День Независимости (фильм)

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«День Незави́симости» (англ. Independence Day) — фантастический фильм режиссёра 1996 года. Утром (для США) 2 июля к Земле подлетает огромный инопланетный корабль диаметром 550 км, массой с четверть нашей Луны. От него отделяются более мелкие корабли, диаметр которых 25 километров, и входят в нашу атмосферу. Никто не знает, чего ожидать от такого визита.

Режиссёр: Роланд Эммерих. Сценаристы: Роланд Эммерих и Дин Дэвлин.

Теглайн: «We've always believed we weren't alone. On July 4th, we'll wish we were»

Цитаты[править]

Слоганы:
«THESE extraterrestrials don't want to phone home… They want OUR home.»
«The day we'll fight back!»
«The doomsday ship»
«The question of whether or not we are alone in the universe has been answered.»
«They only want one thing… DESTRUCTION!»
«On July 2nd, they arrive. On July 3rd, they strike. On July 4th, we fight back.»


  •  

Томас Уитмор: Должен тебе признаться, я сплю с очаровательной юной брюнеткой.
Мэрилин Уитмор: Надеюсь, ты не позволил ей полночи смотреть телевизор? — о их дочери Патрисии

 

Thomas Whitmore: I have a confession to make. I'm sleeping next to a beautiful young brunette.
Marilyn Whitmore: You didn't let her stay up all night watching TV… did you?


  •  

Наша официальная позиция в том, что у нас нет официальной позиции.

 

Our official position is we have no official position.

  — Констанс Спано

  •  

Стивен Хиллер: Землетрясение?
Джасмин Дюброу: Нет даже четырёх баллов — можно спать… — во время прибытия летающих тарелок

 

Steven Hiller: Is that an earthquake?
Jasmine Dubrow: Not even a four pointer. Go back to sleep.


  •  

Полиция Лос-Анджелеса настоятельно просит жителей города не стрелять в корабль пришельцев из ружей — это может привести к межзвёздной войне.

 

Once again, the L.A.P.D. is asking Los Angelenos not to fire their guns at the visitor spacecraft. You may inadvertently trigger an interstellar war.

  — Телеведущий

  •  

Знаешь что тебе надо научиться делать? Целовать кое-чьи жирные задницы, если ты хочешь чего-то добиться! — Стивену, который хочет попасть в космическую программу

 

You know what you need to do? You need to, like, kiss some serious booty to get ahead in this world, man.

  — Джимми Уайльдер

  •  

Послушай, мне нравится Джасмин, но ты никогда не будешь летать на шатле, если женишься на стриптизёрше.

 

Man, you know I really like Jasmine. You know that, right? Man, you are never gonna get to fly the space shuttle if you marry a stripper.

  — Джимми Уайльдер

  •  

Надеюсь, они вернут нам Элвиса!

 

Oh god, I hope they bring back Elvis.

  — Жительница Лос-Анджелеса

  •  

Дэвид Левинсон: Знаешь, я не собираюсь зря тратить время: не захочет слушать — уйдём.
Джулиус Левинсон: Почему он не захочет слушать?
Дэвид Левинсон: Потому что мы повздорили.
Констанс Спано: Дэвид вошёл в комнату и дал ему по шее.
Джулиус Левинсон: Ты ударил президента?
Дэвид Левинсон: Тогда он ещё не был президентом. Я ударил его, он мне ответил, мы подрались.
Констанс Спано: Дэвид затеял драку. Он решил, что у меня с ним роман.
Джулиус Левинсон: С президентом?

 

David Levinson: That's right. I'm telling you, we're wasting time. He's not going to listen to me. We should go.
Julius Levinson: Why wouldn't he listen?
David Levinson: Because last time I saw him, we, uh, we got into a fight.
Constance Spano: You walked in the room and punched him in the head.
Julius Levinson: You punched the president?
David Levinson: He wasn't the president then. I punched him, he fought back. We wrestled around. It was a fight.
Constance Spano: A fight that you started, because David thought that I was having an affair.
Julius Levinson: With the president?


  •  

Мы могли эвакуировать города на несколько часов раньше. Вот почему лучше быть военным лётчиком: во время войны в Персидском заливе мы знали, что делать. Теперь всё гораздо сложнее. Сколько сегодня погибло людей, сколько могло остаться в живых…

 

Look at all that. We could have evacuated the cities hours ago. That's the advantage of being a fighter pilot. In the Gulf War, we knew what we had to do. It's just… not simple anymore. A lot of people died today. How many didn't have to?

  — Томас Уитмор

  •  

Добро пожаловать на Землю! [бьёт пришельца кулаком] Это я называю близким контактом.

 

Welcome to Earth! Now that's what I call a close encounter.

  — Стивен Хиллер

  •  

Все, что вам нужно — это любовь. Джон Леннон — умный парень, получил пулю в затылок, грустная история. — про Констанс и Дэвида

 

All you need is love. John Lennon. Smart man. Shot in the back, very sad.

  — Джулиус Левинсон

  •  

Джулиус Левинсон: Не смейте затыкать ему [Дэвиду Левинсону] рот! Вас бы уже в живых не было, если бы не мой Дэвид! Вы же не смогли предотвратить это.
Уильям Грэй: Мы ничего не могли сделать. Мы не были готовы!
Джулиус Левинсон: Да бросьте, пожалуйста, «не были готовы…»! Такое уже было в 50-ых — кажется, у вас оказался их корабль… Да, та штука, которую вы нашли в Нью-Мексико!
Дэвид Левинсон: Отец, не было никакого корабля…
Джулиус Левинсон: Розуэлл, Нью-Мексико, точно! Там нашли космический корабль и мёртвые тела, а потом писали, что их спрятали в бункере. Где этот бункер, Дэвид? «Зона 51», верно! Зона 51! Вы тогда уже знали, но ничего не сделали!
Томас Уитмор: Сэр, что бы ни писали в жёлтой прессе, правительство не восстанавливало никакого корабля. Поручаюсь, нет никакой Зоны 51, нет никакого корабля пришельцев.
Альберт Нимзицки: Простите, господин президент, но это не совсем точные сведения…

 

Julius Levinson: Hey, hey, hey, don't you tell him to shut up! You'd all be dead now if it weren't for my David! None of you did anything to prevent this!
Gen. Gray: There was nothing we could do! We were totally unprepared for…
Julius Levinson: Oh, don't give me umprepared! You knew about this for years! What with that spaceship you found in New Mexico! What was it called…
David Levinson: Dad, no. Not the spaceship.
Julius Levinson: Roswell, New Mexico! Yeah. You had the spaceship, and you had the bodies. They were all locked up in a bunker. Where was that? David? In Area 51, right? Area 51! You knew then! And you did nothing!
Thomas Whitmore: Sir, regardless of what you may have read in the tabloids, there have never been any spacecraft recovered by our government. Take my word for it, there's no Area 51. There's no recovered spaceship.
Albert Nimzicki: Uh… excuse me, Mr. President? That's not entirely accurate.


  •  

Знаешь, у меня ведь увольнительная на сегодня. А вместо отдыха я тащу твою задницу по раскалённой пустыне, и из моего парашюта торчат твои мерзкие щупальца… Нечего было являться сюда. Никто вас сюда не звал! И почему ты так воняешь?! — таща пленного пришельца без сознания по пустыне

 

You know, this was supposed to be my weekend off, but no. You got me out here dragging your heavy ass through the burning desert with your dreadlocks sticking out the back of my parachute. You gotta come down here with an attitude, acting all big and bad… and what the hell is that smell?

  — Стивен Хиллер

  •  

Томас Уитмор: Почему мне не сообщили об этом месте?!
Альберт Нимзицки: Правдоподобное отрицание, господин президент.
Томас Уитмор: Не понимаю, откуда вы брали средства, чтобы всё это финансировать?
Джулиус Левинсон: Вы же не думаете, что они действительно тратят $20,000 на молоток и $30,000 на сиденье для унитаза. — в Зоне 51

 

Thomas Whitmore: Why the hell wasn't I told about this place?
Albert Nimzicki: Two words, Mr. President: plausible deniability.
Thomas Whitmore: I don't understand, where does all this come from? How do you get funding for something like this?
Julius Levinson: You don't actually think they spend $20,000 on a hammer, $30,000 on a toilet seat, do you?


  •  

Дэвид Левинсон: А ты всё ещё веришь в него [президента Томаса Уитмора]?
Констанс Спано: Он хороший человек.
Дэвид Левинсон: Надеюсь. Ты бросила меня ради него. Или ради своей карьеры?
Констанс Спано: Это не просто моя карьера. Я считаю, что судьба подарила мне уникальный шанс. Я хотела, чтобы моя жизнь что-то значила.
Дэвид Левинсон: Да? А я? Я был для тебя недостаточно честолюбив?
Констанс Спано: Дэвид, ты мог бы делать всё что угодно! Заниматься наукой
Дэвид Левинсон: Дорогая, я был счастлив на своём месте.
Констанс Спано: И тебе никогда не хотелось принять участие в чём-то особенном?
Дэвид Левинсон: Я был частью чего-то особенного…
Констанс Спано: Если для тебя это важно, я никогда не переставала любить тебя…
Дэвид Левинсон: Но этого было недостаточно, да? — о их отношениях и разрыве

 

David Levinson: You still believe in him.
Constance Spano: Yeah. Well, he's a good man.
David Levinson: He better be. You left me for him. Or, you know, for your… career.
Constance Spano: You know, it wasn't just my… career. It was the biggest opportunity of my life. I wanted my life to make a difference. I wanted my life to mean something.
David Levinson: Yeah, and, um, hmm, I wasn't, um… ambitious enough for you?
Constance Spano: David, you could have done anything that you wanted. Research, development…
David Levinson: Oh, honey, I was happy where I was.
Constance Spano: Haven't you ever wanted to be part of something special?
David Levinson: I was part of something special.
Constance Spano: Well, if it makes any difference, I never stopped loving you.
David Levinson: But that wasn't enough, was it?


  •  

У каждого бывает момент, когда он теряет веру, Дэвид. И со мной это было. Я не говорил с Господом с тех пор, как умерла твоя мать. Да… Просто в такие минуты нужно думать о том, что у нас ещё осталось.

 

Everyone loses faith at some point in their life. David, look at myself. I haven't spoken to God since your mother died. Yes. But see, sometimes, we have to remember what we still have.

  — Джулиус Левинсон

  •  

Доброе утро. Меньше чем через час наши самолёты, вместе с самолётами всего мира начнут самое крупное сражение в истории всего человечества. «Человечество» — сегодня это слово приобретает для нас новый смысл. Мы больше не можем растрачивать себя на выяснения наших ничтожных разногласий. Нас объединят общие интересы. Возможно, это судьба, что сегодня, 4-ого июля, День Независимости, и вам снова предстоит сражаться за нашу свободу. Не против тирании, подавления или преследований, а против тотального уничтожения. Мы сражаемся за своё право жить, существовать. И если мы победим сегодня, 4-ое июля перестанет быть американским праздником, а станет днём когда весь мир заявит в один голос: «Мы не уйдём молча! Мы не исчезнем без борьбы! Мы будем жить! Мы выживем!». Сегодня мы празднуем день своей независимости! — перед решающим сражением

 

Good morning. In less than an hour, aircraft from here will join others from around the world. And you will be launching the largest aerial battle in the history of mankind. «Mankind». That word should have new meaning for all of us today. We can't be consumed by our petty differences anymore. We will be united in our common interests. Perhaps it's fate that today is the Fourth of July, and you will once again be fighting for our freedom… Not from tyranny, oppression, or persecution… but from annihilation. We are fighting for our right to live. To exist. And should we win the day, the Fourth of July will no longer be known as an American holiday, but as the day the world declared in one voice: «We will not go quietly into the night! We will not vanish without a fight! We're going to live on! We're going to survive!» Today we celebrate our Independence Day!

  — Томас Уитмор

  •  

Стивен Хиллер: И когда ты собирался мне сказать об этом?!
Дэвид Левинсон: Упс…
Стивен Хиллер: Надо нам разработать систему общения. — пилотируемый Стивеном корабль попадает под управление главного корабля пришельцев

 

Steven Hiller: When the hell was you gonna tell me?
David Levinson: Oops.
Steven Hiller: We're gonna have to work on our communication.


  •  

Джулиус Левинсон: Пусть каждый возьмётся за чью-то руку. Идите к нам!
Альберт Нимзицки: Но я не еврей.
Джулиус Левинсон: Никто не совершенен. — Джулиус собирает людей на молитву

 

Julius Levinson: Everybody hold someone's hand. Hold hands! Come on in.
Albert Nimzicki: I'm not Jewish.
Julius Levinson: Nobody's perfect.


  •  

Стивен Хиллер: Как думаешь, они догадываются, что их ждёт?
Дэвид Левинсон: В аду шанса нет. Спокойной ночи!
Стивен Хиллер: С миром! — Стивен запускает ядерную ракету в головной корабль пришельцев

 

Steven Hiller: You think they have any idea what's about to happen to them?
David Levinson: Not a chance in hell. Goodnight!
Steven Hiller: Peace!

О фильме[править]

  •  

В «Independence Day» во имя кинематографической кассы растоптано и разрушено колоссальное количество законов природы. Большинство событий в этом фильме противоречит очевидному. Например, <…> не может быть речи о какой-либо совместимости компьютеров с другой планеты из далёкого созвездия с земными компьютерами. Уж скорее можно признать правдоподобными разговоры с коровой или жирафом без посредничества каких-либо компьютеров.

 

W Independence Day zostaje podeptana i stratowana dla dobra kasy filmowców kolosalna ilość praw natury. Większość zajść w tym filmie sprzeciwia się wielu oczywistościom. Na przykład <…> o żadnej „kompatybilności” komputerów z innej planety, pozaziemskiego gwiazdozbioru, z komputerami ziemskimi przejściowo nowej generacji nie może być mowy. Już prędzej mogę uznać za prawdopodobne rozmowy z krową lub żyrafą bez pośrednictwa jakichś komputerów.

  Станислав Лем, «Искусственное рабство», 1997

Ссылки[править]