Ипполит Тэн

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ипполит Тэн
Hippolyte taine.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ипполи́т Адольф Тэн (фр. Hippolyte Adolphe Taine; 1828 —1893) — французский философ-позитивист, эстетик, писатель, историк, психолог.

Цитаты[править]

  •  

Руссо — это развратный лакей.[1]28 марта 1863

  •  

В германских странах все каналы чувства и выражения как будто засорились; всё мгновенно-восприимчивое, нежное, живоподвижно кажется здесь невозможным…[2]

  •  

В свете встречаешь людей четырёх разрядов: влюблённых, честолюбивых, наблюдателей и дураков... Самые счастливые — дураки.[2]

  •  

Всякое самобытное искусство регулирует себя.[3]перевод с англ.: All original art is self-regulative.

 

Tout l'art original est auto-régulatrice.

  •  

Закон — величественная статуя, перед которой снимают шляпу, но проходят мимо; юриспруденция меняется каждые двадцать лет.[2]

  •  

Каждая произнесённая фраза — это совокупность сил, которые затрагивают в читателе его логический инстинкт, его музыкальные способности, приобретения его памяти, пружины его воображения и через посредство нервов, внешних чувств и привычек потрясают всего человека целиком.[2]

  •  

Люди понимают только чувства, сходные с их собственными чувствами; другие, как бы прекрасно они ни были выражены, не действуют на них: глаза глядят, но сердце не участвует, а вскоре и глаза отворачиваются.[2]

  •  

Серьёзный, задумчивый и грустный по натуре, англичанин не может смотреть на жизнь, как на забаву или удовольствие: взгляд его по привычке обращается не ко внешности и весёлой природе, но к внутренним явлениям души; он наблюдает самого себя, беспрестанно зондирует свой внутренний строй, замыкается в своём нравственном мире и теряет, наконец, способность видеть в чём бы то ни было красоту, за исключением внутренней; он ставит справедливость единственною и безусловною повелительницею человеческой жизни и все свои действия хочет подвести под строгие правила составленного им кодекса. Для этого у него нет недостатка в силах, потому что его гордость приходит на помощь совести. Он постыдился бы уклониться от пути, избранного им самим и по собственной воле; он, как врага, отталкивает искушение; он чувствует, что борется и побеждает.[4]

  •  

События, влияя на человека, изменяют далеко не равномерно различные замечаемые в нём слои понятий и чувств. Время скребёт, раскапывает нас, как землекоп почву, и обнажает этим нашу нравственную геологию.[2]

Статьи о произведениях[править]

О Тэне[править]

  •  

Как собеседник — это нечто вроде изящного воплощения современной критики: очень знающий, любезный, немного педантичный. По существу своему — учитель, следы этой профессии неистребимы, — но его спасает большая простота, расположение к людям, внимательность воспитанного человека, умеющего мило слушать других.

  братья Гонкуры, «Дневник», 1 марта 1863
  •  

В сущности, Тэн — это лишь серьёзный Абу.

  — братья Гонкуры, «Дневник», 19 января 1865
  •  

Во всём, что пишут мои друзья, Сент-Бёв и Тэн, меня коробит то, что они недостаточно принимают в расчёт Искусство, само произведение, композицию, стиль, короче, то, что составляет Прекрасное.

 

Ce qui me choque dans mes amis Sainte-Beuve et Taine, c'est qu'ils ne tiennent pas suffisamment compte de l'Art, de l'œuvre en soi, de la composition, du style, bref de ce qui fait le Beau.

  Гюстав Флобер, письмо Ивану Тургеневу 2 февраля 1869
  •  

Ну и трус, ну и подлец, ну и жалкий человек этот Тэн! Узнав из газет, что во втором томе «Дневника» я собираюсь опубликовать наши беседы у Маньи[К 1], он прислал мне письмо[К 2], где напоминает, что он еще жив, просит не сообщать ни его мнений, ни высказываний о чем бы то ни было, и вообще настоятельно требует полного молчания о себе, ибо боится, как бы его не скомпрометировало какое-либо неосторожное суждение, высказанное в откровенном разговоре…
Ох, уж эти мне академики! Они терпеть не могут представать перед публикой в облике простых смертных! <…> Они разыгрывают из себя этаких комнатных божков — но чёрт меня побери, если эта роль им удастся.

  Эдмон Гонкур, «Дневник», 12 марта 1887
  •  

… позвольте мне сравнить Тэна с одной охотничьей собакой, которая была у меня когда-то: она шла по следу, делала стойку, великолепно проделывала все маневры охотничьей собаки, и только одного ей не хватало — нюха. Мне пришлось её продать.[7]

 

… permettez-moi de comparer Taine à un chien de chasse que j’ai eu : il quêtait, il arrêtait, il faisait tout le manège d’un chien de chasse d’une manière merveilleuse, seulement, il n’avait pas de nez, j’ai été obligé de le vendre.

  Иван Тургенев, 25 января 1875

Комментарии[править]

  1. Литературные «обеды» у ресторатора Маньи организованы в 1862 году по инициативе рисовальщика Гаварни, регулярно повторялись в течение многих лет[5]
  2. Прочитав т. I «Дневника», Тэн написал в тот день Гонкуру негодующее письмо, считая неэтичным сам факт обнародования непринуждённой беседы в дружеском кругу[6].

Примечания[править]

  1. Эдмон и Жюль де Гонкур. Дневник. Записки о литературной жизни. Избранные страницы в 2 томах. Т. I. — М.: Художественная литература, 1964. — С. 413.
  2. 1 2 3 4 5 6 Энциклопедия мудрости / составитель Н. Я. Хоромин. — Киев: книгоиздательство «Пантеон» О. Михайловского, 1918. — (переизд.: Энциклопедия мысли. — М.: Русская книга, 1994.)
  3. Хэмлин Гарленд. Крушение кумиров (1894) // Писатели США о литературе. В двух томах. Т. 1. — М.: Прогресс, 1982. — С. 280.
  4. Яковенко В. И. Джонатан Свифт. Его жизнь и литературная деятельность. — СПб.: тип. т-ва Общественная Польза, 1891. — Глава III.
  5. В. Е. Шор. Братья Гонкуры и их «Дневник» // Эдмон и Жюль де Гонкур. Т. I. — 1964. — С. 28.
  6. С. Лейбович. Комментарии // Эдмон и Жюль де Гонкур. Т. II. — 1964. — С. 620.
  7. Эдмон и Жюль де Гонкур. Т. II. — С. 193.