перевернуть мир.

(На заднем плане проявляется вагон поезда)

Так проснитесь же, мистер Фримен… Проснитесь, вас снова ждут великие дела.

(G-man исчезает, а Гордон появляется в вагоне поезда, прибывающего в Сити 17)

Конец игры[править]

(Аликс выбегает на верхнюю площадку камеры телепорта и говорит: «Да, ты сделал это!». Потом одновременно с началом обрушения одного из трех шпилей на вершине Цитадели она говорит: «Давай Гордон, мы должны выбраться отсюда! Может быть, у нас все еще есть…», и здесь телепорт взрывается. Спустя доли секунды после детонации, время для Фримена замедляется, все звуки исчезают, и здесь выходит G-Man)

Время, доктор Фримен? Неужели опять пришло то самое время?

(G-Man появляется прямо из воздуха и выходит на площадку)

Кажется, что вы только прибыли. Вы сделали очень многое за короткое время…

(G-Man подходит к застывшей Аликс и демонстративно стряхивает пылинку с ее плеча)

Собственно, вы настолько хороши, что я получил несколько интересных предложений на ваш счет. В обычной ситуации я не стал бы их рассматривать, но ведь ситуация весьма необычна.

(Площадка, телепорт и Аликс постепенно исчезают во тьме. G-Man подходит к Гордону и вместе с ним уносится куда-то вверх. На заднем плане начинают мелькать белые точки)

Чем обманывать вас иллюзией выбора, я сам возьму на себя эту привилегию, если… когда ваше время придет опять.

(Цвета лица G-Man’а, как и в начале игры, начинают постоянно мерцать, переходя из нормального состояния в негативное)

Я прошу прощения за то, что кажется вам деспотичным навязыванием своей воли, доктор Фримен. Я уверен, вам все станет понятно, после того как… м-м-м…

(G-Man’а охватывает зеленое сияние)

Я не вправе сейчас говорить это.

(Во тьме «бегут» белые параллельные линии)

Между тем… И здесь я исчезаю.

(G-Man отходит назад, поворачивается направо, и перед ним открывается «дверь», за которой находится белое «пространство». Поправив галстук, он заходит туда. «Дверь» закрывается за ним. Гордон остается в темноте)

Другие цитаты[править]

В видеороликах[каких?], постепенно выпускавшихся к релизу Half-Life 2, G-Man произносит и другие значимые фразы, обращаясь непосредственно к Гордону Фримену:

  • «Мы были довольно-таки заняты в ваше отсутствие, мистер Фримен».
  • «Внимательно, мистер Фримен, я не собираюсь повторять». [В оригинале фраза прозвучала на китайском языке: «那麼,看來我們是沒有合作的機會了。»]
  • «В таком случае нам, видимо, не суждено работать вместе».
  • «Так-так… Всё совсем не так, как в старые добрые времена?»
  • «Мудрое решение, мистер Фримен, но вы не должны здесь быть. На самом деле вас здесь нет. Возвращайтесь туда, где вам место, и забудьте обо всем. До тех пор, пока мы в следующий раз не встретимся». [Эта фраза была найдена в базе данных русской версии Half-Life 2. Valve также выпускал её и на английском языке для других языковых версий игры. Помимо этого в начале второго трейлера к Half-Life 2: Episode Two G-Man подходит к Аликс и говорит часть этой фразы: «Вы не должны здесь находиться. Забудьте обо всем этом»]

Вортигонты[править]

«Всезнающий вортигонт»[править]

Фразы, произносимые последовательно:

  • Мы помним Фримена. Мы смежны.
  • Между нами нет расстояния. Завеса времени и пространства не помешает нам.
  • Мы видим тебя ещё в Чёрной Мезе, в комнате Нихиланта.
  • Мы свидетельствуем о вечности покоя Нихиланта. Ты прыгаешь, падаешь, мелькаешь за барьерами.
  • На короткое время ты здесь с нами. Ты один. Между мирами.
  • Общность сущности вортов. Это тоже глубокая тайна. Не глубже, чем пустота.
  • Мы не забудем тех, чьи нити ты перерезал. Мы не можем даровать прощение.
  • С единой целью, разбивая общие оковы, мы идём одним путём.
  • Мы поём твою песнь и будем петь её вечно. Вне зависимости от результата.
  • Ты принёс нам безмерное горе и ликование.
  • Мы всё ещё здесь, ожидая твоего последнего удара.
  • Мы лежали у твоих ног, а ты перерезал нить ворта, связывавшую Нихиланта с нами и с жизнью.
  • Острое жало надежды не затупилось со временем. Ибо если пал младший мастер, мы знаем, придёт время пасть великому.
  • Если ты талисман победы, день свободы приближается.
  • Твоё ясное лицо затеняет тёмную маску.
  • Мы зовём тебя родным, хотя твой разум и твоя цель — загадка.
  • Другие глаза проглядывают в твоих.
  • Какая-то тайна управляет нами. Мы не должны называть её.
  • Мы выносили эти тяжкие оковы тысячи лет, но любой миг рабства нестерпим.
  • Как часто мы избавлялись от ярма, но оно снова душило нас.
  • И пусть эта война закончится либо победой, либо смертью. Мы больше не допустим компромисса.
  • Мы встанем подле тебя на этой жалкой скале.
  • Путь вперёд сейчас затуманен.
  • То, что ты считаешь жертвой, для нас — лишь колебание. Мы не боимся периода тьмы.
  • Мы — холст сотканный из сущности ворта. Это касается и тебя, если сможешь это познать.
  • Сколько в тебе? Сколько надежд и мечтаний ты вмещаешь?
  • Узри глаза внутри своих глаз, души в твоей душе, и познаешь, как много в нас общего.
  • Мы есть ты, Фримен. А ты есть мы.

Фразы, произносимые в произвольном порядке:

  • Наш лучший поэт описывает это так: «галлум галла гилла ма».
  • Мы потеряли всё, что было нам дорого.
  • Мы жили и в худшие времена.
  • Наше дело безнадёжно.
  • Наша жизнь бессмысленна без свободы.
  • Это больше, чем можно вынести, но мы продолжим.
  • Куда теперь? И к какой цели?
  • Мы победим.
  • Твой мозг затуманен.
  • Мы ещё здесь.

Илай Вэнс[править]

  • Гордон Фримен… Дай-ка я взгляну на тебя. Господи, да ты ни капли не изменился! Как тебе это удается?
  • Нет ничего на свете, с чем бы Гордон не справился. Ну, разве что с тобой… (Говорит своей дочери)
  • Ты же помнишь мою жену Азиан? Это фото и Аликс — единственное, что я смог вытащить из Черной Мезы

Аликс Вэнс[править]

  • М-да, неразговорчивый…
  • Забавно, что вы появились именно сегодня.
  • Ха, Барни, ты не любишь животных?
  • Подними что-нибудь и брось.

Барни Калхаун[править]

  • Гордон, я должен тебе пиво.
  • Вот, что ещё: если увидешь Брина, передай ему что-бы он шёл нахрен!

Бриновещание[править]

В игре Half-Life 2 персонаж Председатель Уоллес Брин с экранов городских телевизоров произносит различные речи (обращения) к гражданам, а иногда и к Гордону Фримену в частности. Эти обращения носят название «Бриновещание» (Breencast).

  • Председатель Брин приветствует гостей Сити 17:
Добро пожаловать! Добро пожаловать в Сити 17!
Сами вы его выбрали или его выбрали за вас — это лучший город из оставшихся. Я такого высокого мнения о Сити 17, что решил разместить свое правительство здесь, в Цитадели, столь заботливо предоставленной нашими Покровителями. Я горжусь тем, что называю Сити 17 своим домом.
Итак, собираетесь ли вы остаться здесь, или же вас ждут неизвестные дали, добро пожаловать в Сити 17. Здесь безопасно.
  • Председатель Брин об инстинкте:
Позвольте мне зачитать письмо, которое я получил. «Уважаемый председатель Брин. Почему Альянс подавляет наш цикл размножения? Искренне ваш, обеспокоенный гражданин».
Спасибо за письмо, гражданин. Конечно, ваш вопрос касается основных биологических потребностей, надежд и страхов за будущее вида. Я вижу и несколько невысказанных вопросов. Знают ли наши Покровители, что для нас лучше? Что дает им право принимать такие решения за человечество? Отключат ли они когда-нибудь поле подавления и позволят ли нам размножаться?
Позвольте мне развеять сомнения, лежащие в основе вашего беспокойства, чем отвечать на каждый невысказанный вопрос. Сначала давайте рассмотрим факт того, что впервые в истории мы стоим на пороге бессмертия. Этот факт влечет за собой далеко идущие выводы. Он требует полного пересмотра наших генетических потребностей. Он требует планирования и обдумывания, что идет вразрез с нашими психологическими установками.
В такое время необходимо, может быть, напомнить себе, что наш истинный враг — это инстинкт. Инстинкты воспитывали нас, когда мы только становились. Инстинкты заботились о нас и оберегали нас в те тяжкие годы, когда мы делали первые орудия, готовили скудную пищу на костре и вздрагивали от теней, скачущих на стенах пещеры. Но инстинкт неотделим от своего двойника — суеверия. Инстинкт неразрывно связан с необдуманными импульсами, и теперь мы видим его истинную природу. Но инстинкт знает о своей бесполезности и, как загнанный в угол зверь, ни за что не сдастся без кровавого боя. Он может нанести человечеству смертельную рану. Инстинкт создает своих тиранов и призывает нас восставать против них. Он говорит нам, что неизвестное — это угроза, а не возможность. Инстинкт хитро и незаметно уводит нас с пути изменений и прогресса. Поэтому инстинкт должен быть подавлен. С ним нужно нещадно бороться, начиная с основной потребности человека — потребности в размножении.
Мы должны благодарить Покровителей за помощь в борьбе с этой всепоглощающей силой. Нажав на переключатель, они изгнали наших демонов одним движением. Они дали нам силы, которые мы сами не могли найти, чтобы справиться с этой манией. Они указали нам цель. Они помогли нам обратить взоры к звездам.
Я уверяю вас, подавляющее поле будет снято в тот день, когда мы овладеем собой, когда мы докажем, что больше в нем не нуждаемся. И этот день превращения, по сведениям из надежного источника, недалек.
  • Председатель Брин о Гордоне Фримене:
Теперь есть твердые доказательства того, что среди нас появился изменник, который в глазах иных граждан предстает как мессия. Он — воплощение темнейших инстинктов, невежества и разрушения. Самые ужасные моменты инцидента в Черной Мезе связаны с его именем. И все же наивные умы наделяют его романтическим ореолом и присваивают ему такие опасные поэтические прозвища, как «Свободный человек» и «Прокладывающий путь».
Позвольте напомнить вам об опасности следования таким мифам. Мы едва начали выбираться из глубокой пропасти в развитии нашего вида. Не будем же скатываться обратно во тьму забвения, только что познав свет. Если вы увидите этого человека, сообщите нам. Ваши заслуги перед Альянсом будут вознаграждены. Соучастие же в его делах не останется безнаказанным.
Думайте. Остерегайтесь. Знайте.
Меня попросили сказать несколько слов в адрес сверхчеловеческого подразделения Надзора Сити 17 по поводу недавнего задержания участников повстанческой подпольной группировки.
Позволю себе сказать напрямую, что я сожалею о необходимости омрачить искренние поздравления большой долей разочарования. Но, как Администратор, я обязан ознакомить вас с посланием, которое я получил от наших Покровителей.
Без сомнения, захват Илая Вэнса является событием исключительной важности. И хотя вполне очевидно, что мы без особого труда могли бы схватить его в последние несколько лет, то, в какой момент он был пленен, может неожиданно сыграть нам на руку. Тот факт, что захват мистера Вэнса был осуществлен после того, как он предоставил убежище Гордону Фримену, не мог остаться незамеченным участниками Сопротивления. Смею предположить, теперь любой подумает дважды, прежде чем приютить мистера Фримена. Некоторые усомнятся в его преданности, другие отвернутся от него или даже выдадут его нам. Разумеется, не стоит на это слишком рассчитывать. Репутация Фримена такова, что другие закоренелые изменники даруют ему полную свободу в деле распространения повсеместного террора и хаоса.
И это наводит меня на мысль о недовольстве наших Покровителей, которое я должен до вас донести. Конечно, не в моей юрисдикции опекать или критиковать специальные подразделения Надзора, но это не освобождает меня от ответственности за их недавние промахи и откровенные ошибки. С меня строго спросили за эти недостатки в работе, а теперь ваш черед отвечать на вопросы. Как одному человеку раз за разом удавалось ускользать из-под вашего носа? Каким образом? И это притом, что данный человек не агент-провокатор и не наемный убийца-профессионал. Гордон Фримен — всего лишь физик-теоретик, которого едва хватило на то, чтобы получить докторскую степень во времена инцидента в Черной Мезе. И у меня есть все основания полагать, что за прошедшие годы у него было мало шансов развить свой скрытый потенциал. Тот, кого вы не сумели ни уничтожить, ни, тем более, поймать — абсолютно обычный человек. Как же вам удалось не задержать его?
Что ж… отложим воспитательную работу до следующего раза. Настало время пополнить кредит доверия. Сверхчеловеческому подразделению следует еще заработать право доказать свою незаменимость в составе Надзора Альянса. Полагаю, вам не нужно особо напоминать, что альтернативой этому является тотальное уничтожение наряду с прочими вырожденцами.
Так не позволим себе совершить такой ошибки. Я приложил все силы, дабы убедить наших Покровителей в том, что вы — лучшие представители вида. Но они без особого энтузиазма приняли мои слова к сведению, и сделали это таким образом, что даже я усомнился в сказанном. Бремя доказать это — на ваших плечах. Равно как и ответственность за провал. Дальнейшее меня не касается.
  • Председатель Брин о коллаборационизме:
Мне стало известно, что в последнее время меня называют коллаборационистом, как будто сотрудничать — позорно. Я спрашиваю вас, что может быть лучше стремления к сотрудничеству? В нашей беспрецедентной ситуации отказ от сотрудничества — это отказ от развития, равный самоубийству.
Отказывалась ли двоякодышащая рыба от воздуха? Нет. Она храбро ползла по суше, тогда как ее сородичи оставались в черной бездне океана, вглядываясь во тьму, невежественные и обреченные, несмотря на вечную бдительность. Станем ли мы повторять путь трилобитов? Неужели всем достижениям человечества суждено стать лишь осколками пластика, разбросанными на окаменевшем ложе между Бургес-Шейлом и тысячелетним слоем грязи?
Чтобы не изменять себе и своей судьбе, мы должны стремиться к большему. Мы выросли из своей колыбели. Бессмысленно требовать материнского молока, когда истинная помощь ждет нас среди звезд. И лишь всеобщий союз, который люди недалекие именуют «Комбайном», поможет нам достичь их.
Поэтому я заявляю — да, я коллаборационист. Мы все должны охотно сотрудничать, если хотим пожать плоды объединения. И мы определенно пожнем их.
  • Председатель Брин — Гордону Фримену:
Я бы хотел уделить внимание лично вам, мистер Фримен.
Да. Я говорю с вами. С так называемым «Свободным человеком». У меня есть к вам вопрос. Как вы могли от всего отказаться? Это непостижимо. Человек науки, который мог бы направить сомневающихся и боящихся к истине, предпочел для себя путь невежества и разрушения. Не заблуждайтесь, мистер Фримен. Вы начали не научную революцию, а путь к неизбежной гибели. Вы ввергли человечество в пучину падения.
Даже если вы сдадитесь сейчас, я не могу гарантировать, что Покровители примут это. Теперь, боюсь, они начали смотреть с подозрением даже на меня. Вот плата за службу представителю всего человечества.
Помогите мне вернуть их доверие, мистер Фримен. Сдавайтесь, пока не поздно. Не обманывайте доверие, которое оказало вам человечество.
Одумайтесь, мистер Фримен. Служите человечеству.
  • Председатель Брин — Гордону Фримену (в Цитадели):
Итак, это вы, мистер Фримен. Я бы сказал, что это приятный сюрприз, но это не сюрприз, и, согласитесь, не слишком приятный. Что ж, я довольно прагматичен.
Что ж, мистер Фримен, мне приятна мысль о том, что в других обстоятельствах мы могли бы сотрудничать в атмосфере взаимного доверия и уважения. Конечно, судя по вашей недолгой работе в Черной Мезе, когда я руководил ею, вы подавали большие надежды как человек, который мог бы многое привнести в науку. И все же… Я не знаю, что вас к этому побудило, но в нашем предприятии нет места ученым-предателям. Ваши учителя, конечно, виноваты. Мое разочарование в Вэнсе и Кляйнере гораздо сильнее, чем сожаление, что вы выбрали не тот путь карьерного роста. Однако, мне кажется, что вы не могли поступить иначе. Кто знает, какие семена иконоборства в вас посеяли, когда вы были молоды и доверчивы. Но несмотря на то, что они несут большую часть ответственности за недавние проблемы, только вы решили действовать с таким полным безразличием к будущему человечества.
Скажите мне, мистер Фримен, если сможете. Вы так много разрушили. Создали ли вы хоть что-нибудь? Можете назвать хоть одну вещь? Я так и думал.
А я могу. Я заложил основы для выживания человечества, и не только человечества в узком смысле, но и чего-то большего, чем можно представить. Чего-то такого, что только сейчас открывается взгляду.
Смотри, Гордон. Смотри, от чего ты отказываешься. Стоит ли оно того?

Диалог Брина и Илая Вэнса (в Цитадели)[править]

— Председатель Брин:
…углеродные звезды с древними спутниками, которые колонизируют разумные грибы.
Газовые гиганты, на которых обитает метеорологический разум…
Миры, растянутые на мембранах, где измерения… пересекаются.
Это невозможно описать нашим ограниченным языком.
— Илай Вэнс:
То, что я видел, Брин, тоже не выразишь словами. Геноцид — неописуемое зло!

См. также[править]