Иван Давыдович Делянов

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Иван Давыдович Делянов
ДеляновИД.jpeg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ива́н Давы́дович Деля́нов (1818—1897) — государственный деятель Российской империи, камергер (со 2 апреля 1849 года), статс-секретарь Его Императорского Величества (с 16 апреля 1867 года), директор Императорской публичной библиотеки в 1861—1882 годах, действительный тайный советник (с 1 января 1873 года), член Государственного Совета (с 1 января 1865 года). С 1892 года и до конца жизни занимал наивысшее положение среди всех российских чиновников по старшинству пожалования чином 2-го класса. На посту министра народного просвещения (c 16 марта 1882 года) проводил последовательную политику в русле контрреформ Александра III. Почётный член Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1859).

Цитаты[править]

...нужно разъяснить начальствам гимназий и прогимназий, чтобы они принимали в эти учебные заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию. [1]

О Делянове[править]

В[править]

  •  

Делянов был очень милый, добрый человек, и вопросы Министерства народного просвещения вообще были ему не чужды. Он был человек культурный, образованный… Он никогда никаких резких вещей не делал, всегда лавировал, держась того направления, которое в то время было преобладающим, а именно направления графа Дмитрия Толстого. Вообще он лавировал на все стороны — [2]

  Сергей Юльевич Витте

Г[править]

  •  

Студенческая масса в общем была настроена резко оппозиционно: об этом достаточно заботились деляновские гимназии

  Борис Исаакович Горев [3]

Д[править]

  •  

Справедливость требует сказать, что, в эту последнюю четверть перед экзаменами, ни о какой очередной вечной любви и речи не было. Не надо забывать, что министром народного просвещения был в то время никто иной, как действительный тайный советник Делянов. Смотрел он на вещи просто и довольствовался малым: ткни, мол, указательным перстом в текст «Илиады», как Бог пошлёт, и жарь без пересадки с греческого на латинский, только и всего! ― родителям на утешение, церкви и отечеству на пользу. Ну, вот, и тыкали. И что поразительно, за небольшим исключением, весьма успешно.[4]

  Дон Аминадо, «Поезд на третьем пути», 1954

К[править]

  •  

В конце старого года умер Делянов, уже много лет лежавший гнилой колодой поперек дороги народного образования в России. Только у нас и возможны десятки лет министерства выжившего из ума и впавшего в детство человека

  Владимир Галактионович Короленко[5]

М[править]

  •  

… великий физиолог из-за своих "излишне" прогрессивных взглядов при баллотировке в академики Императорской Академии наук был забаллотирован в 1868 г.
Сначала задержку в утверждении Сеченова мотивировали финансовыми соображениями. Университету отказали в самой должности ординарного профессора. Поэтому Сеченов дал согласие поступить в университет не только на жалование экстраординарного профессора, но даже на жалование доцента, причем в любом звании. <…>
Тогда замещавший министра просвещения Делянов оказал прямое давление на попечителя Одесского учебного округа. Он писал ему, что Сеченов имеет репутацию отъявленного материалиста и старается проводить материализм не только в науку, но и в саму жизнь. Попечителем в то время был медик Голубцов, ратовавший за Сеченова. Огромный научный авторитет ученого, его личное обаяние, поддержка Боткина и других друзей сделала свое дело Сеченов был, наконец, утвержден в должности ординарного профессора..[6]

  Илья Ильич Мечников
  •  

Моя жена решила ехать в Петербург и хлопотать о смягчении моей участи. Она подняла на ноги либеральный Петербург, проникла в салон баронессы Икскуль, ведшей знакомство, с одной стороны, с корифеями петербургской литературы, Михайловским, Батюшковым, Андреевским, Спасовичем и т. д., а с другой ― с высшими представителями всемогущего министерства внутренних дел: у нее бывали И. Н. Дурново, Горемыкин, Зволянский и др. Она также добилась для жены свидания с министром народного просвещения Деляновым. Делянов сказал, что я страдаю за вредное влияние на молодежь. Министерство внутренних дел, в виде снисхождения, предоставило мне выбор места ссылки. Я было наметил Ярославль, но полиция возразила, что там имеется высшее учебное заведение.[7]

  Павел Милюков, «Воспоминания», 1943

Н[править]

  •  

Делянов ... притворяется добрым и умным (он имеет настолько ума, чтобы притворяться добрым и умным). Собственно, он ни к чему не годен и не способен. Бывши попечителем С.-Петербургского университета много лет, он решительно ничем не ознаменовал своего управления, кроме бегства из университетской залы во время акта, когда студенты вздумали сделать демонстрацию по поводу отмены чтения костомаровской речи. К этому разве можно еще прибавить, что он всегда был готов наговорить тьму приятных вещей профессорам, добивающимся у студентов популярности, — Кавелину, Костомарову, Спасовичу: это были первые у него люди, и он первый же оставил их и даже объявил себя против них, когда эти господа подверглись справедливому порицанию за их легкомыслие и пошлый либерализм. — 13 мая 1864 года [8]

  Никитенко Александр Васильевич

Ф[править]

  •  

Делянов представлял собою идеальный пример того, как можно у нас достигнуть высокого положения без сколько-нибудь выдающихся заслуг...[9]

  Евгений Феоктистов, «За кулисами политики и литературы»

Ч[править]

  •  

Дон-Мерзавец и Донна-Ослабелла, воскресшие из мертвых и ставшие во главе государства! Господи, до чего мы дожили!
Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
К несчастью, за все это платится наша бедная Россия, которая с тревогой смотрит на то, что творится в правительственных сферах, и видит, что каждый новый шаг приближает ее к разрушению. Для руководства юношеством, где нужна ясная мысль и твердая воля, назначают тряпку, потому только, что тряпка для всех удобна... <...> И на все возражения слышится один ответ: некого назначить! Заколдованный круг действительных тайных советников наполнен, видно, такою сволочью, что даже негодяй сравнительно кажется порядочным человеком. — по поводу назначения Д.А. Толстого (Дон-Мерзавец) на пост министра внутренних дел и И.Д. Делянова (Донна-Ослабелла) на пост министра народного просвещения. [10]

  Борис Николаевич Чичерин

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Доклад министра народного просвещения И. Делянова «О сокращении гимназического образования»
  2. Сергей Юльевич Витте. Воспоминания. — Соцэкгиз, 1960.
  3. Б. Горев. Марксизм и рабочее движение в Петербурге четверть века назад
  4. Дон-Аминадо. «Поезд на третьем пути». - М.: Книга, 1991 г.
  5. Владимир Галактионович Короленко. История моего современника. В 2-х томах. — Время, 2018. — 1184 с. — ISBN 978-5-00112-132-9
  6. Мечников Илья. Этюды о природе человека.. — Азбука, 2020. — 320 с. — ISBN 978-5-389-11053-3
  7. П. Н. Милюков. Воспоминания (1859—1917). Том первый. — Издательство имени Чехова. — Нью-Йорк, 1955 г.
  8. Александр Васильевич Никитенко. А. В. Никитенко. Записки и дневник. В 3 томах.. — Букинистическое издание. — Москва: Захаров, 2005. — Т. 2. — 608 с. — ISBN 5-8159-0441-4, 5-8159-0443-0
  9. Коллектив авторов СПбГУ, под ред. Н.Ю.Семёнова, под рец. акад. Фурсенко. «Управленческая элита Российской Империи (1802-1917)». — С-Пб.: «Лики России», 2008. — 696 с.
  10. К. П. Победоносцев. Константин Петрович Победоносцев и его корреспонденты. Том I. — Минск: Харвест, 2003. — 435 с. — ISBN 985-13-1177-4