Перейти к содержанию

Золото

Материал из Викицитатника
Самородок золота (Невада)
79
Золото
196,9666
4f145d106s1

Зо́лото — (лат. Áurum; обозначается символом Au) — элемент 11-й группы, шестого периода периодической системы (по устаревшей классификации — побочной подгруппы первой группы, I-B) с атомным номером 79. Как простое вещество золото при нормальных условиях представляет собой мягкий благородный металл жёлтого цвета. Красноватый оттенок некоторым изделиям из золота, например, монетам, придают примеси других металлов, в частности, меди. В тонких плёнках золото просвечивает зелёным. Золото обладает высокой теплопроводностью и низким электрическим сопротивлением.

Золото — очень тяжёлый металл, шар из чистого золота диаметром 46,237 мм имеет массу 1 килограмм. Среди металлов золото по плотности занимает седьмое место после осмия, иридия, платины, рения, нептуния и плутония. Сопоставимую с золотом плотность имеет вольфрам. Слово золото происходит от старославянского «злато», берущего начало от праславянского «zolto» (жёлтый). Латинское aurum означает «жёлтое» и родственно с «Авророй» (Aurora) — утренней зарёй. С незапамятных времён золото выполняло в человеческом обществе функцию драгоценностей и денег.

Золото в афоризмах и кратких определениях[править]

  •  

Для меня слово мудрости ценнее золота.[1]:231

  Демокрит, IV в. до н.э.
  •  

Самое главное — это иметь не золото, а власть над теми, у кого оно есть.[источник?]

  Маний Курий Дентат, 270 годы до н.э.
  •  

Учиться бессмертию — непременно значит учиться небесному бессмертию;
Только в нём крайний предел золота и киновари.[2]:76

  Чжан Бо-дуань, «Главы о прозрении истины», 1075 г.
  •  

Если бы всё то, что блестит, было золото — золото стоило бы много дешевле.

  Мигель де Сервантес, 1590-е
  •  

Хайку нельзя составлять из разных кусков — их надо ковать, как золото.

  Мацуо Басё, Совет ученику, ~1680-90
  •  

Заблуждение скупых состоит в том, что они считают золото и серебро благами, тогда как это только средства для приобретения благ.[3]

  Франсуа де Ларошфуко, 1664 г.
  •  

А паче тем несчастны,
Что к золоту пристрастны.[4]

  Михаил Херасков, «О злате» (Оды анакреонтические), 1762
  •  

Видал я молодцов в золотых кафтанах, да с свинцовой головою. Нет, мой друг! Наличные деньги ― не наличные достоинства. Золотой болван — всё болван.[5]

  Денис Иванович Фонвизин, «Недоросль», 1782
  •  

Золото убило больше душ, чем железо — тел.

  Вальтер Скотт, 1820-е
  •  

Язык и золото…. вот наш кинжал и яд![6]

  Михаил Лермонтов, «Маскарад», 1836
  •  

Шея одна у нас золота, да так золота, что и головы поднять нельзя.[7]

  Иван Кокорев, «Саввушка», 1847
  •  

И в публике есть золото и грязь, и в народе есть золото и грязь; но в публике грязь в золоте, в народе — золото в грязи.

  Константин Аксаков, «Опыт синонимов: публика - народ», 1857
  •  

Но ― серебро седин прекрасно;
А золоту покорен свет![8]

  Михаил Михайлов, «Старики и молодые», 1862
  •  

Не будем разменивать на мелкую монету золото, которым мы владеем.

  Гюстав Флобер, 1870-е
  •  

Бывает белый кварц, плотный, ну, тот нам не рука, хотя в нем попадаются самородки, а вот такой кварц с ноздринками да со ржавыми натеками ― наверняк золото. Да ведь здесь кругом золото, куда ни повернись.[9]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золотая ночь», 1884
  •  

Первая корзина принесла немного. Кварц был хороший для золотоносной жилы: ноздреватый и ржавый от железных окислов, но видимого золота не оказалось.[10]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под землей», 1905
  •  

Когда поднимали пятую корзину, Михалко что-то кричал со дна дудки, но разобрать ничего было нельзя. Разбирая корзину, Яков вдруг ахнул. Схватив кусок кварца фунта в два, он подбежал к огню и с жадностью принялся его рассматривать. Рукобитов подошел, посмотрел на кварц и проговорил: ― Вот так штука…
― Да-а… Точно плюнуто золотом-то в кварц. Ах ты, братец ты мой… Взвесив камень на руке, он прибавил: ― Золотника с два золота будет…[10]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под землей», 1905
  •  

В рот — золото, а в руки — мак и мёд;
Последние дары твоих земных забот.[11]

  Владислав Ходасевич, «Золото», 7 января 1917
  •  

...значение золота в жизни человечества гораздо меньше, чем значение железа, без которого современная техника не может обходиться. Уничтожьте золотую монету и бесполезные золотые украшения, и спрос на золото окажется очень небольшим.[12]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Неужели вы хотя на минуту могли подумать, что я намерен превратить золото в навоз? Действительно, я устрою несколько горячих денёчков человечеству. Я подведу людей к самому краю страшной пропасти, когда они будут держать в руках килограмм золота, стоящий пять центов…

  Алексей Николаевич Толстой, «Гиперболоид инжененра Гарина», 1927
  •  

Золото в голову шибануло. <...> Оно крепче спирта обжигает.[13]

  Александр Беляев, «Чудесное око», 1935
  •  

Ржавеет золото и истлевает сталь,
Крошится мрамор. К смерти все готово.[14]

  Анна Ахматова, «Кого когда-то называли люди...», 1945
  •  

По доденежной семантике всякое золото и серебро, всякий металл означал то же, что и зерно в земле, умиравшее осенью и воскресавшее весной.[15]

  Ольга Фрейденберг, «Миф и литература древности», 1951
  •  

На средневековом рисунке <...> ― волк, пожирающий царя. Зная алхимическую символику, этот рисунок следует понимать как образование сплава золота с сурьмой.[16]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

Стоя по колено в бледно-голубой холодной воде, я целый день промывал золото. Набирал в ладони песок, зачерпывал воду и, слегка наклонив ладони, смотрел, как она стекала. <...> Потом мне сказали, что это не золото, а слюда, но ощущение холодной горной воды, жаркого солнца, чистого дна отмели и тихого счастья старателя ― осталось.[17]

  Фазиль Искандер, «Время счастливых находок», 1973
  •  

«Правосудие» прервало работу в то время, когда удалось из свинца получить золото — кусочек длиной в несколько миллиметров и толщиной в человеческий волос. Так и тянет сказать: «Сбылась вековая мечта алхимиков[18]

  Игорь Лебедев, «Золото — зола свинца, или Химические опыты в зоне строгого режима», 1991
  •  

...золото выступает в роли золы от сгоревшего свинца! И стоит оно столько же, сколько сам свинец минус стоимость выделившейся энергии![18]

  Игорь Лебедев, «Золото — зола свинца, или Химические опыты в зоне строгого режима», 1991
  •  

Змеи и ящерки даже в природе связаны с золотом, так как, греясь на камнях, выбирают такие, где высока примесь кварца, а кварц легче раскаляется под солнцем. Кварц же часто сопутствует месторождениям золота.[19]

  Алексей Иванов, «Message: Чусовая», 2000
  •  

Когда культура умирает, она находит для себя музей. Les Croix pectorales из тонко-тонко расплющенных золотых пластинок; магия золота; тёплое сияние золота, тяжесть золота.[20]

  Василий Голованов, «Остров, или оправдание бессмысленных путешествий», 2002
  •  

То золото, которое немцы в изобилии отобрали у евреев – в том числе из зубных коронок, собранных с трупов удушенных в газовых камерах людей, – отмывалось в банках Лиссабона и Швейцарии, ещё одной нейтральной страны.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

...золото — такой металл, который держится особняком. Вы не найдете золота в минералах и рудах, поскольку оно почти не образует соединений с другими элементами. <...> Единственный элемент способный образовывать соединения с золотом, — это «вампирический» теллур...[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

...так смотрелся бы бледный блеск ворованного золота (ведь золото всегда ворованное).[22]

  Вадим Левенталь, « Проснись, ты сейчас умрешь. Новая Голландия», 2012

Золото в научной и научно-популярной прозе[править]

  •  

В звездах происходит, по выражению физиков, ядерное горение водорода, а гелий — это зола, остающаяся после сгорания. Однако гелиевая зола сильно отличается от обычной. Обычную выгребают из печки и выбрасывают, а гелиевая идет в дело: в звездной печи ядра гелия тоже могут сливаться, образуя постепенно другие, все более и более тяжелые элементы. Реакцию ядерного слияния можно назвать алхимической, потому что в средние века алхимики пытались превратить одни химические элементы в другие. Больше всего им, правда, хотелось научиться делать золото. Сейчас, однако, ясно, что ядерная алхимия способна давать нечто поважнее золота — например, энергию.[23]

  Матвей Бронштейн, «Солнечное вещество», 1936
  •  

Как делать крепкую водку. «Крепкая водка, употребляемая для разделения, приготовляется при Лаборатории из селитры, чрез разложение железным купоросом. В селитре всегда почти находится поваренная соль, отчего крепкая водка получается в соединении с соляною кислотою и частью с серною из железного купороса. С сими кислотами ее невозможно употреблять для разделения, поелику примешанные кислоты, имея более сродства с серебром, чем самая крепкая водка, при разделении произведут на золото осадки, первая солянокислого или рогового серебра, а вторая сернокислого. Во избежание сего, назначенную для разделения золота от серебра крепкую водку очищают…»[24]

  Валентин Рич, «Первый в России», 1965
  •  

Но мусор мусору рознь. Ведь золото — такой металл, который держится особняком. Вы не найдете золота в минералах и рудах, поскольку оно почти не образует соединений с другими элементами. Золотые чешуйки и самородки обычно не содержат примесей, если не считать некоторых необычных сплавов. Единственный элемент, способный образовывать соединения с золотом, — это «вампирический» теллур, впервые полученный в Трансильвании в 1782 году. Теллур вступает в соединения с золотом, рождая ряд минералов со звучными названиями — креннерит, петцит, сильванит и калаверит, — имеющих замысловатые химические формулы. Вместо <знакомых> красивых пропорций, таких как Н2O, СO2, формула креннерита записывается как (Au0,8Ag0,2)Te2. Эти теллуриды различаются и по цвету, а один из них, калаверит, сияет оттенком жёлтого.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010

Золото в философии, публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Травы, деревья, золото, серебро — <всё это> липкая грязь;
Заря, облака, солнце и луна — <всё это> сфера мрака.
Тем более это скажу о людях, уверенных в <силе> вдоха и выдоха, <силе> воображения.[2]:116

  Чжан Бо-дуань, Главы о прозрении истины, 1075 г.
  •  

А что принадлежит до написанного опыта парижских академиков о привлекательной силе некоторой американской горы, то он, мне кажется, подведен для насмешки над привлекательною сектою, и будто бы та секта не могла найти примера о привлекательной силе из другого места, как то из химии; например, когда разрешится золото в крепкой водке из морской соли и купоросного масла, то происходит от того жёлтая жидкость, и хотя золото восемнадцать раз тяжеле от крепкой водки, однако частицы его не оседают на дно, а остаются соединены с частицами крепкой водки, так какую этому происшествию приписать причину, как не силу взаимного привлечения частиц разных тех материй по известному самих же философов правилу, что ничто не делается без довольной причины, да кроме этого находятся еще и другие многие привлекательной силе примеры, как то в физической материи о связи тел (cohaesio).[25]

  Яков Козельский, «Рассуждения двух индийцев Калана и Ибрагима о человеческом познании», 1788
  •  

Писатели, собственными глазами видевшие языческих вендов, сохранили нам известие еще о некоторых других идолах. В Юлине, или в Виннете, главный именовался Триглав. Кумир его был деревянный, непомерной величины, а другой маленький, вылитый из золота, о трёх головах, покрытых одною шапкою. Более ничего не знаем о сем идоле. Второй, Припекала, означал, кажется, любострастие: ибо христианские писатели сравнивали его с Приапом; а третий, Геровит, или Яровид, бог войны, коего храм был в Гавельберге и Волгасте и подле которого висел на стене золотой щит.[26]

  Николай Карамзин, «История государства Российского» (том I, глава III), 1808
  •  

Сто рублей не сто копеек: их на полу не подымешь и на ветер бросать не приходится. Ты думаешь, что у нас денег и куры не клюют; как же, держи карман-то. Шея одна у нас золота, да так золота, что и головы поднять нельзя.[7]

  Иван Кокорев, «Саввушка», 1847
  •  

Березит, прикасающийся к кварцевым жилам, обыкновенно делается тут на большую или меньшую толщину измененным, более твердым и сильно проникнутым бурым железняком, образуя как бы кору жил, называемую зальбандом. В этих зальбандах большею частию заключается золото, и иногда даже в большем количестве, чем в самой кварцевой жиле. Вообще чем толще зальбанд, тем жила богаче.[27]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Золото в кварцевых жилах встречается в виде неправильных зернышек, блесточек, тонких пластинок, проволоки и проч., вросших в самом кварце, либо в серном колчедане и буром железняке, в игольчатой руде <гётите> и в свинцовом блеске. Кусками значительной величины в Березовских рудниках попадалось оно весьма редко. Часто заключается оно в разрушенном серном колчедане, и притом столь мелкими, пылеобразными частицами, что только чрез толчение и промывание можно увериться к существовании его. В редких случаях кубы бурого железняка, происшедшие от разложения серного колчедана, заключают в себе столь много золота, что если разбить кубик, то он представляется как бы коробочкой, наполненной золотом.[27]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

Третью особенность Ленского района составляет первоисточник россыпного золота. В большинстве случаев на земле этим источником являются кварцевые жилы, содержащие вкрапления самородного золота и некоторых сернистых руд, также золотоносных (серный, медный и мышьяковый колчеданы). Но в Ленском районе большинство толстых кварцевых жил оказались совсем пустыми, только в некоторых, очень редких, разведки обнаружили золото, но недостаточное, чтобы работать их в качестве коренных месторождений. Объяснить разрушением этих редких жил необычайное богатство глубоких россыпей на протяжении целых верст длины и 100-120 м ширины невозможно. Обилие вкраплений серного колчедана в коренных породах района и характер пласта глубоких россыпей позволили мне предложить следующее объяснение золотоносности. Анализы кубиков колчедана как из серного шлиха, собранного на золотопромывальных машинах, так и выбитых прямо из горных пород, показали, что они содержат большее или меньшее количество золота. Очевидно сернистые газы, выделявшиеся из остывавших массивов гранита и отложившие эти кубики в осадочных породах, содержали также золото.[28]

  Владимир Обручев, «Мои путешествия по Сибири», 1948
  •  

Химия существовала издавна в виде металлургии, то есть чисто прикладного умения добывать чистые металлы из руд и сплавов. Свое название (chemia, по-египетски «чернокнижие») она получила, однако, не от этой техники, а от темной практики египтян, которые как раз в нашу эпоху бились над задачей подделывать золото. Наружу они всплывают лишь в эпоху империи; тогда мы и займемся этой наукой.[29]

  Фаддей Зелинский, «История античной культуры», 1914
  •  

Пожалуй, достаточно напомнить одно только знаменитое определение того же Константина Аксакова: «в публикегрязь в золоте; в народе ― золото в грязи». Одним словом, славянофилы были демократы. Какая цена была в жизни их демократизму, другой вопрос. Л.Н. Толстой со своей холодной усмешкой рассказывал, что цену эту он постиг однажды из следующего небольшого эпизода: он шёл по Арбату в обычном крестьянском платье; ему встретился проезжавший на лихаче вождь славянофилов И.С. Аксаков. Толстой поклонился, Аксаков бегло оглянул его и не счёл нужным ответить: в старом мужике он не узнал графа Толстого. Грязь в золоте не удостоила поклона золота в грязи.[30]

  Марк Ландау-Алданов, «Огонь и дым», 1919
  •  

Поверья о змеях, как примете золотых месторождений бытовали среди приисковых стариков на Урале до последнего времени. Приведу отрывки из моих записей 1951 года:
«Вот про полоза я слыхал часто. От многих я слыхал, что где полоз есть, там золота много. И пуще того. Где змей много, там металл есть. Какой бы ни был металл, золото либо платина», рассказывал шестидесятилетний старатель Я. П. Игошев в поселке Черноисточинске Свердловской области.
«Ну, змеи это у металла держатся. Вот Еланка была богата. Дак змей-то сколько было! По Горелой речке медяниц много было. Тоже говорили, что тут золото быть должно». (Г. Ф. Потеев, посёлок Черноисточинск).
«Тоже вот где змеи водятся, тут богатство есть. Шибко в моде это было, шибко фигурировало. Этому большое значение придавали. О полозе тоже я слыхал. Он, говорят, идёт с поднятой головой. И большой он. Шибко говорили про это». (М. Г. Журавлёв , посёлок Висим).
В связи с упоминанием медяниц в рассказе Г. Потеева приведём такое свидетельство П. П. Бажова: «Чаще всего олицетворением Змеёвок считались небольшие бронзовые змейки-медяницы. Широко распространенным было поверье, что эти змейки проходят через камень и на их пути остаются блёстки золота. Иногда о Змеёвках говорилось без связи с Полозом; они считались одним из атрибутов колдовской ночи, когда расцветает «папора»...[31]:161

  Михаил Батин, «Павел Петрович Бажов, 1879-1950», 1959
  •  

В средневековых книгах сурьму обозначали фигурой волка с открытой пастью. Вероятно, такой «хищный» символ этому металлу дали за то, что сурьма растворяет («пожирает») почти все прочие металлы. На средневековом рисунке, который воспроизведен здесь, ― волк, пожирающий царя. Зная алхимическую символику, этот рисунок следует понимать как образование сплава золота с сурьмой. На заднем плане ― освобождение золота из этого сплава путём выжигания сурьмы.[16]

  Борис Горзев, «Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях», 1968
  •  

Для Болотова это была уже вторая подобная установка — первую, не такую мощную, сделал ещё до ареста. Уже тогда он стал превращать одни химические элементы в другие. «Правосудие» прервало работу в то время, когда удалось из свинца получить золото — кусочек длиной в несколько миллиметров и толщиной в человеческий волос. Так и тянет сказать: «Сбылась вековая мечта алхимиков!» Но идеи Болотова и результаты его опытов столь фантастичны, что здесь уже не до иронии. Зная о том, что искусственное получение золота в принципе возможно, но практически не имеет смысла из-за колоссальных затрат, я спросил у Бориса Васильевича: «Какова же себестоимость вашего металла?» Оказывается, реакция идет с выделением энергии. То есть золото выступает в роли золы от сгоревшего свинца! И стоит оно столько же, сколько сам свинец минус стоимость выделившейся энергии![18]

  Игорь Лебедев, «Золото — зола свинца, или Химические опыты в зоне строгого режима», 1991
  •  

Змеи тоже связаны с золотом. А. Черноскутов и Ю. Шинкаренко довольно спорно замечают: «…Великий Полоз ― новобранец в вечно пополняющейся армии фольклорных героев. Ему всего-то лет 250–300. Он ― образный отголосок радужных мечтаний и сухих рациональных планов первых русских поселенцев на Урале, в том числе ― золотоискателей. Великий Полоз ― это сон промышленной цивилизации, людей, которые пришли покорять природу, а она, природа, сопротивляется, охраняет свои кладовые и рождает в головах покорителей хвостатые химеры…» Хотя, конечно, герои сказов Бажова и представители «промышленной цивилизации», но они не есть эта самая «цивилизация». Наоборот, они живут в согласии с природой, и именно природа всем раздаёт по справедливости, так что ни о каком «сне» говорить не приходится. Гигантский змей ― не химера русских золотодобытчиков. Гигантские змеи присутствуют и в древнерусском фольклоре, и в фольклоре манси. <...> Кроме того, уральский самоцвет, поделочный камень серпентинит в народе называют змеевиком. То есть, змея ― ещё и житель каменных недр. К тому же и медь, окисляясь, становится зелёной, и малахит ― зелёный, и изумруды ― зелёные. В мифологическом сознании змея с её «каменной» окраской, любовью к горячим камням, умением прятаться в расщелины или замирать неподвижно, как каменная, больше ассоциировалась с минералогическим царством, чем с царством растений и животных. Змеи и ящерки даже в природе связаны с золотом, так как, греясь на камнях, выбирают такие, где высока примесь кварца, а кварц легче раскаляется под солнцем. Кварц же часто сопутствует месторождениям золота.[19]

  Алексей Иванов, «Message: Чусовая», 2000
  •  

<царю> Мидасу приписывались некоторые научные достижения. Так, его считали первооткрывателем олова (это не так, хотя олово действительно добывали во Фригии), а также приписывали ему открытие минералов «чёрный свинец» (графит) и «белый свинец» (красивый, но ядовитый пигмент, известный как «свинцовые белила»). Но, разумеется, никто не помнил бы Мидаса сегодня, если бы не еще один его дар, связанный с металлургией, – золотое прикосновение. Он приобрел эту способность, приютив пьяного сатира Силена, который однажды ночью пробирался через его розовый сад. Силен так высоко оценил гостеприимство монарха, что предложил ему награду. Мидас попросил, чтобы все, к чему бы он ни прикоснулся, превращалось в золото. Этот дар вскоре стоил ему жизни собственной дочери, которую он неосторожно обнял, и едва не погубил самого Мидаса, так как в золото превращалась вся пища, попадавшая ему в рот.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

В 1701 году дерзкий молодой человек по имени Иоганн Фридрих Бёттгер, воодушевлённый тем, как он сейчас одурачит целую толпу зевак безобидными фокусами, вытащил две серебряные монеты и приготовился к демонстрации волшебства. Он взмахнул руками, произвел над деньгами какие-то химические манипуляции – и вдруг серебро исчезло, а на его месте оказался цельный кусок золота. Это был самый убедительный алхимический опыт, который доводилось видеть местным жителям. Бёттгер был уверен, что навсегда обеспечил себе прочную репутацию, и, к сожалению, был совершенно прав.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010
  •  

То золото, которое немцы в изобилии отобрали у евреев – в том числе из зубных коронок, собранных с трупов удушенных в газовых камерах людей, – отмывалось в банках Лиссабона и Швейцарии, ещё одной нейтральной страны. Еще долгие годы правление крупнейшего лиссабонского банка настаивало, что его сотрудники не имели ни малейшего понятия, что 44 тонны полученного ими золота были грязными, несмотря на то что на многих слитках была отчеканена свастика.[21]

  Сэм Кин, «Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева», 2010

Золото в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

Понемногу завязалась беседа, конечно через толмача, и тут я, между прочим, услышал миф, с которым связано имя оз. Алтын-коль или Золотого озера. Был голодный год, и люди умирали от недостатка пищи. У одного калмыка был кусок золота с конскую голову, но не было хлеба и скота; пошел он по своим соседям, предлагая золото и прося за него немного пищи, но всюду получал отказ. Наконец, приведенный в отчаяние, обладатель условного богатства взошел на вершину Алтын-ту и оттуда бросил свое сокровище в глубокое озеро... Отсюда и пошло название горы и озера.[32]

  Василий Сапожников, «По русскому и монгольскому Алтаю», 1895
  •  

Мы спокойно устроились в моей бывшей квартире при складе. Сначала вскрыли горшочек, привезенный с золотого рудника. В нем оказалось мелкое золото, добытое китайскими рудокопами из кварцевых жил Чий-чу. Они размалывали кварц в больших чашах, составленных из нескольких обделанных глыб твердого гранита. Я забыл упомянуть раньше, что на первом руднике мы видели такую чашу. Она имела около двух аршин в диаметре и по окружности борт высотой в четверть. Размол мелких кусков кварца выполнял каменный вал диаметром в поларшина и длиной в аршин, который катался в чаше вокруг вертикальной оси. Он был прикреплен к этой оси одним концом, а к другому концу его, в который была вставлена деревянная жердь, припрягали лошадь или осла. Бегая по кругу вокруг чаши, животное приводило в движение вал, который катился вокруг оси и давил кварц. В чашу по желобу поступала вода и затем вместе с кварцевым песком и золотом выливалась через отверстие в борту на наклонную плоскость, представлявшую то, что называется вашгердом золотоискателей, на котором под постоянно текущей водой более тяжелые частицы золота остаются у верхнего края, а более легкий кварцевый песок сносится дальше. На руднике Чий-чу мы видели такую же каменную чашу, состоящую из четырех больших камней; возле нее лежал и вал с остатком деревянной оси, а в стороне возвышался порядочный холм из желтоватого кварцевого песка, перемытого на этой примитивной золотоизвлекательной фабрике. Нам, конечно, не нужна была такая фабрика, чтобы перемолоть 18 кусков кварца, которые мы откопали в фанзе.[33]

  Владимир Обручев, «В дебрях Центральной Азии», 1951
  •  

Рядом с городом на берегу реки Келасури я нашёл целую отмель с золотоносным песком. Стоя по колено в бледно-голубой холодной воде, я целый день промывал золото. Набирал в ладони песок, зачерпывал воду и, слегка наклонив ладони, смотрел, как она стекала. Золотые пластинчатые искорки вспыхивали в ладонях, вода щекотала пальцы ног, большие солнечные зайцы дрожали на чистом-пречистом дне отмели, и было хорошо, как никогда. Потом мне сказали, что это не золото, а слюда, но ощущение холодной горной воды, жаркого солнца, чистого дна отмели и тихого счастья старателя ― осталось.[17]

  Фазиль Искандер, «Время счастливых находок», 1973

Золото в художественной прозе[править]

Золотой австрийский дукат
  •  

Пошёл Дурень к дереву, подрубил его и, когда оно упало, увидел в корневище дерева золотого гуся. Поднял он гуся, захватил с собою и зашёл по пути в гостиницу, где думал переночевать.
У хозяина той гостиницы было три дочери; как увидели они золотого гуся, так и захотелось им посмотреть поближе, что это за диковинная птица, и добыть себе хоть одно из её золотых перышек.
Старшая подумала: «Уж я улучу такую минутку, когда мне можно будет выхватить у него пёрышко», — и при первом случае, когда Дурень куда-то отлучился, она и ухватила гуся за крыло
Но увы! И пальцы, и вся рука девушки так и пристали к крылу, словно припаянные![34]

  Братья Гримм, «Золотой гусь», 1830-е
  •  

Успех нового предприятия, на первый раз, оказался блистательным, потому все трое чувствовали себя необыкновенно в духе, и Сергей Антонович с величайшим удовольствием отдал полную справедливость отменному остроумию и научным сведениям своего друга, графа Каллаша. Вся штука состояла в том, что медный припой, весьма походящий своим наружным видом на золотой песок, от сильного накаливания с помощью паяльной трубки разлагается на цинк и медь. Цинк сгорает вполне, а медь совершенно чернеет и потому скрывается на угле. В самом же угле предварительно врезывается простым перочинным ножичком небольшое углубление, имеющее вид трещины, куда вкладывается королек чистого золота, поверхность которого, приходящаяся не более как на пол-линии ниже общей поверхности самой трещины, затирается угольным порошком, смешанным с воском. Поэтому, стало быть, «химику», производящему опыт, остается только хорошенько изучить заранее вид самого угля и особенно то место, где находится трещина, для того чтобы безошибочно выбрать его между десятком других углей и чтобы в конце концов опыт дал блистательные результаты.[35]

  Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы» (Книга 6), 1867
  •  

― Не про это тебе говорю, это золото настоящее и Шаблон:Commeny не на Ветлуге, ― сказал Колышкин. ― Говорю тебе про серный колчедан <пирит>, про тот, что у вас «мышиным золотом» зовется. Местами он гнездами в земле лежит и с виду как есть золотой песок. Только золота из него не добудешь, а коли хочешь купоросное масло делать, ― иная статья ― можно выгоду получить… Эта гарь от колчедана, а по-вашему, от мышиного золота; а песок в склянке не здешний. То с приисков краденое настоящее промытое золото…[36]

  Павел Мельников-Печерский, «В лесах» (книга первая), 1874
  •  

Спустившись в канаву, он набрал несколько камешков и вернулся с ними в экипаж.
― Вот не угодно ли вам полюбоваться, ― торопливо говорил он, рассматривая несколько кусков ноздреватого кварца.
― Это что такое, по-вашему? Кварц… Какой кварц? Настоящий золотой кварц… Уверяю вас, что правда. Уж эту музыку мы отлично знаем… Можете быть уверены, что мы сейчас едем по чистому золоту. Ей-богу! Бывает белый кварц, плотный, ну, тот нам не рука, хотя в нем попадаются самородки, а вот такой кварц с ноздринками да со ржавыми натеками ― наверняк золото. Да ведь здесь кругом золото, куда ни повернись. Вон в Невьянске или в Верхнейвинске прямо в огородах золото копают…[9]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Золотая ночь», 1884
  •  

Она ничего не могла удержать, деньги так и сыпались у нее из мочальных рук, и это было так глупо, что даже те, кто подбирал их, смеялись над нею и называли глупою и хвастуньей. Люди, которые жили в деревне у подножия скалы, особенно едко и больно насмехались над ней. Видя ее золотую голову и брильянтовое сердце, они многого ожидали от принцессы, верили в ее силу и могущество и на этом строили планы собственного благополучия, но как только они убеждались, что она не может отколоть куска золота от своей головы или вынуть брильянт из своего сердца, они разочаровывались в ней, обвиняли во лжи...[37]

  Надежда Лухманова, «Девочки», 1894
  •  

Прошло, по крайней мере, полчаса, пока веревка на вороте не дрогнула, а из дудки донесся детский голос:
― Подымай!.. Первая корзина принесла немного. Кварц был хороший для золотоносной жилы: ноздреватый и ржавый от железных окислов, но видимого золота не оказалось.
― Жила разрушистая, ― заметил Яков. ― Легко ее Михалке добывать… ― Пуда с три наберется кварцу… ― соображал вслух Рукобитов, опоражнивая корзину. Вторая корзина тоже не принесла ничего особенного, и Яков, сидя около огонька, только почесывал в затылке. Эх, напрасно давеча глупое слово сорвалось насчет золота. Добытый кварц они уносили в кусты и заваливали снегом. Мало ли что может случиться!.. Тот же штейгер Ермишка, чтобы выслужиться, с пьяных глаз начальство подведет. Ему, оголтелому, всё равно… <...>
Когда поднимали пятую корзину, Михалко что-то кричал со дна дудки, но разобрать ничего было нельзя. Разбирая корзину, Яков вдруг ахнул. Схватив кусок кварца фунта в два, он подбежал к огню и с жадностью принялся его рассматривать. Рукобитов подошел, посмотрел на кварц и проговорил: ― Вот так штука…
― Да-а… Точно плюнуто золотом-то в кварц. Ах ты, братец ты мой… Взвесив камень на руке, он прибавил: ― Золотника с два золота будет…[10]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Под землей», 1905
  •  

А значение золота в жизни человечества гораздо меньше, чем значение железа, без которого современная техника не может обходиться. Уничтожьте золотую монету и бесполезные золотые украшения, и спрос на золото окажется очень небольшим.
― Вы увлекаетесь ролью железа, ― возразил Макшеев. ― Если бы золота было много, оно заменило бы многие металлы, особенно в сплавах с медью, цинком, оловом. Техника предъявляет большой спрос на прочные, неокисляющиеся металлы и сплавы. Из дешевого золота делали бы бронзу, проволоку и многое, на что теперь поневоле берут медь и ее сплавы.
― Все-таки здесь бесспорно громадные запасы железа и проблематические, сравнительно небольшие запасы золота.
― Ну хорошо, вы берете себе запасы железа, а мне предоставьте золото, когда мы вернемся сюда, чтобы разрабатывать их! ― засмеялся Макшеев. ― Могу предоставить вам и железную руду, пусть эти миллионы или миллиарды будут вашей добычей![12]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

— Вы вправе спросить, для чего же мне нужны вы, Роллинг, когда у меня под ногами неисчерпаемое золото?
— Да, спрошу, — хрипло проговорил Роллинг.
— Дядя, выпейте стакан джину с кайенским перцем, это оживит ваше воображение. Неужели вы хотя на минуту могли подумать, что я намерен превратить золото в навоз? Действительно, я устрою несколько горячих денечков человечеству. Я подведу людей к самому краю страшной пропасти, когда они будут держать в руках килограмм золота, стоящий пять центов… Поняли наконец?.. И тогда, в эти дни величайшей паники, мы, то есть я, вы и еще триста таких же буйволов, или мировых негодяев, или финансовых королей, — выбирайте название по своему вкусу, — возьмем мир за глотку… Мы покупаем все предприятия, все заводы, все железные дороги, весь воздушный и морской флот… Все, что нам нужно и что пригодится, — будет наше. Тогда мы взрываем этот остров вместе с шахтой и объявляем, что мировой запас золота ограничен, золото в наших руках и золоту возвращено его прежнее значение — быть единой мерой стоимости.
Роллинг слушал, откинувшись на спинку стула, рот его с золотыми зубами раздвинулся, как у акулы, лицо побагровело.

  Алексей Николаевич Толстой, «Гиперболоид инжененра Гарина», 1927
  •  

Капитаны съехали на берег. Все было в порядке На кораблях сушились матросские подштанники. Мыли палубу. Некоторое изумление у таможенных чиновников вызвал груз на судах под голландским флагом. Но им объяснили, что литые, по пяти килограммов, бруски желтого металла не что иное, как золото, привезенное для продажи.
Чиновники посмеялись над такой забавной шуткой.
— Почем же вы продаете золото? Хе!
— По себестоимости, — ответили помощники капитанов. (На всех пяти кораблях происходил слово в слово один и тот же разговор.)
— А именно?
— По два с половиной доллара за килограмм.
— Недорого цените ваше золото.
— Продаем дешево, товару много, — ответили помощники капитанов, посасывая трубки.
Так чиновники и записали в журналах: «Груз — бруски желтого металла, под названием золото». Посмеялись и ушли. А смеяться совсем было нечему.
Через два дня в Сан-Франциско в утренних газетах, в отделе объявлений, на бело-желтых афишах, расклеенных по рекламным столбам, и просто на тротуарах мелом появилось сообщение: «Инженер Петр Гарин, считая войну за независимость Золотого острова оконченной и глубоко сожалея о жертвах, понесенных противником, с почтением предлагает жителям Соединенных Штатов, в виде начала мирных торговых сношений, пять кораблей, груженных червонным золотом. Пятикилограммовые бруски золота продаются по цене два с половиной доллара за килограмм. Желающие могут получить их в табачных, москательных, мелочных лавках, в газетных киосках, у чистильщиков сапог и так далее. Прошу убедиться в подлинности золота, имеющегося у меня в неограниченном количестве. С почтением, Гарин».

  Алексей Николаевич Толстой, «Гиперболоид инжененра Гарина», 1927
  •  

— Раздайсь! Эй ты, деревня! — вдруг гаркнул вошедший оборванец с подбитым глазом. — Прочь, орда! Приискатель прёт! Здорово, купцы! — Он хлопнул тряпичной шапкой о прилавок, изрядно испугав дородную, покупавшую бархат попадью.
— Почем? — выхватил приискатель из рук матушки кусок бархату.
— Семь с полтиной... Проходи, не безобразь, — сухо сказал приказчик.
— Дрянь! Дай высчий сорт... Рублёв на двадцать, — прохрипел оборванец. — Да поскореича! Знаешь, кто я таков? Я Иван Пятаков – куплю и выкуплю. У меня вот здесь, — он хлопнул по карману, — два фунта золотой крупы, а тут вот самородок поболе твоей нюхалки. Чуешь?[38]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река» (том первый), 1928
  •  

Он лежал мёртвый около самой изгороди дома Казальса, его подняли. <...> У него в жёлтых руках, похожих на когтистую лапу хищной птицы, застыли ручки кожаного мешка с заклепанным замком. Двое с трудом разогнули эти костлявые пальцы и вынули из рук сумку. Агент магистратов не смог ее открыть и вспорол кожу. Тогда понял, почему сумка так была тяжела, — в ней был слиток золота величиной в голову ребёнка. Скажите, на что золото этому покойнику? И уверяю вас, господин Сильвестр де Саси, когда волнуется парижская чернь, она волнуется ради ничтожных житейских благ, а тут у нее на мостовой помирает от истощения человек, несущий несметные богатства.[39]

  Анатолий Виноградов, «Чёрный консул», 1932
  •  

Просидели до темной ночи. Андрей Андреевич очаровал Нину знанием рабочей жизни, либеральными своими взглядами и вообще умом, даже его грассированье находила она прелестным. Прохор вытащил из чемодана образцы пород со своих владений. Инженер Протасов внимательно рассматривал. Это медный колчедан, это, кажется, метис-лазурь, чудесно, это янтарь ― ого-го! А это золотоносный песок. <...>
Летний кабинет Прохора весь в дорогих коврах. Шкафы с делами. На окнах, на огромном столе образцы минералов: тут медный колчедан, и круглые сферосидериты, и красноцветные песчаники, и сопутствующие золоту породы кварцев. В стеклянных пробирках ― свежий порошок недавно найденного графита, пробы золотоносных песков, искусно сделанные модели самородков. Вот модель крупнейшего золотого самородка, в 16 фунтов 27 золотников. Оригинал, конечно, у Прохора дома, в стальном несгораемом шкафу.[38]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река» (том второй), 1933
  •  

И Вильямс, толстый Вильямс... На привале он своей тушей придавил Скотта, и Скотт задыхается от тяжести тучного тела. Вильямс закрывает своим телом вход в пещеру, и Скотт задыхается. Вильямс хватает мешки с золотом и удирает на мулах, а Скотт бежит за ним по плоскогорью, безлюдному, как поверхность Луны, горячему, как раскаленная плита, и кричит: «Стой, стой, предатель!» Эти крики разносились по пароходу. Матросы покачивали головами и говорили:
— Совсем свихнулся.
— Золото в голову шибануло, — заметил старый матрос. — Оно крепче спирта обжигает.[13]

  Александр Беляев, «Чудесное око», 1935
  •  

— Это есть Великий Полоз. Всё золото его власти. Где он пройдет — туда оно и подбежит. А ходить он может и по земле и под землей, как ему надо, и места может окружить, сколько хочет. Оттого вот и бывает — найдут, например, люди хорошую жилку, и случится у них какой обман, либо драка, а то и смертоубийство, и жилка потеряется. Это, значит, Полоз побывал тут и отвел золото. А то вот еще… Найдут старатели хорошее, россыпное золото, ну, и питаются. А контора вдруг объявит — уходите, мол, за казну это место берем, сами добывать будем. Навезут это — машин, народу нагонят, а золота-то и нету. И вглубь бьют и во все стороны лезут — нету, будто вовсе не бывало. Это Полоз окружил все то место да пролежал так-то ночку, золото и стянулось все по его-то кольцу. Попробуй, найди, где он лежал.[40]

  Павел Бажов, «Про Великого Полоза», 1936
  •  

― Фубу! Дорогу скажу! Слушай! И тут Филин рассказал по порядку:
Полозу в здешних местах большая сила дана. Он тут всему золоту полный хозяин: у кого хочешь отберет. И может Полоз все место, где золото родится, в свое кольцо взять. Три дня на коне скачи, и то из этого кольца не уйдешь. Только есть все ж таки в наших краях одно место, где полозова сила не берет. Ежели со сноровкой, так можно и с золотом от Полоза уйти. Ну, недешево это стоит, ― обратного ходу не будет. <...>
― Фубу! фубу! фубу! Прокричит этак три раза, огненные кольца и потускнеют маленько, ― вроде остывать станут. А как разгорятся снова да золотые искры шибко по воде побегут, Филин опять закричит. Не одну ночь Полоз тут старался. Ну, не мог. Сила не взяла. С той поры на заплесках озера золото и появилось. Где речек старых и следа нет, а золото ― есть. И все, слышь-ко, чешуйкой да ниточкой, а жужелкой либо крупным самородком вовсе нет. Откуда ему тут, золоту, быть? Вот и сказывают, что из золотой косы полозовой дочки натянуло, И много ведь золота. Потом, уж на моих памятях, сколько за эти заплески ссоры было у башкир с каслинскими заводчиками. А тот Айлып со своей женой Золотой Волос так под озером и остался.[40]

  Павел Бажов, «Золотой волос», 1939
  •  

В морской воде главную роль играют, конечно, кислород и водород, которые и образуют самое-то воду. Если она заключает в себе эти элементы в размере девяноста шести с половиной процентов своего веса, то хлора в ней всего два процента, натрия один и четырнадцать сотых процента, магния, серы, кальция, брома, рубидия ― сотые и тысячные доли процента, а, скажем, золота ― ничтожнейшие, миллионные доли процента. Но если помножить эти ничтожнейшие количества золота на миллиарды тонн воды Мирового океана, то в ней окажутся сотни миллионов тонн золота!
― Вот бы научиться добывать это золото, ― задумчиво проговорил Марат. ― Вот это была бы валюта! Грандиозный, неисчерпаемый золотой фонд Советского Союза![41]

  Григорий Адамов, «Тайна двух океанов», 1959
  •  

― Золото! Смотри, Абакир, золото! Он направился ко мне сначала медленно, а потом заспешил. Я протянул ему на ладони эту золотистую, красивую вещь. ― А ну!
― Он недоверчиво взял в руки мою находку и, разглядывая, потер ее о рукав. ― Да откуда ему быть здесь, золоту? ― проговорил он подавленным голосом, бледнея при этом, как от внезапно нахлынувшего страха. ― Не может быть, ― с усилием усмехнулся он, выколупывая ногтем землю из зазубринок, и, не глядя мне в глаза, с явным неудовольствием вернул обломок.
― А почему бы нет![42]

  Чингиз Айтматов, «Верблюжий глаз», 1962
  •  

― Да, я работаю в библиотеке. Не понимаю, что тут смешного. По-твоему, старший библиограф не имеет отношения к литературе?
― Старший продавец ювелирного магазина тоже имеет отношение к золоту.
― Ты не учитываешь…
― Хватит, ― шепнула Лида, ― я все это слышала тысячу раз. Спи, дорогой.[43]

  Сергей Довлатов, «Роль», 1969
  •  

— Сказывают, нехорошими делами они у себя займаются… Оловянные ложки ейный муж скупает и из них золото плавит… Чудо-юдина блаженный…
— Не такой уж он блаженный, ежели из олова золото вытворяет, — покачала головой вторая мещанка.[44]

  Евгений Евтушенко, «Ягодные места», 1982
  •  

Быть европейским христианином (во всяком случае, немудрено, что так думает весь остальной мир) означает строить корабли, плыть на них к любому и каждому берегу, ещё не ощетинившемуся пушками, высаживаться в устье реки, целовать землю, устанавливать флаг или крест, стращать туземцев мушкетной пальбой и — проделав такой путь, преодолев столько тягот и опасностей — доставать плоскую посудину и нагребать в неё речную грязь. При размешивании в посудине возникает вихревая воронка, поначалу скрытая мутной взвесью. Однако постепенно течение уносит муть, словно ветер — пыльное облако, и взгляду предстает завихрение, к центру которого стягивается концентрат, в то время как более лёгкие песчинки отбрасываются к краям и смываются водой. Голубые глаза пришельцев пристально смотрят на более тяжёлые крупицы, поскольку иногда они бывают жёлтыми и блестящими.
Легко назвать этих людей глупцами (не упоминая уже их алчность, жестокость и проч.), ибо есть некая сознательная безмозглость в том, чтобы достичь неведомых берегов и, не обращая внимания на аборигенов, их языки, искусство, на местных животных и бабочек, цветы, травы и развалины, свести всё к нескольким крупицам блестящего вещества в центре посудины.

  Нил Стивенсон, «Ртуть», 2003
  •  

Он стал с удовольствием объяснять, сколько денег он хочет. Сквозь тонировку видны были только бледные, смурной пеленой подернутые угли — фонари, окна, стоп-сигналы, — кружась, заворачивали, заворачивали мимо — из иллюминатора подводной лодки, скользящей по дну моря, думал я, так смотрелся бы бледный блеск ворованного золота (ведь золото всегда ворованное).[22]

  Вадим Левенталь, « Проснись, ты сейчас умрешь. Новая Голландия», 2012
  •  

Религия денег, несмотря на свою абсолютную победу во всех странах мира, не имеет сегодня конкретного объекта поклонения. Это связано с тем, что золотой телец перестал быть физическим золотом и стал чистым духом, электронной абстракцией. И здесь на помощь прогрессивной религии человечества приходит психоанализ. Он ставит знак метафорического равенства между золотом и экскрементами, позволяя заменить поклонение золотому тельцу ажиотажем вокруг символического кала, источником которого становится т. н. «культура».[45]

  Виктор Пелевин, «Бэтман Аполло», 2013

Золото в стихах[править]

Изделия из золота
  •  

«Коль ты ругаешь злато,
Никто не принуждает,
Живи без злата в свете;
А нам прожить не можно».
Ответ я сей внимаю,
Сам то же рассуждаю
И то лишь утверждаю,
Что тем-то и несчастны
На свете человеки,
Что, видя прелесть ложну
В такой презренной вещи,
Без ней прожить не могут.
А паче тем несчастны,
Что к золоту пристрастны.[4]

  Михаил Херасков, «О злате» (Оды анакреонтические), 1762
  •  

Почто писать уметь?
Писцы хорошие не в моде, ―
Вить так не ходит медь,
Как золото в народе;
А розница лишь тут,
Что злата золотник, а меди целый пуд.[46]

  Василий Майков, «Почто писать уметь?..», 1762
  •  

«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат.

  Александр Пушкин, «Золото и булат», 1826
  •  

Как молодой повеса ждет свиданья
С какой-нибудь развратницей лукавой
Иль дурой, им обманутой, так я
Весь день минуты ждал, когда сойду
В подвал мой тайный, к верным сундукам.
Счастливый день! могу сегодня я
В шестой сундук (в сундук еще неполный)
Горсть золота накопленного всыпать.
Не много, кажется, но понемногу
Сокровища растут.

  Александр Пушкин, «Скупой рыцарь», 1830
  •  

Так, так, он будет жить… убийство уж не в моде:
Убийц на площадях казнят.
Так!.. в образованном я родился народе;
Язык и золото…. вот наш кинжал и яд![6]

  Михаил Лермонтов, «Маскарад», 1836
  •  

По вас, и в речи нашей страстной
И в русых кудрях проку нет?
Но ― серебро седин прекрасно;
А золоту покорен свет![8]

  Михаил Михайлов, «Старики и молодые», 1862
  •  

«А вот и тундра!» ― говорит
Ямщик, бурят степной.
Княгиня пристально глядит
И думает с тоской:
Сюда̀-то жадный человек
За золотом идет!
Оно лежит по руслам рек,
Оно на дне болот.
Трудна добыча на реке,
Болота страшны в зной,
Но хуже, хуже в руднике,
Глубоко под землей!..
Там гробовая тишина,
Там безрассветный мрак…
Зачем, проклятая страна,
Нашел тебя Ермак?..[47]

  Николай Некрасов, «Княгиня Трубецкая» (из цикла «Русские женщины»), 1871
  •  

В рот — золото, а в руки — мак и мёд;
Последние дары твоих земных забот.
Но пусть не буду я, как римлянин, сожжён:
Хочу в земле вкусить утробный сон, <...>
В могильном сумраке истлеют мак и мед,
Провалится монета в мертвый рот…
Но через много, много темных лет
Пришлец неведомый отроет мой скелет,
И в черном черепе, что заступом разбит,
Тяжелая монета загремит —
И золото сверкнет среди костей,
Как солнце малое, как след души моей.[11]

  Владислав Ходасевич, «Золото», 7 января 1917
  •  

И золото, скрытое в ржавых мхах,
В прохладном песке ручьев,
Стекает, как желтый тяжелый прах,
В походный брезент мешков.
А золото в горных породах спит,
Сверкая огнем сухим,
Меж кварцевых глыб и гранитных плит
Клубится, как желтый дым.
И в тихой долине, где мгла и лень,
Где клюква и ржавый мох,
Копытом ударит седой олень
О золотой кусок…
И золото моют речной водой,
И в желобе из досок
На дно оседает густой-густой,
Тяжелый и желтый сок…[48]

  Эдуард Багрицкий, «Алдан», 1925
  •  

Ржавеет золото и истлевает сталь,
Крошится мрамор. К смерти все готово.
Всего прочнее на земле — печаль,
И долговечней — царственное слово.[14]

  Анна Ахматова, «Кого когда-то называли люди...», 1945
  •  

О чем он думал?
О, совсем не о том,
Что, будь он ловчей по природе,
Он стал бы не винтиком, а винтом,
Членом коллегии или чем-нибудь вроде;
И не о том, что по жизни шел,
Медь находя или олово,
Но так ни разу и не нашел
Золота
в конскую голову.[49]

  Илья Сельвинский, «Человек умирал...», 1962

Золото в массовой культуре и кинематографе[править]

  •  

Антилопа. Сколько золота тебе нужно?
Раджа. Много!
Антилопа. А если его будет слишком много?
Раджа. Глупое животное. Золота не бывает слишком много.

  — «Золотая антилопа», 1954
  •  

Ко мне, ко мне, ко мне!
Я — Золото!
Оно всегда в цене —
Золото.
Беги, лети, спеши,
Я — Золото.
Приманка для души —
Золото.
Хор
Золото! Голд, голд!
Чем больше голд, тем меньше голод!

  Павел Грушко, «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», 1976

Золото в пословицах и поговорках[править]

  • Богатому любой ветер несет золото (латышская).[50]
  • Земля - казна, вода - золото (киргизская).
  • Золотым крючком рыбу не ловят (польская).
  • Море - золотое дно (русская).

Источники[править]

  1. Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.
  2. 1 2 Чжан Бо-дуань, перевод Е.А.Торчинова Главы о прозрении истины. — СПб.: Центр «Петербургское востоковедение», 1994. — 344 с.
  3. Франсуа де Ларошфуко. Размышления на разные темы // Мемуары. Максимы / пер. с фрнц. Э. Л. Линецкой. — Л.: Наука (Ленинградское отделение), 1971 г. — 280 с. — (Литературные памятники).
  4. 1 2 М. М. Херасков. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1961 г.
  5. Фонвизин Д.И. Собрание сочинений в двух томах. — М. Л.: ГИХЛ, 1959 г.
  6. 1 2 М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М. Л.: Academia, 1935-1937 г.
  7. 1 2 «Москва сороковых годов». Очерки и повести о Москве XIX века (И. Т. Кокорев, «Сибирка. Мещанские очерки»). — М.: «Московский рабочий», 1959 г.
  8. 1 2 Михайлов М.Л. Стихотворения. Библиотека поэта. — М.: Советский писатель, 1969 г.
  9. 1 2 Мамин-Сибиряк Д. Н. Золото. Роман, рассказы, повесть. — Минск, «Беларусь», 1983 г.
  10. 1 2 3 Д.Н. Мамин-Сибиряк. Избранные произведения для детей. — М.: Государственное Издательство Детской Литературы, 1962 г.
  11. 1 2 Ходасевич В.Ф. «Стихотворения». — Л.: «Советский писатель. Лениградское отделение», 1989 г. — С. 109. — («Библиотека поэта. Большая серия»).
  12. 1 2 Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  13. 1 2 Беляев А.Р. Собрание сочинений в 8 т. Том 6. ― М.: Молодая гвардия, 1964 г.
  14. 1 2 А.А. Ахматова. Собрание сочинений в 6 томах. — М.: Эллис Лак, 1998 г.
  15. О. А. Фрейденберг. Миф и литература древности. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1978 г. — 605 с.
  16. 1 2 Борис Горзев. Что вы знаете и чего не знаете о сурьме и её соединениях (редакционная колонка). — М.: «Химия и жизнь», № 9, 1968 год
  17. 1 2 Искандер Ф.А. «Стоянка человека». — Москва, 1995 г.
  18. 1 2 3 Игорь Лебедев, Золото — зола свинца, или Химические опыты в зоне строгого режима. — М.: «Техника - молодёжи». № 8, 1991 г.
  19. 1 2 Иванов А. Message: Чусовая. — СПб.: Азбука-классика, 2007 г.
  20. Василий Голованов, «Остров, или оправдание бессмысленных путешествий». — М.: Вагриус, 2002 г.
  21. 1 2 3 4 5 6 Сэм Кин. Исчезающая ложка, или Удивительные истории из жизни периодической таблицы Менделеева. — М.: Эксмо, 2015 г. — 464 с.
  22. 1 2 Левенталь В. А. в сборнике: «Петербург-нуар. Рассказы». — СПб.: «Азбука-Аттикус», 2013 г.
  23. М. П. Бронштейн «Солнечное вещество». — М.: Детиздат ЦК ВЛКСМ, 1936 г.
  24. В. Рич. Первый в России. — М.: «Химия и жизнь», № 7-8, 1965 г.
  25. Я. П. Козельский в сборнике: Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII века. Том I. — М.: Госполитиздат, 1952 г.
  26. Карамзин Н.М. История государства Российского: в 3 кн. Кн. 1 : Том 1-4 / Н. М. Карамзин. — 5-е изд. — СПб. : Типография Эдуарда Праца, 1842 г.
  27. 1 2 Н. К. Чупин. Географический и статистический словарь Пермской губернии, том I, стр.11-14. — Пермь: 1873 г.
  28. Обручев В.А., «Мои путешествия по Сибири». — М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948 г.
  29. Зелинский Ф.Ф. «История античной культуры». — СПб.: Марс, 1995 г.
  30. Ландау-Алданов М.А. «Огонь и дым.» (Отрывки), 1919 год. — Журнал «Грядущая Россия», 1920 г.
  31. М. А. Батин. Павел Петрович Бажов, 1879-1950. — Свердловск : Кн. изд-во, 1959 г.
  32. В. В. Сапожников. По русскому и монгольскому Алтаю. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1949 г.
  33. Обручев В.А. «В дебрях Центральной Азии». — Москва: «Государственное издательство географической литературы», 1951 г.
  34. Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И.И.Глазунова, 1870 г. — Том I.
  35. Крестовский В.В. «Петербургские трущобы. Книга о сытых и голодных». Роман в шести частях. Общ. ред. И.В.Скачкова. Москва, «Правда», 1990 г. ISBN 5-253-00029-1
  36. П. И. Мельников-Печерский. Собрание сочинений. М.: «Правда», 1976 г.
  37. Лухманова Н. А., Институтки: Сборник повестей (Составлено Е. Путиловой). — М.: ТЕРРА, 1997 г.
  38. 1 2 Шишков В. Я.: «Угрюм-река». В 2 т. — М.: «Художественная литература», 1987 г.
  39. А. К. Виноградов. Черный консул. — Минск: Полымя, 1982 г.
  40. 1 2 Бажов П.П. Сочинения в трёх томах. Москва, «Правда», 1986 г.
  41. Григорий Адамов, «Тайна двух океанов». — М.: Детлит, 1959 г.
  42. Советский рассказ. Сост. И. Н. Крамов. Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  43. С. Довлатов. Собрание сочинений в 4-х томах. Том второй. — СПб: Азбука, 1999 г.
  44. Евгений Евтушенко, «Ягодные места». — М.: Советский писатель, 1982 г.
  45. В. О. Пелевин. «Бэтман Аполло». — М.: Эксмо, 2013 г.
  46. Майков В.И. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Москва-Ленинград, «Советский писатель», 1966 г.
  47. Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3 томах: «Библиотека поэта». Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1967 год
  48. Э. Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. М.: Советский писатель, 1964 г.
  49. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  50. Каланов Н. А. Словарь пословиц и поговорок о море (2 переизд). — М.: Моркнига, 2010—240 с. ISBN 978-5-903081-02-8.

См. также[править]