Олигархи работают героями моих книг

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Олигархи работают героями моих книг» — интервью Виктора Пелевина газете «Известия» 20 октября 2008.

Цитаты[править]

  •  

корр.: … как случилось, что до выхода сборника в печать его опять украли и выложили в интернете?
— Я думаю, мою книгу в Сеть выложило грузинское гестапо. Это попытка отомстить за то, что я начал русско-грузинскую войну — о чём я недавно с интересом прочёл в «Аргументах и фактах». <…> Знаете, как в анекдоте — «о как!»

  •  

Я считаю <…>, что в свободный доступ надо в первую очередь выложить акции «Газпрома» и нефтяных компаний. Вот это действительно должно быть общим достоянием, потому что это природная рента, которая в равной степени принадлежит всем по естественному праву. Попробуйте устроить опрос общественного мнения по этому поводу, сами увидите. Но этого почему-то не происходит. Зато у нас есть возможность воровать по мелочам — уклоняться от налогов, смотреть пиратские фильмы и так далее, — что символически объединяет нас с элитой в одно целое. Это, так сказать, невидимая «рублёвская ленточка», которую каждый телепузик до поры до времени носит на своей антенне.
Интернет-дистрибуция — это, естественно, вопрос не моральный, а технический. Она существует во всем мире, но только у нас организована таким образом, что порталы размещают принудительную рекламу на страницах с пиратскими линками — и ни за что при этом не отвечают. На Западе их давно засудили бы до мышей, потому что элементарно можно доказать, что они таким образом наживаются на пиратстве. У нас этого не происходит, потому что на фоне большого воровства маленькое кажется незаметным и даже естественным — таким, знаете, контрапунктиком в государственной фуге. Подумаешь, кто-то качает книгу — тут всю страну скачали несколько раз в разные стороны, только вот засэйвить почему-то не могут. Чего уж о книжках-то.
Тем не менее человек по природе добр и готов платить за то, чем пользуется, но только в том случае, если у него есть возможность сделать это без хлопот и головной боли. А интернет-бизнес в России сегодня построен таким образом, что украсть проще, чем купить, даже если вы готовы заплатить. Всё это, конечно, не особенно важно — книга ведь пишется не для рынка, а для Прекрасного Читателя, если перефразировать Блока. Огурец растёт не для того, чтобы его продали, а для того, чтобы его съели. Но осадок остаётся даже у огурца. У Виктора Астафьева была основанная на военном опыте книга, которая называлась «Прокляты и убиты». А я бы мог написать пронзительный роман под названием «Скачан и Обосран». Только не буду — все равно его потом скачают и обосрут.

  •  

Нет никакой моды и трендов, есть только разговоры о моде и трендах, с помощью которых некоторые хитрожопые граждане делают вид, что они хорошо разбираются в том, чего не существует. Это практически беспроигрышный метод. Поскольку того, о чём эти граждане говорят, нет нигде за пределами выстраиваемой ими фразы, они всегда будут разбираться в предмете намного лучше собеседника и выглядеть продвинуто и умно. Это, кстати сказать, одна из технологий боевого НЛП.

  •  

… литературоведа в себе я преодолел ещё в Литературном институте — за что меня, собственно, оттуда и отчислили с формулировкой «как утратившего связь».

  •  

Я в своё время написал, что ничего так не выдает принадлежности человека к низшим классам общества, как способность разбираться в дорогих часах и автомобилях[1]. Сейчас я бы добавил к этому списку тайное знание о том, каковы олигархи в действительности.
Мне доводилось замечать, что настоящие олигархи тоже сильно отстают от жизни и не имеют никакого понятия о том, какие они сегодня, — просто потому, что им некогда глотать гламурный медиа-отстой. Эта жижа и связанное с ней тайное знание действительно существуют только для бедных. Но в этом тоже нет ничего нового.
Если бы людоедка Эллочка прочитала «Великого Гэтсби», она бы наморщила носик и сказала, что Фицджеральд отстал от трендов и Вандербильты не такие. А на самом деле впереди была первая пятилетка, коллективизация и голод.

  •  

Главная функция российских олигархов сегодня — работать героями моих произведений и падать под ударами неумолимой судьбы, обливаясь слезами и кровью. Больше от них никакой пользы нет, я считаю.

  •  

корр.: А фигура политтехнолога со времён Generation «П» изменилась?
— Да, он сильно растолстел.

  •  

Для меня принимать наркотики или психотропы — это примерно как зимой раздеться догола, выйти на улицу и побежать куда-то трусцой по слякоти. Теоретически говоря, можно такое проделать, организм выдержит, но ничего привлекательного в такой прогулке я не вижу и никаких озарений от неё не жду. Состояния, которые я описываю в книгах, посещают меня безо всякой химии.

  •  

Для меня «Ассасин» — это, в общем, <следующая> метафора. Человек блуждает в лабиринте ложных смыслов, а потом его настигает смерть. «Даджал Абулахабов», который сообщает об этом, — это, если хотите, мусульманское обозначение дьявола, врага. Он-то и является настоящим ассасином, который перерезает нить жизни человека, заблудившегося среди фальшивых удовольствий и пустых смыслов.
Мы думаем, что можем вычислить истину, выдумать её вместе с Рене Декартом, произвести её из своего ума, как гашиш делают из конопли, — а истина ждет нас как раз там, где ум прекращает гнаться за собственной тенью. Мы сами производим из себя ядовитые наркотики, которыми потом одурманиваемся, но ум, который этим занят, сам же в силах это прекратить и пробудиться. В этом смысл повести — во всяком случае, для меня. Но вы можете увидеть в тексте какое-то другое отражение, это нормально. Главное — помнить, что это не моё отражение, а ваше.

  •  

корр.: чувствую себя немного странно, потому что так и не поняла — при чём тут «политические пигмеи Пиндостана», когда о США в книге ни слова[2]… То ли НЛП на меня не подействовало <…>.
— <…> Но если вы чувствуете себя немного странно, значит, НЛП на вас всё-таки подействовало. Поэтому не удивляйтесь, если почувствуете зуд в ладонях и звон в ушах. Затем вам может показаться, что у вас появилась вторая пара ног и ухо тьмы. Постепенно вы станете красивым серо-зелёным богомолом, сидящим на краю редакционного стола. А дальше всё будет очень хорошо.

Литература[править]

Примечания[править]

  1. Generation «П» (гл. «Институт пчеловодства»).
  2. На самом деле упоминается в «Зале поющих кариатид» и «Некроменте» в соответствующем контексте.