Месмерика

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Месмерика» (англ. Mesmerica) — фантастическая повесть Эрика Рассела из цикла «Люди, марсиане и машины». Написана в 1955 году. Название — от месмеризма.

Цитаты[править]

  •  

Один парень из обсерватории, бесчеловечный любитель совать нос куда не просят, сумел внушить сильным мира сего, что в окрестностях Кассиопеи может существовать жизнь. И множество телеграмм полетело к усталым простофилям с приказом вновь кропить алтарь науки кровью их сердец.

 

Some infernal nosey-poke in an observatory saw fit to convince the powers-that-be that possible part-dirt existed in the region of Cassiopoeia. Whereupon a fist-full of telegrams went to all the tired and trusted suckers requesting the pleasure of their heart's blood.

  •  

У меня никогда не хватало сил быть трусом.

 

I hadn't enough guts to be a coward.

  •  

… «Марафон» устроил любимый фокус Флеттнера перед посадкой. Однако многолетние навыки сделали свое дело, и я успел пристегнуться в самый последний момент. И вновь испытал так хорошо знакомое ощущение, когда тебя выворачивает наизнанку и обратно.

 

… the Marathon played its Flettner trick preparatory to landing. As it was, I made it in the nick of time. Came the usual feeling of being turned inside-out and we were there.

  •  

— До встречи в духовке у туземцев.

 

"See you in somebody's oven."

  •  

Помахивав ушами четырнадцатью способам подряд, Стив принялся нажимать на кнопки и щёлкать тумблерами.

 

With his ears trying to go fourteen ways at once, Steve juggled with switches.

  •  

— Но это противоречит теории, — не сдавался Стив.
— Как и моя тётя Марта. У неё десять пальцев на ногах.
— У всех десять пальцев на ногах, — угрюмо ответил он.
— Да, но у неё два на левой и восемь на правой.

 

"It's contrary to theory," he insisted.
"So's my Aunt Martha. She has ten toes."
"Everybody has," he said.
"Yes, but not two on one foot and eight on the other."

  •  

… корчащаяся масса чёрных верёвок, пытающихся завязаться в миллион узлов. Кончики и петли вылезали из путаницы, дрожали и подергивались. Я не заметил глаз, носа, ушей или других узнаваемых органов; был лишь шар, состоящий из жирных витков; он корчился, словно дюжина питонов в предсмертных судорогах.

 

… a violently squirming mass of black rope that tried to tie itself into a million knots. Ends and loops stuck out of the tangle, throbbing and vibrating. There weren't any eyes, nose, ears, or other recognisable organs; nothing but a ball of greasy coils like a dozen pythons knotted in one agonized lump.

  •  

Поскольку я был обычным космическим бродягой, а вовсе не интеллектуалом, то на любой планете прежде всего узнавал ругательства и помнил их дольше всех других слов.

 

Being just an ordinary space-sailor, and no intellectual, I learn all the rude words first and remember them longest.

  •  

— В следующий раз с места не сдвинусь, когда ты будешь умирать в муках.
— Благодарю, — проворчал Макферлайн. — Настанет день, и я отвечу тебе тем же.

 

"Next time I'll sit tight while you die in agony."
"Thanks," said McFarlane. "Someday I'll do as much for you."

  •  

— Наши начальники на Земле выбирают планету так: закрывают глаза и бросают в звёздную карту дротик. А потом говорят с умным видом: «Там может быть разумная жизнь, слетайте, проверьте».

 

"Certain smarties on Earth pick a planet by the simple expedient of shutting their eyes and throwing a dart at a star-map. They say that's where high-life may lurk and we'd better go take a look."

  •  

Если банда с красной планеты безумно одержима [шахматами], то [существо] уже нашло с ними общий язык и даже разделяет этот интерес. Настанет день, когда оно выиграет чудовищно уродливый кубок, который я не стал бы терпеть возле своего кресла-качалки даже в качестве ночного горшка.
Покорители космоса! Тьфу, да и только! Все они чокнутые, как вы и я! — конец

 

If the Red Planet gang had a crazy obsession, he shared it enough to understand it and actually connive in it. Someday he'd win himself a Martian championship vase of violent colour and revolting shape that I wouldn't stand beside my rocking chair as a gobboon.
Space-conquerors, bah! Nutty, all of them, just like you and me!

Перевод[править]

В. А. Гольдич, И. А. Оганесова, 2006 («Гипнотика») — с некоторыми уточнениями