Перейти к содержанию

И. А. Крылов (Степанов)

Материал из Викицитатника

«И. А. Крылов» — предисловие Николая Степанова 1956 года к собранию сочинений Крылова[1], дополненное в 1969[2].

Цитаты[править]

  •  

Многие мотивы «Модной лавки» предвосхищали осмеяние «галломании» в «Горе от ума» Грибоедова. — 3

  •  

Следует особо отметить характерную черту комедий Крылова — сочувственное изображение слуг, которые своей сметливостью, естественностью чувств и поступков противопоставлены глупым и спесивым господам. — 3

  •  

Обличая произвол и жестокое самоуправство царя и его приближённых, Крылов тем не менее не восставал против самого строя, против института монархии, оставаясь на позициях просветительства… — 4

1[править]

  •  

В своих комедиях Крылов высмеивал развращённость и лицемерие дворянского общества, обличал погоню за чинами и богатством. <…>
Занимательность и в то же время естественность действия, остроумие и разговорная легкость диалогов, верность характеров — всё это выгодно выделяет пьесы молодого драматурга среди других произведений тех лет, хотя он и не достиг реалистической силы и типической обобщённости образов фонвизинской комедии.

  •  

Лирические стихи Крылова полны молодого задора, жажды жизни. Непринужденная легкость крыловских стихов, сочетание в них лиризма и иронии, богатство интонационных оттенков уже далеки от окостеневших форм поэзии классицизма.

2[править]

  •  

Крылов-прозаик выступает как продолжатель сатирических традиций и принципов Новикова и Фонвизина, углубив и заострив критику дворянского общества; он расширил рамки этой критики, охватив ею самые различные сферы русской жизни.
Идея преданного служения родине и народу определяет для писателя беспощадное осуждение и разоблачение вельмож-бюрократов и помещиков-крепостников.

  •  

Крылов решительно выступал против сословных привилегий дворянства, считая эти привилегии нелепыми и вредными. Его критика дворянского общества выходит за пределы моралистической сатиры XVIII века, осмеивавшей «повреждение нравов». Дворянским привилегиям Крылов противопоставлял требование равенства сословий и честного исполнения каждым человеком своего гражданского долга. <…>
«Почта духов» научила молодого автора зорко вглядываться в жизнь, глубоко понимать социальную природу людских пороков и недостатков, находить типические формы для их изображения. <…>
Сатира Крылова в «Почте духов» выделяется среди современной ему журналистики не только идейным содержанием, но и разнообразием художественных средств. Крылов пользуется самыми различными приёмами, создавая гиперболически заостренные образы, прибегая к гротеску и пародийному использованию мифологии. «Духи» передают свои наблюдения над жизнью людей в тоне простодушного рассказа, в котором отрицательные свойства тех персонажей, о которых идёт речь, становятся особенно наглядными.

  •  

«Похвальная речь в память моему дедушке» написана как ядовитый простодушный панегирик, своей манерой предвещая гоголевскую сатиру.

  •  

Персонажи комедии «Подщипа» показаны в манере народного театра, как гротескные и смешные фигуры кукольного представления.

  •  

В комедии «Пирог» Крылов высмеял помещицу Ужиму, воспитанную на сентиментальной литературе и говорящую чувствительными сентенциями. <…> Однако Ужима весьма практична и отличается нелепым самодурством, отнюдь не вяжущимся с её наигранной чувствительностью.

6[править]

  •  

Даже в тех случаях, когда факты и явились толчком, поводом для создания басни, её содержание, её образы, как правило, гораздо шире, чем факт, который натолкнул баснописца на данный сюжет.

  •  

В басне «Лисица и Сурок» Лисице с особенной наглядностью приданы черты приказного, судейского чиновника — лицемерного корыстолюбца и взяточника.

  •  

Так как он был воспитан на принципах просветительства XVIII века, на убеждении, что поучением и сатирой можно исправить нравы, воспитать общество, в его баснях неизменно присутствует поучение, мораль. В ряде случаев это поучение лишено жизненных, реалистических красок, и тогда басня превращается в дидактическое рассуждение. Такие безжизненные, дидактические басни чаще всего возникали, когда баснописец писал под влиянием необходимости доказать свою благонамеренность, и являются его художественными неудачами («Безбожники», «Водолазы», «Конь и Всадник», «Сочинитель и Разбойник»). <…> Но там, где Крылов выражает народную точку зрения, где поучение основано на свойственных народу трезвых и реалистических оценках жизненных явлений и нравственных качеств человека, его мораль приобретает жизненность, вырастает в реальную картину действительности.

  •  

Мелочи быта, характеры и в особенности специфическая яркость языковых красок делают басни Крылова произведениями реалистического искусства, хотя и ограниченного жанровыми рамками басни, являющейся одним из излюбленных жанров классицизма. Сохранив основообразующие, структурные особенности жанрового построения басни, её дидактическую направленность, совмещение реального и аллегорического начала, моралистическую целеустремленность. Крылов вместе с тем преодолел её абстрактный рационализм, её схематичность.
Мораль у Крылова не отвлечённая, вневременная мудрость, а возникающая из практической, общественной необходимости, из конкретной жизненной ситуации.

  •  

В ряде случаев пословица определяет не только мораль, нравоучительную мудрость крыловской басни, но и её сюжет, её построение, превращаясь в своего рода развёрнутую метафору. <…>
Вместе с тем <…> пословица даёт лишь общую идею, общую формулу басенной морали, не раскрывая её в образах, не распространяясь в сюжетную ситуацию. <…>
Народная пословица учила Крылова и экономии красок, лаконической выразительности словесного построения, превращая басню в краткую, запоминающуюся формулу. Этим объясняется, что многие стихи и выражения крыловских басен становились, в свою очередь, пословицами и поговорками.

8[править]

  •  

Меткое, живописное народное русское слово впервые проявило своё неисчерпаемое богатство в басенном языке Крылова. Недаром Пушкин так высоко ценил его за «живописный способ выражаться» и своего «Евгения Онегина» начал слегка перефразированным стихом из крыловской басни «Осёл и Мужик»: «Мой дядя самых честных правил» <…>. Этот стих явился своего рода камертоном для всего пушкинского «романа в стихах», утверждая его реалистический характер.
Эта новая языковая манера, отказ от условного языка — будь ли то архаический, одический стиль классицистов или чувствительно-перифрастический слог сентименталистов — открывали дорогу реалистическому изображению жизни.

  •  

Поразительна скупость и точность стиля Крылова. Он не признает украшенности слога, никакой слащавости или нарочитой эффектности.
Для басенного стиха Крылова характернее всего принцип интонационной и ритмической выделенности каждого слова, энергия устной, разговорной интонации, рассчитанная на произносимость басни, на её слуховое восприятие. В этом сказалось мастерство Крылова-комедиографа, перенёсшего в басню принципы драматического построения диалога, языковой выразительности и характерности речи.

  •  

Крылов выражал не только мудрость народа, но и его нравственный идеал. В своих баснях он высмеивал и разоблачал всё враждебное и чуждое нравственным представлениям русского человека.

Примечания[править]

  1. Крылов И. А. Сочинения в 2 т. Т. 1. — М.: Художественная литература, 1956.
  2. Крылов И. А. Сочинения в 2 т. Т. 1. — М.: Правда, 1969. — С. 3-42.