Золото

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Изделия из золота
79
Золото
196,9666
4f145d106s1

Зо́лото — элемент побочной подгруппы первой группы, шестого периода периодической системы химических элементов Д. И. Менделеева, с атомным номером 79. Простое вещество, благородный металл жёлтого цвета.

Слово золото происходит от старославянского «злато», берущего начало от праславянского «zolto» (жёлтый). Латинское aurum означает «жёлтое» и родственно с «Авророй» (Aurora) — утренней зарёй. С незапамятных времён золото выполняло в человеческом обществе функцию драгоценностей и денег.

Золото в прозе[править]

  •  

Для меня слово мудрости ценнее золота.[1]:231

  Демокрит, IV в. до н.э.
  •  

Самое главное — это иметь не золото, а власть над теми, у кого оно есть.[источник?]

  Маний Курий Дентат, 270 годы до н.э.
  •  

Травы, деревья, золото, серебро — <всё это> липкая грязь;
Заря, облака, солнце и луна — <всё это> сфера мрака.
Тем более это скажу о людях, уверенных в <силе> вдоха и выдоха, <силе> воображения.[2]:116

  Чжан Бо-дуань, Главы о прозрении истины, 1075 г.
  •  

Учиться бессмертию — непременно значит учиться небесному бессмертию;
Только в нём крайний предел золота и киновари.[2]:76

  Чжан Бо-дуань, «Главы о прозрении истины», 1075 г.
  •  

Если бы всё то, что блестит, было золото — золото стоило бы много дешевле.

  Мигель де Сервантес, 1590-е
  •  

Хайку нельзя составлять из разных кусков — их надо ковать, как золото.

  Мацуо Басё, Совет ученику, ~1680-90
  •  

Заблуждение скупых состоит в том, что они считают золото и серебро благами, тогда как это только средства для приобретения благ.[3]

  Франсуа де Ларошфуко, 1664 г.
  •  

Видал я молодцов в золотых кафтанах, да с свинцовой головою. Нет, мой друг! Наличные деньги ― не наличные достоинства. Золотой болван — всё болван.[4]

  Денис Иванович Фонвизин, «Недоросль», 1782
  •  

Золото убило больше душ, чем железо — тел.

  Вальтер Скотт, 1820-е
  •  

Пошёл Дурень к дереву, подрубил его и, когда оно упало, увидел в корневище дерева золотого гуся. Поднял он гуся, захватил с собою и зашёл по пути в гостиницу, где думал переночевать.
У хозяина той гостиницы было три дочери; как увидели они золотого гуся, так и захотелось им посмотреть поближе, что это за диковинная птица, и добыть себе хоть одно из её золотых перышек.
Старшая подумала: «Уж я улучу такую минутку, когда мне можно будет выхватить у него пёрышко», — и при первом случае, когда Дурень куда-то отлучился, она и ухватила гуся за крыло
Но увы! И пальцы, и вся рука девушки так и пристали к крылу, словно припаянные![5]

  Братья Гримм, «Золотой гусь», 1830-е
  •  

Успех нового предприятия, на первый раз, оказался блистательным, потому все трое чувствовали себя необыкновенно в духе, и Сергей Антонович с величайшим удовольствием отдал полную справедливость отменному остроумию и научным сведениям своего друга, графа Каллаша. Вся штука состояла в том, что медный припой, весьма походящий своим наружным видом на золотой песок, от сильного накаливания с помощью паяльной трубки разлагается на цинк и медь. Цинк сгорает вполне, а медь совершенно чернеет и потому скрывается на угле. В самом же угле предварительно врезывается простым перочинным ножичком небольшое углубление, имеющее вид трещины, куда вкладывается королек чистого золота, поверхность которого, приходящаяся не более как на пол-линии ниже общей поверхности самой трещины, затирается угольным порошком, смешанным с воском. Поэтому, стало быть, «химику», производящему опыт, остается только хорошенько изучить заранее вид самого угля и особенно то место, где находится трещина, для того чтобы безошибочно выбрать его между десятком других углей и чтобы в конце концов опыт дал блистательные результаты.[6]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы» (Книга 6), 1867
  •  

Не будем разменивать на мелкую монету золото, которым мы владеем.

  Гюстав Флобер, 1870-е
  •  

Химия существовала издавна в виде металлургии, то есть чисто прикладного умения добывать чистые металлы из руд и сплавов. Свое название (chemia, по-египетски «чернокнижие») она получила, однако, не от этой техники, а от темной практики египтян, которые как раз в нашу эпоху бились над задачей подделывать золото. Наружу они всплывают лишь в эпоху империи; тогда мы и займемся этой наукой.[7]

  Фаддей Зелинский, «История античной культуры», 1914
  •  

Пожалуй, достаточно напомнить одно только знаменитое определение того же Константина Аксакова: «в публикегрязь в золоте; в народе ― золото в грязи». Одним словом, славянофилы были демократы. Какая цена была в жизни их демократизму, другой вопрос. Л.Н. Толстой со своей холодной усмешкой рассказывал, что цену эту он постиг однажды из следующего небольшого эпизода: он шёл по Арбату в обычном крестьянском платье; ему встретился проезжавший на лихаче вождь славянофилов И.С. Аксаков. Толстой поклонился, Аксаков бегло оглянул его и не счёл нужным ответить: в старом мужике он не узнал графа Толстого. Грязь в золоте не удостоила поклона золота в грязи.[8]

  Марк Ландау-Алданов, «Огонь и дым», 1919
  •  

А значение золота в жизни человечества гораздо меньше, чем значение железа, без которого современная техника не может обходиться. Уничтожьте золотую монету и бесполезные золотые украшения, и спрос на золото окажется очень небольшим.
― Вы увлекаетесь ролью железа, ― возразил Макшеев. ― Если бы золота было много, оно заменило бы многие металлы, особенно в сплавах с медью, цинком, оловом. Техника предъявляет большой спрос на прочные, неокисляющиеся металлы и сплавы. Из дешевого золота делали бы бронзу, проволоку и многое, на что теперь поневоле берут медь и ее сплавы.
― Все-таки здесь бесспорно громадные запасы железа и проблематические, сравнительно небольшие запасы золота.
― Ну хорошо, вы берете себе запасы железа, а мне предоставьте золото, когда мы вернемся сюда, чтобы разрабатывать их! ― засмеялся Макшеев. ― Могу предоставить вам и железную руду, пусть эти миллионы или миллиарды будут вашей добычей![9]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Просидели до темной ночи. Андрей Андреевич очаровал Нину знанием рабочей жизни, либеральными своими взглядами и вообще умом, даже его грассированье находила она прелестным. Прохор вытащил из чемодана образцы пород со своих владений. Инженер Протасов внимательно рассматривал. Это медный колчедан, это, кажется, метис-лазурь, чудесно, это янтарь ― ого-го! А это золотоносный песок. <...>
Летний кабинет Прохора весь в дорогих коврах. Шкафы с делами. На окнах, на огромном столе образцы минералов: тут медный колчедан, и круглые сферосидериты, и красноцветные песчаники, и сопутствующие золоту породы кварцев. В стеклянных пробирках ― свежий порошок недавно найденного графита, пробы золотоносных песков, искусно сделанные модели самородков. Вот модель крупнейшего золотого самородка, в 16 фунтов 27 золотников. Оригинал, конечно, у Прохора дома, в стальном несгораемом шкафу.[10]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река», 1933
  •  

В звездах происходит, по выражению физиков, ядерное горение водорода, а гелий — это зола, остающаяся после сгорания. Однако гелиевая зола сильно отличается от обычной. Обычную выгребают из печки и выбрасывают, а гелиевая идет в дело: в звездной печи ядра гелия тоже могут сливаться, образуя постепенно другие, все более и более тяжелые элементы. Реакцию ядерного слияния можно назвать алхимической, потому что в средние века алхимики пытались превратить одни химические элементы в другие. Больше всего им, правда, хотелось научиться делать золото. Сейчас, однако, ясно, что ядерная алхимия способна давать нечто поважнее золота — например, энергию.[11]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

— Это есть Великий Полоз. Всё золото его власти. Где он пройдет — туда оно и подбежит. А ходить он может и по земле и под землей, как ему надо, и места может окружить, сколько хочет. Оттого вот и бывает — найдут, например, люди хорошую жилку, и случится у них какой обман, либо драка, а то и смертоубийство, и жилка потеряется. Это, значит, Полоз побывал тут и отвел золото. А то вот еще… Найдут старатели хорошее, россыпное золото, ну, и питаются. А контора вдруг объявит — уходите, мол, за казну это место берем, сами добывать будем. Навезут это — машин, народу нагонят, а золота-то и нету. И вглубь бьют и во все стороны лезут — нету, будто вовсе не бывало. Это Полоз окружил все то место да пролежал так-то ночку, золото и стянулось все по его-то кольцу. Попробуй, найди, где он лежал.[12]

  Павел Бажов, «Про Великого Полоза», 1936
  •  

― Фубу! Дорогу скажу! Слушай! И тут Филин рассказал по порядку:
Полозу в здешних местах большая сила дана. Он тут всему золоту полный хозяин: у кого хочешь отберет. И может Полоз все место, где золото родится, в свое кольцо взять. Три дня на коне скачи, и то из этого кольца не уйдешь. Только есть все ж таки в наших краях одно место, где полозова сила не берет. Ежели со сноровкой, так можно и с золотом от Полоза уйти. Ну, недешево это стоит, ― обратного ходу не будет. <...>
― Фубу! фубу! фубу! Прокричит этак три раза, огненные кольца и потускнеют маленько, ― вроде остывать станут. А как разгорятся снова да золотые искры шибко по воде побегут, Филин опять закричит. Не одну ночь Полоз тут старался. Ну, не мог. Сила не взяла. С той поры на заплесках озера золото и появилось. Где речек старых и следа нет, а золото ― есть. И все, слышь-ко, чешуйкой да ниточкой, а жужелкой либо крупным самородком вовсе нет. Откуда ему тут, золоту, быть? Вот и сказывают, что из золотой косы полозовой дочки натянуло, И много ведь золота. Потом, уж на моих памятях, сколько за эти заплески ссоры было у башкир с каслинскими заводчиками. А тот Айлып со своей женой Золотой Волос так под озером и остался.[12]

  Павел Бажов, «Золотой волос», 1939
  •  

Мы спокойно устроились в моей бывшей квартире при складе. Сначала вскрыли горшочек, привезенный с золотого рудника. В нем оказалось мелкое золото, добытое китайскими рудокопами из кварцевых жил Чий-чу. Они размалывали кварц в больших чашах, составленных из нескольких обделанных глыб твердого гранита. Я забыл упомянуть раньше, что на первом руднике мы видели такую чашу. Она имела около двух аршин в диаметре и по окружности борт высотой в четверть. Размол мелких кусков кварца выполнял каменный вал диаметром в поларшина и длиной в аршин, который катался в чаше вокруг вертикальной оси. Он был прикреплен к этой оси одним концом, а к другому концу его, в который была вставлена деревянная жердь, припрягали лошадь или осла. Бегая по кругу вокруг чаши, животное приводило в движение вал, который катился вокруг оси и давил кварц. В чашу по желобу поступала вода и затем вместе с кварцевым песком и золотом выливалась через отверстие в борту на наклонную плоскость, представлявшую то, что называется вашгердом золотоискателей, на котором под постоянно текущей водой более тяжелые частицы золота остаются у верхнего края, а более легкий кварцевый песок сносится дальше. На руднике Чий-чу мы видели такую же каменную чашу, состоящую из четырех больших камней; возле нее лежал и вал с остатком деревянной оси, а в стороне возвышался порядочный холм из желтоватого кварцевого песка, перемытого на этой примитивной золотоизвлекательной фабрике. Нам, конечно, не нужна была такая фабрика, чтобы перемолоть 18 кусков кварца, которые мы откопали в фанзе.[13]

  Владимир Обручев, «В дебрях Центральной Азии», 1951
  •  

Антилопа. Сколько золота тебе нужно?
Раджа. Много!
Антилопа. А если его будет слишком много?
Раджа. Глупое животное. Золота не бывает слишком много.

  — «Золотая антилопа», 1954
  •  

― Золото! Смотри, Абакир, золото! Он направился ко мне сначала медленно, а потом заспешил. Я протянул ему на ладони эту золотистую, красивую вещь. ― А ну!
― Он недоверчиво взял в руки мою находку и, разглядывая, потер ее о рукав. ― Да откуда ему быть здесь, золоту? ― проговорил он подавленным голосом, бледнея при этом, как от внезапно нахлынувшего страха. ― Не может быть, ― с усилием усмехнулся он, выколупывая ногтем землю из зазубринок, и, не глядя мне в глаза, с явным неудовольствием вернул обломок.
― А почему бы нет![14]

  Чингиз Айтматов, «Верблюжий глаз», 1962
  •  

― Да, я работаю в библиотеке. Не понимаю, что тут смешного. По-твоему, старший библиограф не имеет отношения к литературе?
― Старший продавец ювелирного магазина тоже имеет отношение к золоту.
― Ты не учитываешь…
― Хватит, ― шепнула Лида, ― я все это слышала тысячу раз. Спи, дорогой.[15]

  Сергей Довлатов, «Роль», 1969
  •  

Змеи тоже связаны с золотом. А. Черноскутов и Ю. Шинкаренко довольно спорно замечают: «…Великий Полоз ― новобранец в вечно пополняющейся армии фольклорных героев. Ему всего-то лет 250–300. Он ― образный отголосок радужных мечтаний и сухих рациональных планов первых русских поселенцев на Урале, в том числе ― золотоискателей. Великий Полоз ― это сон промышленной цивилизации, людей, которые пришли покорять природу, а она, природа, сопротивляется, охраняет свои кладовые и рождает в головах покорителей хвостатые химеры…» Хотя, конечно, герои сказов Бажова и представители «промышленной цивилизации», но они не есть эта самая «цивилизация». Наоборот, они живут в согласии с природой, и именно природа всем раздаёт по справедливости, так что ни о каком «сне» говорить не приходится. Гигантский змей ― не химера русских золотодобытчиков. Гигантские змеи присутствуют и в древнерусском фольклоре, и в фольклоре манси. <...> Кроме того, уральский самоцвет, поделочный камень серпентинит в народе называют змеевиком. То есть, змея ― ещё и житель каменных недр. К тому же и медь, окисляясь, становится зелёной, и малахит ― зелёный, и изумруды ― зелёные. В мифологическом сознании змея с её «каменной» окраской, любовью к горячим камням, умением прятаться в расщелины или замирать неподвижно, как каменная, больше ассоциировалась с минералогическим царством, чем с царством растений и животных. Змеи и ящерки даже в природе связаны с золотом, так как, греясь на камнях, выбирают такие, где высока примесь кварца, а кварц легче раскаляется под солнцем. Кварц же часто сопутствует месторождениям золота.[16]

  Алексей Иванов, «Message: Чусовая», 2000
  •  

Религия денег, несмотря на свою абсолютную победу во всех странах мира, не имеет сегодня конкретного объекта поклонения. Это связано с тем, что золотой телец перестал быть физическим золотом и стал чистым духом, электронной абстракцией. И здесь на помощь прогрессивной религии человечества приходит психоанализ. Он ставит знак метафорического равенства между золотом и экскрементами, позволяя заменить поклонение золотому тельцу ажиотажем вокруг символического кала, источником которого становится т. н. «культура».[17]

  Виктор Пелевин, «Бэтман Аполло», 2013

Золото в стихах[править]

  •  

«Коль ты ругаешь злато,
Никто не принуждает,
Живи без злата в свете;
А нам прожить не можно».
Ответ я сей внимаю,
Сам то же рассуждаю
И то лишь утверждаю,
Что тем-то и несчастны
На свете человеки,
Что, видя прелесть ложну
В такой презренной вещи,
Без ней прожить не могут.
А паче тем несчастны,
Что к золоту пристрастны.[18]

  Михаил Херасков, «О злате» (Оды анакреонтические), 1762
  •  

Почто писать уметь?
Писцы хорошие не в моде, ―
Вить так не ходит медь,
Как золото в народе;
А розница лишь тут,
Что злата золотник, а меди целый пуд.[19]

  Василий Майков, «Почто писать уметь?..», 1762
  •  

«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат.

  Александр Пушкин, «Золото и булат», 1826
  •  

Как молодой повеса ждет свиданья
С какой-нибудь развратницей лукавой
Иль дурой, им обманутой, так я
Весь день минуты ждал, когда сойду
В подвал мой тайный, к верным сундукам.
Счастливый день! могу сегодня я
В шестой сундук (в сундук еще неполный)
Горсть золота накопленного всыпать.
Не много, кажется, но понемногу
Сокровища растут.

  Александр Пушкин, «Скупой рыцарь», 1830
  •  

Так, так, он будет жить… убийство уж не в моде:
Убийц на площадях казнят.
Так!.. в образованном я родился народе;
Язык и золото…. вот наш кинжал и яд![20]

  Михаил Лермонтов, «Маскарад», 1836
  •  

По вас, и в речи нашей страстной
И в русых кудрях проку нет?
Но ― серебро седин прекрасно;
А золоту покорен свет![21]

  Михаил Михайлов, «Старики и молодые», 1862
  •  

«А вот и тундра!» ― говорит
Ямщик, бурят степной.
Княгиня пристально глядит
И думает с тоской:
Сюда̀-то жадный человек
За золотом идет!
Оно лежит по руслам рек,
Оно на дне болот.
Трудна добыча на реке,
Болота страшны в зной,
Но хуже, хуже в руднике,
Глубоко под землей!..
Там гробовая тишина,
Там безрассветный мрак…
Зачем, проклятая страна,
Нашел тебя Ермак?..[22]

  Николай Некрасов, «Княгиня Трубецкая» (из цикла «Русские женщины»), 1871
  •  

В рот — золото, а в руки — мак и мёд;
Последние дары твоих земных забот.
Но пусть не буду я, как римлянин, сожжён:
Хочу в земле вкусить утробный сон, <...>
В могильном сумраке истлеют мак и мед,
Провалится монета в мертвый рот…
Но через много, много темных лет
Пришлец неведомый отроет мой скелет,
И в черном черепе, что заступом разбит,
Тяжелая монета загремит —
И золото сверкнет среди костей,
Как солнце малое, как след души моей.[23]

  Владислав Ходасевич, «Золото», 7 января 1917
  •  

И золото, скрытое в ржавых мхах,
В прохладном песке ручьев,
Стекает, как желтый тяжелый прах,
В походный брезент мешков.
А золото в горных породах спит,
Сверкая огнем сухим,
Меж кварцевых глыб и гранитных плит
Клубится, как желтый дым.
И в тихой долине, где мгла и лень,
Где клюква и ржавый мох,
Копытом ударит седой олень
О золотой кусок…
И золото моют речной водой,
И в желобе из досок
На дно оседает густой-густой,
Тяжелый и желтый сок…[24]

  Эдуард Багрицкий, «Алдан», 1925
  •  

Ржавеет золото и истлевает сталь,
Крошится мрамор. К смерти все готово.
Всего прочнее на земле — печаль,
И долговечней — царственное слово.[25]

  Анна Ахматова, «Кого когда-то называли люди...», 1945
  •  

О чем он думал?
О, совсем не о том,
Что, будь он ловчей по природе,
Он стал бы не винтиком, а винтом,
Членом коллегии или чем-нибудь вроде;
И не о том, что по жизни шел,
Медь находя или олово,
Но так ни разу и не нашел
Золота
в конскую голову.[26]

  Илья Сельвинский, «Человек умирал...», 1962
  •  

Ко мне, ко мне, ко мне!
Я — Золото!
Оно всегда в цене —
Золото.
Беги, лети, спеши,
Я — Золото.
Приманка для души —
Золото.

  Павел Грушко, «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», 1976

Источники[править]

  1. Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.
  2. 2,0 2,1 Чжан Бо-дуань, перевод Е.А.Торчинова Главы о прозрении истины. — СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1994. — 344 с.
  3. Франсуа де Ларошфуко. Размышления на разные темы // Мемуары. Максимы / пер. с фрнц. Э. Л. Линецкой. — Л.: Наука (Ленинградское отделение), 1971 г. — 280 с. — (Литературные памятники).
  4. Фонвизин Д.И. Собрание сочинений в двух томах. — М. Л.: ГИХЛ, 1959 г.
  5. Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И.И.Глазунова, 1870 г. — Том I.
  6. Крестовский В.В. «Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных». Роман в шести частях. Общ. ред. И.В.Скачкова. Москва, «Правда», 1990 г. ISBN 5-253-00029-1
  7. Зелинский Ф.Ф. «История античной культуры». — СПб.: Марс, 1995 г.
  8. Ландау-Алданов М.А. «Огонь и дым.» (Отрывки), 1919 год. — Журнал «Грядущая Россия», 1920 г.
  9. Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  10. Шишков В. Я.: «Угрюм-река». В 2 т. — М.: «Художественная литература», 1987 г.
  11. М. П. Бронштейн «Солнечное вещество». — М.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1936 г.
  12. 12,0 12,1 Бажов П.П. Сочинения в трёх томах. Москва, «Правда», 1986 г.
  13. Обручев В.А. «В дебрях Центральной Азии». — Москва: «Государственное издательство географической литературы», 1951 г.
  14. Советский рассказ. Сост. И. Н. Крамов. Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  15. С. Довлатов. Собрание сочинений в 4-х томах. Том второй. — СПб: Азбука, 1999 г.
  16. Иванов А. Message: Чусовая. — СПб.: Азбука-классика, 2007 г.
  17. В. О. Пелевин. «Бэтман Аполло». — М.: Эксмо, 2013 г.
  18. М. М. Херасков. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1961 г.
  19. Майков В.И. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Москва-Ленинград, «Советский писатель», 1966 г.
  20. М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М. Л.: Academia, 1935-1937 г.
  21. Михайлов М.Л. Стихотворения. Библиотека поэта. — М.: Советский писатель, 1969 г.
  22. Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3 томах: «Библиотека поэта». Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1967 год
  23. Ходасевич В.Ф. «Стихотворения». — Л.: «Советский писатель. Лениградское отделение», 1989 г. — С. 109. — («Библиотека поэта. Большая серия»).
  24. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  25. А.А. Ахматова. Собрание сочинений в 6 томах. — М.: Эллис Лак, 1998 г.
  26. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.

См. также[править]