Евреи

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Евреи — народ, сформировавшийся в восточном Средиземноморье и традиционно исповедующий иудаизм.

Евреи в прозе[править]

  •  

Арабы особенно опасны для иудеев, так как эти два народа питают друг к другу ненависть, обычную между соседями.[1][2]

  Тацит, «История», V, 1
  •  

<В консерваторию я пришла> по призванию, но первые впечатления были сильно омрачены: меня не приняли. Я чувствовала себя убитой или по меньшей мере униженной — всё лето после экзаменов пряталась от знакомых. Было ясно, в чём дело. К этому моменту мы привыкли подсчитывать, сколько нас, носителей «пятого пункта», в коллективе.[3]

  — «Людмила Ковнацкая. Портрет»
  •  

В христианскую землю приходит горсть людей, совершенно отрицающих христианское учение, христианский идеал и кодекс нравственности (следовательно, все основы общественного быта страны) и исповедующих учение враждебное и противоположное. Естественно спросить — зачем они приходят в страну, под христианское знамя которой стать они не могут? Но им некуда деться, они голодны, сиры, везде и всюду гонимы. Христианская земля, руководствуясь духом своего учителя, даёт им приют и средства существования, свободу внутренней и гражданской жизни. Больше этого она дать не может. Больше этого дать — было бы возможно только в таком случае, если предположить ложь с той или другой стороны, то есть — что или христиане лгут, именуя себя христианами, или евреи лгут, официально исповедуя закон Моисеев. На этой-то взаимной неискренности и основывается новейшее современное отношение христиан и евреев! Евреи пришли к христианам — хозяевам земли, в гости. Хозяева могут принять и даже уважить гостей, хотя и непрошеных, но не могут посадить их за своё хозяйское место и дать власть хозяйскую тем, которые проповедуют ниспровержение всякого хозяйского порядка; не могут предоставить им волю распоряжаться и управлять домом.[4]

  Иван Аксаков
  •  

Во всём виноваты евреи. Это их Бог нас всех сотворил.[5]

  Станислав Ежи Лец
  •  

Все народы можно разделить на две категории: тех, кто изгоняет евреев, и тех, кто не впускает евреев к себе.[6]

  Хаим Вейцман в 1940 г.
  •  

Все народы недолюбливают друг друга, но все вместе ненавидят только евреев.

  Марк Твен
  •  

Где два еврея, там три мнения.

  еврейская пословица
  •  

Генерал-демократ — это то же самое, что еврей-оленевод.[7][8]

  Александр Лебедь
  •  

До Палестины мы не были народом и не существовали. На почве Палестины возникло, из осколков разных племён, еврейское племя. Почва Палестины взрастила нас, сделала гражданами; создавая религию единого Бога, мы вдыхали ветер Палестины, и борясь за независимость и гегемонию, дышали её воздухом и питались злаками, рождёнными из её почвы. В Палестине выросли идеологии наших пророков и прозвучала «Песнь песней». Всё, что есть в нас еврейского, дано нам Палестиной; всё остальное, что в нас имеется, не есть еврейское. Еврейство и Палестина — одно и то же. Там мы родились как нация и там созрели. И когда буря выбросила нас из Палестины, мы не могли расти дальше, как не может расти дальше дерево, вырванное из земли.

  Владимир Жаботинский, «Сионизм и Эрец Исраэль», 1904
  •  

Евреи добиваются превосходства лишь потому, что им отказано в равенстве.[5]

  Макс Нордау
  •  

Евреи жили лишь для того, чтобы дождаться бога истинного, и оставили миру бога истинного.

  Фёдор Достоевский, «Бесы»
  •  

Евреи — народ пугливый. Девятнадцать веков христианской любви расстроили их нервы.[5]

  Изрейел Зангвилл
  •  

Евреи несли Библию сквозь века как своё переносное отечество.[6]

  Генрих Гейне
  •  

Евреи никогда добровольно не откажутся от своих стремлений к мировой диктатуре.

  Адольф Гитлер, «Моя борьба»
  •  

Евреи развели у себя торг клятвой ради спасения малолетних детей, к чему их побуждала скорбь, вопиющая к небу, ибо «Рахиль рыдала о чадах своих и не хотела утешиться, ибо не суть», а в делах лжесвидетельства развода брачного у православных мотив совершенно иной; он может быть тоже страстен, но не столь «вопиющ к небу».[9]

  Николай Лесков, «Еврей в России: несколько замечаний по еврейскому вопросу», 1883
  •  

Еврей должен быть золотом, чтобы сойти за серебро.[5]

  Леон Харрисон
  •  

Еврей таков же, как и всякий другой человек, только в большей степени.[5]

  Арнолд Форстер
  •  

Еврей — это тот, кого другие считают евреем.[5]

  Жан-Поль Сартр
  •  

Еврей — это то, что мы сделали из него.[5]

  Томас Маколей
  •  

Если бы евреев не было, их следовало бы выдумать для удобства политиканов на все времена.[5]

  Изрейел Зангвилл
  •  

Если бы не Церковь, никто бы не знал про евреев.[6]

  Бенджамин Дизраэли
  •  

Если теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец, а французы — что я гражданин мира; но если мою теорию опровергнут, французы объявят меня немцем, а немцы — евреем.[5]

  Альберт Эйнштейн
  •  

Если ты живёшь в Нью-Йорке, то, будь ты хоть сто раз католик, ты всё равно еврей.[5]

  Ленни Брюс
  •  

Если у еврея отнять веру в бога, а у русского — веру в доброго царя, они становятся способны чёрт знает на что…

  Братья Стругацкие, «Град обреченный»
  •  

Есть что-то ущербное в нумизматах, филателистах, заядлых путешественниках, любителях кактусов и аквариумных рыб. Мне чуждо сонное долготерпение рыбака, безрезультатная немотивированная храбрость альпиниста, горделивая уверенность владельца королевского пуделя… Говорят, евреи равнодушны к природе. Так звучит один из упрёков в адрес еврейской нации.[10]

  Сергей Довлатов, «Заповедник», 1983
  •  

За всё, что делает христианин, он отвечает лично. За всё, что делает еврей, отвечают все евреи.[5]

  Анна Франк
  •  

Загадочность «еврейского вопроса» в том, что вместе с мировым пожаром, который евреи зажгли, родилось и мировое сердце. Без их вклада мир не то что пресен – мир чёрств. Наша святая Русь в лучшие свои моменты перекладывала на мягкий славянский лад старые, чудные, вдохновенно-дикие еврейские песни и забывала, что сложила их не она.

  Георгий Адамович, «Комментарии»
  •  

К несчастью, в Америке, детей не находят в банках колы. Я спрашивал у матери, когда мне было четыре года, и она сказала, что они вылупляются из яиц, снесённых раввинами. Если ты не еврей, то яйца отложили католические монахини. Если ты атеист, яйца отложили грязные, одинокие проститутки. Вот откуда берутся дети в Америке.

 

Unfortunately, in America, babies are not found in cola cans. I asked my mother when I was four and she said they came from eggs laid by rabbis. If you aren't Jewish, they're laid by Catholic nuns. If you're an atheist, they're laid by dirty, lonely prostitutes.

  — Адам Эллиот, «Мэри и Макс»
  •  

Каждая страна имеет таких евреев, каких заслуживает.[5]

  Карл Францос
  •  

Когда Бронза сидел в оркестре, то у него прежде всего потело и багровело лицо; было жарко, пахло чесноком до духоты, скрипка взвизгивала, у правого уха хрипел контрабас, у левого — плакала флейта, на которой играл рыжий тощий жид с целою сетью красных и синих жилок на лице, носивший фамилию известного богача Ротшильда. И этот проклятый жид даже самое весёлое умудрялся играть жалобно. Без всякой видимой причины Яков мало-помалу проникался ненавистью и презрением к жидам, а особенно к Ротшильду; он начинал придираться, бранить его нехорошими словами и раз даже хотел побить его, и Ротшильд обиделся и проговорил, глядя на него свирепо:
— Если бы я не уважал вас за талант, то вы бы давно полетели у меня в окошке.[11]

  Антон Чехов, «Скрипка Ротшильда»
  •  

Кто еврей, а кто не еврей, решаю я.[6]

  Герман Геринг
  •  

Кто не знает идиш — не настоящий еврей.

  Голда Меир
  •  

Лучше еврей без бороды, чем борода без еврея.

  еврейская пословица
  •  

Не будь антисемитизма, я бы не думал о себе как о еврее.[6]

  Артур Миллер
  •  

Нет такого предмета, который не подошёл бы еврею для фамилии.

  Чехов, из записных книжек
  •  

Пессимизм — это роскошь, которую евреи не могут себе позволить.[5]

  Голда Меир
  •  

Покорность евреев ужасной судьбе — это просто колыбельная на ночь, которую гои напевают себе и своим детям, пока те носятся за очередным Сеней и пинают его ботинком под зад. «Ой ты, гой еси, добрый молодец!» Песенка для самоуспокоения. Потому что слово «изгой» во всей своей аутсайдерской красе означает «из гоев», а вовсе не «из евреев». Беззащитность семита – самое сильное его оружие. Бьёт прямо в сердце. Впрочем, иногда бывает и ниже. Как попадёт.

  Андрей Геласимов, «Рахиль»
  •  

Поляки и жиды для меня всё равно что хрен после обеда, но, надо правду сказать, шляхта гостеприимный народ и нет горячей женщин, как панночки…

  Антон Чехов, «То была она!»
  •  

Евреям, как племени, предстояло двинуться тем путём, который указан им евреями же апостолами, из Савлов стать Павлами, т.е. всемирными учителями и гражданами во Христе. Но евреи остались по ту сторону Голгофы и отреклись от Христа, мечтая, в племенной гордости, удержать чаемое ими исполнение обетования Божьего — исключительно за собой, в свою специальную пользу, и в качестве «избранного племени» получить внешнее всемирное владычество.[4]

  Иван Аксаков
  •  

Савл стал Павлом. Вечный удел апостолов. Вечный удел евреев. Евреи обычно меняют имена.[5]

  Станислав Ежи Лец
  •  

…ты народ святой у Господа Бога твоего, и тебя избрал Господь, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле. — Синодальный перевод, 1876

  Второзаконие (14:2)
  •  

Уникальный пример являет собой еврейство, <...> этот народ смог существовать <...> без своей природы. В этом секрет еврейства. <...> Благодаря своей уникальности жизни без природы они избранный народ. <...> Те субстанции энергии, которые в других народах распространяются экстенсивно на их территориях, в войнах, земледелие и так далее, здесь содержатся в психее и логосе, делая их необычайно активными и развитыми. Тора – это их территора, а также тела и жизни людей Бога Живаго. Природа еврейства – это его народ. Космос оказался вдавлен в этнос, главная заповедь здесь – жить, выжить, «быть живым, живым и только, до конца», как это выражено Пастернаком.[12]

  Георгий Гачев, «Национальные образы мира»
  •  

Что значит быть евреем? Для чего это существует? Чем вознаграждается или оправдывается этот безоружный вызов, ничего не приносящий, кроме горя?

  Борис Пастернак
  •  

Чтобы гарантировать ему мученичество, Бог родил своего сына евреем.[5]

  Станислав Ежи Лец
  •  

Я вам больше скажу: даже открытие Америки финансировали еврейские банкиры.[5]

  Мордехай Ричлер
  •  

— Я жидовка, чего с жидовкой возитесь? Шли бы себе до русских. А что? Еврейка слаще?
Конфета, скажите! — и Вавич выпятил губу.
— Может, горчица? — и Болотов налёг на стол и глядел то на Сеньковского, то на Виктора. — А? — И вдруг один зароготал, откинулся, закашлялся. — Тьфу!
— Не! — и Болотов хитро сощурил глаз. — Не! Теперь вам повадки не будет. Теперь и мы поумнели. Жиды друг за друга — во! Огнём не отожжешь. А мы теперь тоже — союз! — И Болотов вскинул сжатым кулаком и затряс в воздухе. — Союз! — Болотов встал. — Союз русского народа! Православного! — Болотов грузно поставил кулак на стол и вертел головой. И вдруг ляпнул пальцами по столу как скалкой: — Наливай! Витя! Наливай распроклятую. И ей, пусть пьёт. Хочь и подавится.[13]

  Борис Житков, «Виктор Вавич», 1941
  •  

Я знаю, откуда взялась легенда о еврейском богатстве. Евреи платят за всё.

  Станислав Ежи Лец, «Непричёсанные мысли»

Евреи в поэзии[править]

  •  

Он принял скорбь земной дороги,
Он первый, Он один.
Склонясь, умыл усталым ноги
Слуга — и Господин.
Он с нами плакал, Повелитель
И суши, и морей.
Он царь и брат нам, и Учитель,
И Он — еврей.

  Зинаида Гиппиус, «Он», 1915
  •  

Везде одинаков Господен посев,
И врут нам о разнице наций.
Все люди — евреи, и просто не все
Нашли пока смелость признаться.

  Игорь Губерман

История еврейского народа[править]

«Что такое еврей? Этот вопрос вовсе не такой странный, каким он может показаться на первый взгляд. Посмотрим же, что это за особое существо, которого все властители и все народы оскорбляли и притесняли, угнетали и гнали, топтали ногами и преследовали, жгли и топили, и который назло всему этому всё ещё живёт и здравствует. Что такое еврей, которого никогда не удавалось сманить никакими соблазнами в мире, которые его притеснители и гонители предлагали ему, лишь бы он отрёкся от своей религии и отказался от веры отцов? <…> Еврей — символ вечности. Он, которого ни резня, ни пытки не смогли уничтожить; ни огонь, ни меч инквизиции не смогли стереть с лица земли. Он так долго хранил пророчество и передал его всему остальному человечеству, — такой народ не может исчезнуть. Еврей вечен, он — олицетворение вечности».

Лев Толстой, эссе «Ковчег Завета». 1891

...евреи в целом, независимо от политического деления, составляют этническую общность с такой же этнической гомогенностью, как и большинство этнических групп, которые мы рассматривали как единые.

— «Расы Европы» Карлтона Куна

«Если верить статистике, евреи составляют менее 1 % населения мира, они являются подобием мелкой туманности, исчезающей в сиянии Млечного пути. Было бы естественно, если бы мы слышали о евреях лишь изредка, чтобы им было посвящено менее 1 % новостей. Однако в действительности всё наоборот — мы слышим о них постоянно. Еврейский народ знаменит во всем мире, и его значимость признается вне всякой зависимости от его численности. Его представители внесли неизмеримый вклад в развитие литературы, науки, искусства, музыки, экономики, медицины, гуманитарных дисциплин. Этот народ вёл удивительные бои в этом мире, во все эпохи, даже тогда, когда его руки были скручены за спиной, он может гордиться этим, — и за это мы должны простить ему его высокомерие.
Великие империи древности, египтяне, вавилоняне и персы, не были таковыми. Да, в своё время и они вставали и наполняли землю своими шумными голосами, блеском и великолепием. Но время их уходило, и они увядали, превращались в призраки и исчезали. После них пришли греки и римляне, подняли большой шум — но также и они прошли и ушли… И другие народы пробуждались, поднимали зажженный факел, но лишь до поры до времени, пока он не угасал, а сейчас они — либо в предзакатном свете, либо вовсе исчезли, как будто их и не было вовсе. Еврейский народ видел всех, в конце концов, побеждал их всех, и сегодня он такой же, как всегда, не обнаруживающий ни увядания, ни старения; не уменьшаются его силы, и душа его — бодрствующая, действующая, инициативная и яркая. Все смертны — кроме евреев. Великие народы прошли, и только евреи — остались. В чём же секрет вечности евреев?»

Марк Твен, 1899 г

«Удивительный, непостижимый еврейский народ! … Сквозь десятки столетий прошёл он, ни с кем не смешиваясь… тая в своём сердце вековую скорбь и вековой пламень. Пёстрая жизнь Рима, Греции и Египта давным-давно сделалась достоянием музейных коллекций… а этот таинственный народ, бывший уже патриархом во дни их младенчества, не только существует, но сохранил… свою веру… сохранил священный язык своих вдохновенных Божественных книг, свою мистическую азбуку… Нигде не осталось следа от его загадочных врагов, от всех этих филистимлян, амалекитян, моавитян и других полумифических народов, а он, гибкий и бессмертный, всё ещё живёт, точно выполняя чьё-то сверхъестественное предопределение. Его история проникнута трагическим ужасом и вся залита собственной кровью… Как мог он оставаться в живых? Или, в самом деле, у судьбы народов есть свои, непонятные нам, таинственные цели?.. Почём знать: может быть, какой-нибудь Высшей Силе было угодно, чтобы евреи, потеряв свою родину, играли роль вечной закваски в огромном мировом брожении?»

А. И. Куприн, «Жидовка», Собр. соч. 1902

«В дни моей юности, когда меня привлекало материалистическое понимание истории, когда я старался проверить его на судьбах народов, мне казалось, что величайшим препятствием для этого является историческая судьба еврейского народа, что с точки зрения материалистической судьба эта совершенно необъяснима. Нужно сказать, что со всякой материалистической и позитивно-исторической точки зрения этот народ давно должен был бы перестать существовать. Его существование есть странное, таинственное и чудесное явление, которое указывает, что с судьбой этого народа связаны особые предначертания. Судьба эта не объясняется теми процессами приспособления, которыми пытаются объяснить материалистически судьбы народов. Выживание еврейского народа в истории, его неистребимость, продолжение его существования, как одного из самых древних народов мира, в совершенно исключительных условиях, та роковая роль, которую народ этот играет в истории, — всё это указывает на особые мистические основы его исторической судьбы!»

Н. А. Бердяев, «Смысл истории». Обелиск, Берлин, 1923

«Израиль не является таким же народом, как любой другой, несмотря на то, что многие его представители стремились к этому на протяжении веков. Израиль — народ, подобного которому нет больше в мире, ибо это единственный народ с самого начала являвшийся одновременно и нацией, и религиозным сообществом»

Мартин Бубер (ср. Чис. 23:4)

«…приписывать Status in Statu одним лишь гонениям и чувству самосохранения — недостаточно. Да и не хватило бы упорства в самосохранении на сорок веков, надоело бы и сохранять себя такой срок. И сильнейшие цивилизации в мире не достигали и до половины сорока веков и теряли политическую силу и племенной облик. Тут не одно самосохранение стоит главной причиной, а некая идея, движущая и влекущая, нечто такое, мировое и глубокое, о чём, может быть, человечество ещё не в силах произнести своего последнего слова.»

Ф. М. Достоевский, «Дневник писателя за 1877 год». Берлин, 1922

«Евреи… были свидетелями и участниками множества человеческих Деяний. Они придали им форму и развили их в большей степени, чем кто бы то ни было. Они же и пострадали от них больше, чем любой другой народ.»

— психоаналитик Эрнест ван ден Хааг

«Что такое история? Последовательность событий, совокупность которых не имеет смысла? Неужели нет никакого существенного этического различия между историей рода человеческого и, скажем, историей муравьёв? Неужели не существует никакого Высшего плана, исполнителями которого мы являемся? Ни один народ никогда не настаивал так твердо, как евреи, на том, что у истории есть цель и у человечества — предназначение. Уже на очень ранних стадиях своего коллективного существования они верили в то, что им удалось разгадать Божественный план, предначертанный Им для человеческого рода, и что их народ должен быть исполнителем этого плана. Они чрезвычайно подробно разработали свою роль. С героической стойкостью придерживались они её перед лицом жестоких преследований. Многие из них верят в неё до сих пор…»

— историк Пол Джонсон

«Эта непрерывность национального существования была сама по себе причиной изумления и обожания, опасения и ненависти, негодования и зависти. Для одного из придворных прусского короля Фридриха II она была доказательством Божественного Провидения, а для многих создателей историософских конструкций камнем преткновения. Большая часть их попросту игнорировала её, объявив, что существование евреев лишено исторического смысла („продолжающая жить окаменелость“, по выражению крупнейшего историка современности А.Тойнби), по-видимому, в соответствии с известным методом, по которому следует считать несуществующими факты, не вмещающиеся в рамки какой-либо системы теоретических предпосылок. А некоторые … дошли … до полного абсурда — отрицания существования древнейшей в мире исторической нации, доказавшей исключительную жизнеспособность.»

— историк проф. Ш. Этингер

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Тацит, Публий Корнелий. Анналы; Малые произведения; История. — М., 2001. — С. 749.
  2. Мысли и изречения древних (с указанием источника) / сост. К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2003.
  3. «Людмила Ковнацкая подготовила трёхтомник о юных годах Шостаковича»
  4. 4,0 4,1 Аксаков И.С. Еврейский вопрос (1883 год). Серия «Потаённая русская литература» – Москва, «Социздат», 2001 г.
  5. 5,00 5,01 5,02 5,03 5,04 5,05 5,06 5,07 5,08 5,09 5,10 5,11 5,12 5,13 5,14 5,15 Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  6. 6,0 6,1 6,2 6,3 6,4 Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин (изд. 4-е, дополненное) / составитель Душенко К. В. — М.: Эксмо, 2004.
  7. «Итоги». — 1996. — № 8.
  8. Словарь современных цитат / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2006.
  9. Большая хрестоматия. Русская литература XIX века. ИДДК. 2003 г.
  10. С. Довлатов. Собрание прозы в 3 томах. - СПб: Лимбус-Пресс, 1993 г. том 1.
  11. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 8. (Рассказы. Повести), 1892—1894. — стр.297
  12. Георгий Гачев. «Национальные образы мира» (лекция 17 мая 2007 года в клубе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру»)
  13. Житков Борис, «Виктор Вавич», роман. — М.: Издательство «Независимая Газета», (Серия «Четвертая проза»), 1999 г.