Андре Бретон

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии

Андре́ Брето́н (фр. André Breton; 1896—1966) — французский прозаик и поэт, основоположник сюрреализма.

Цитаты[править]

Андре Бретон
  •  

Великое бессознательное, яркое и звонкое, вдохновляющее меня на единственно убедительные поступки, которые я склонен обосновать или обосновываю всегда, пусть оно и обладает неизменно всем тем, что принадлежит мне.

  — «Надя»
  •  

Красота должна быть подобна судороге, иначе ей не выжить.

  •  

Странствовать, пробуждать, заниматься оккультизмом.

  — о задачах сюрреалистического движения.
  •  

Существование — в иных краях.

  •  

Пикассо — создатель трагических игрушек, предназначенных для взрослых.

  — «Сюрреализм и живопись» (Le Surréalisme et la peinture), 1928
  •  

Я дорожу своей репутацией фанатика. Я – один из тех, кто никогда не выйдет из начатой борьбы, удовольствовавшись несколькими шрамами на лице.

«Манифест сюрреализма»[править]

Manifeste du surréalisme, 1924
  • Все разнообразные тайны, которые на самом деле вовсе и не тайны, уступят место одной великой Тайне.
  • Под флагом цивилизации, под предлогом прогресса из сознания сумели изгнать все, что — заслуженно или нет — может быть названо суеверием, химерой, сумели наложить запрет на любые поиски истины, которые не соответствуют общепринятым.
  • Чудесное всегда прекрасно, прекрасно всё чудесное, прекрасно только то, что чудесно.
  •  

Следует воздать должное открытиям Фрейда. Под влиянием этих открытий наконец вырисовывается умственное течение, позволяющее исследователю человека углубить свои поиски, ибо он сможет теперь учитывать не только реальности общезначимые. Возможно, воображение готовится снова обрести права. Если в глубинах нашего сознания таятся странные силы, способные приумножать силы видимые или же победоносно с ними сражаться, вполне желательно было бы их уловить — сперва уловить, чтобы затем подвергнуть, если понадобится, проверке нашего разума. <…> Но важно заметить, что никакое средство для проведения этих поисков не предопределено априорно, что, пока не представится конкретный случай, они могут считаться делом как поэта, так и учёного и что их успех не зависит от избранных, более или менее прихотливых путей.[1]

  •  

Человек, когда он выходит из сна, становится прежде всего игрушкой собственной памяти, и в нормальном состоянии эта последняя забавляется тем, что смутно воссоздаёт для него обстоятельства сновидения, лишает сновидение всякой насущной значимости и возводит единственный определитель к той точке, в которой, как ему кажется, он несколькими часами раньше с ним расстался <…>.
В тех границах, в каких сновидение протекает (считается, что протекает), оно, по всей видимости, непрерывно и отмечено признаками упорядоченности. Только намять присваивает себе право делать в нем сокращения, не учитывать связок и являть нам скорее ряд сновидений, нежели сновидение. <…> Когда придёт время логики и философии спящих? Я хотел бы спать так, чтобы вверять себя спящим, подобно тому как вверяюсь тем, кто читает меня, широко раскрыв глаза; чтобы в этой стихии лишить господства сознательный ритм моей мысли.[1]

  •  

Сюрреализм — чистый психический автоматизм, посредством которого намерены выразить устно, письменно или каким-либо иным образом действительное функционирование мысли. Диктовка мысли за пределами всякого контроля, осуществляемого рассудком, вне всякой эстетической или нравственной заинтересованности.
<…> Сюрреализм основывается на вере в высшую реальность некоторых ассоциативных форм, которые до него игнорировались, во всемогущество грезы, в бескорыстную игру мысли. Он стремится окончательно разрушить все прочие психические механизмы и занять их место в разрешении кардинальных вопросов жизни.[1]

Примечания[править]

  1. 1 2 3 Перевод В. М. Козового // Писатели Франции о литературе. — М.: Прогресс, 1978. — С. 63-69.