Осип Эмильевич Мандельштам

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

О́сип Эми́льевич Мандельшта́м (имя при рождении — Ио́сиф; 1891 — 1938) — русский поэт, прозаик, эссеист, переводчик и литературный критик, один из крупнейших русских поэтов XX века.

Цитаты[править]

  • Чего ты жалуешься, поэзию уважают только у нас — за неё убивают. Ведь больше нигде за поэзию не убивают...
(Слова, сказанные жене – Н. Я. Мандельштам:Воспоминания, книга 1 см. ссылку)
  • Цитата не есть выписка. Цитата есть цикада. Неумолкаемость ей свойственна. Вцепившись в воздух, она его не отпускает.
(Из «Разговора о Данте»,II, 1933)
  • В поэзии, в пластике и вообще в искусстве нет готовых вещей. (Из «Разговора о Данте», V, 1933)
  • Густота виолончельного тембра лучше всего приспособлена для передачи ожидания и мучительного нетерпения. В мире не существует силы, которая могла бы ускорить движение меда, текущего из наклоненной склянки. Поэтому виолончель могла сложиться и оформиться только тогда, когда европейский анализ времени достиг достаточных успехов, когда были преодолены бездумные солнечные часы и бывший наблюдатель теневой палочки, передвигающейся по римским цифрам на песке, превратился в страстного соучастника дифференциальной муки и в страстотерпца бесконечно малых. Виолончель задерживает звук, как бы она ни спешила. Спросите у Брамса — он это знает. Спросите у Данте — он это слышал. (Из «Разговора о Данте», VII, 1933)
  • Если грустишь, что тебе задолжал я одиннадцать тысяч,
    Помни, что двадцать одну мог я тебе задолжать.
(«В альбом спекулянтке Розе»)
  • Испанец собирается порой
    На похороны тётки в Сарагосу,
    Но всё же он не опускает носу
    Пред тёткой бездыханной, дорогой.
    Он выкурит в Севилье пахитосу
    И быстро возвращается домой.
    Любовника с испанкой молодой
    Он застаёт и хвать её за косу!
    Он говорит: не ездил я порой
    На похороны тётки в Сарагосу,
    Я тётки не имею никакой.
    Я выкурил в Севилье пахитосу.
(«Актёру, игравшему испанца»)
  • Татары, узбеки и ненцы
    И весь украинский народ,
    И даже приволжские немцы
    К себе переводчиков ждут.
    И может быть в эту минуту
    Меня на турецкий язык
    Японец какой переводит
    И в самую душу проник.
(Из ??)

Ладья воздушная и мачта-недотрога,
Служа линейкою преемникам Петра,
Он учит: красота - не прихоть полубога,
А хищный глазомер простого столяра

(Адмиралтейство)
  • Когда я умру потомки спросят моих современников: "Понимали ли вы стихи Мандельштама?" - "Нет, мы не понимали его стихов". "Кормили ли вы Мандельштама, давали ли ему кров?" - "Да, мы кормили Мандельштама, мы давали ему кров". - "Тогда вы прощены".