Золото в системе символов ранневизантийской культуры

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Золото в системе символов ранневизантийской культуры» — статья филолога, историка, антиковеда С. С. Аверинцева, опубликованная в сборнике «Поэтика ранневизантийской литературы» в 2004 году.

Цитаты[править]

  •  

То эстетическое сознание, которое начало свою жизнь в эпоху Ренессанса и окончательно сформировалось к XIX веку, не слишком высоко ставит работу с драгоценными материалами. Оно не разрешает живописцу иметь на своей палитре разведенное золото, а скульптору — вставлять своим статуям глаза из самоцветов, как в свое время поступали греческие мастера.

  •  

Да, новоевропейский художник видит в себе «творца» и понимает свою работу как «творчество». Между тем ни античный, ни средневековый художник этого делать не могли, хотя по совершенно противоположным причинам для первого не существовало библейской концепции Божественного творческого акта, приводящего вещи от небытия к бытию, а для второго, напротив, эта концепция обладала безусловной конкретностью, не оставлявшей места для метафорических переосмыслений.

  •  

Но коль скоро художник есть уже не просто «искусник», но именно «творец», он обязывается творить так же, как его Божественный прообраз: «из ничего».

  •  

Способность радоваться свету, его сиянию и блеску как чувственной утехе и одновременно духовному символу есть черта общечеловеческая; но если Рембрандт заставляет холст, покрытый масляными красками, давать образ золотого света, это как символ и симптом мировоззренческой установки в корне отлично от свечения средневековых витражей или византийских золотых фонов, спорит с этим свечением и его исключает — или, в лучшем случае, низводит до статуса «ювелирного ремесла».

  •  

Самое первое, что можно сказать о золоте,— что оно являет созерцающему глазу и умствующему уму образ света, а потому «означает» или «символизирует» свет.

  •  

По классической формуле Псевдо-Дионисия Ареопагита, «вещи явленные суть воистину иконы вещей незримых».

  •  

Но страшит блистание или веселит — в любом случае оно отлично от прозрачной ясности постольку, поскольку скорее заполняет кругозор собой, нежели высветляет и тем открывает его.

  •  

Золото было для византийца образом света как истины и славы и через это образом божественных энергий, действующих в веществе.

Ссылки[править]