Продавец воздуха

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Продавец воздуха» — фантастический роман 1929 года известного русского советского писателя-фантаста Александра Беляева.

Цитаты[править]

I. Окаянный край[править]

  •  

Когда глядишь на эти хилые, пришибленные деревья и кустарники, бессильно льнущие к земле, кажется, будто несчастные растения хотят уйти в глубину, скрыться от леденящих ветров, не видеть этого «окаянного края», куда закинула их злая судьба… Не таков человек: он сам выбирает свой путь и свою участь, оставляет солнце, тепло и уют и идет, влекомый стремлением к борьбе, в неведомые, негостеприимные страны, чтобы победить природу или сложить свои кости рядом с хилой, корявой березой на холодной земле…

X. Подземное путешествие[править]

  •  

Бэйли открыл дверцы одного из шкафов и, выдвинув при помощи механизма ящик, показал содержимое: там лежали блестящие шарики величиною с грецкий орех. Я с интересом ждал объяснений.
<…>
— Промежутки между молекулами газа по отношению к величине самих молекул громадны. Расположение молекул может быть уподоблено расположению планет в Солнечной системе — они отстоят друг от друга на громадных, сравнительно с их размерами, расстояниях. <…> Хитроумному Энгельбректу удалось превратить жидкий воздух в чрезвычайно плотное тело. В одном этом ящике заключено воздуха больше, чем в огромном озере из жидкого воздуха. Попробуйте взять один из этих шариков!
 Я протянул руку и попытался вынуть шарик, но не мог этого сделать.
— Они все сплавлены вместе, — ответил я. Бэйли рассмеялся.
— Сколько весит один кубический метр обыкновенного комнатного воздуха? — спросил он меня.
— Около килограмма.
— Килограмм с четвертью. А в этом шарике заключён один кубический километр воздуха. Не всякая лошадь свезёт воз, нагруженный одним таким шариком[1].

  •  

— С кем же вы торгуете? — спросил я.
— А с кем я должен торговать? — с неожиданным раздражением воскликнул мистер Бэйли. — Не с вашими ли наркомторгами?
— Значит, с заграницей? Не скажу, чтобы эта торговля была законной. Вы обосновались на нашей, советской территории…
— И перерабатываю ваш прекрасный русский воздух, и нарушаю монополию внешней торговли, и так далее, и так далее. Я буду торговать с Англией, Германией, Францией, наживу капитал, а вы отберёте его у меня? Я поеду в Англию, а вы там сделаете революцию и доберётесь до меня и моих капиталов? — говорил мистер Бэйли со всё возрастающим раздражением. — Нет, довольно! Вы испортили весь мир. Нет на земном шаре угла, где бы не угрожала красная опасность. Я мог бы скрутить вас теперь в бараний рог. Вы ещё не знаете о всех моих ресурсах. Но это мне надоело. Я хочу торговать спокойно и уверенно.
— Тогда вам лучше было бы перебраться на Луну, — с иронией сказал я.
— И очень просто! Здесь нет ничего смешного. Луна слишком мала, чтобы удержать атмосферу, но я могу устроить подлунные жилища. В воздухе недостатка не будет. А для межпланетного путешествия у меня есть кое-какие возможности получше пороховой ракеты.
— Вы это серьёзно? — спросил я, с недоумением глядя на него.
— Совершенно серьёзно.
— И там вы откроете контору по продаже воздуха? Но вы сказали, что уже ведёте торговлю?
— Да, веду, и очень успешно.
— С кем, можно ли узнать?
— С Марсом, — ответил он. — Да, с жителями планеты Марс. Это очень выгодный рынок для сбыта воздуха. Вы знаете, что на Марсе барометр стоит в двенадцать раз ниже, чем у нас. У бедных марсиан не хватает воздуха. И они очень хорошо платят за этот товар.
«Сумасшедший! — подумал я. — Этого ещё недоставало!»
— Что же, они прилетают к вам, или вы отправляете туда своего комиссионера?
— Зачем? Я бросаю на Марс из особой пушки вот эти снаряды. Там они взрываются и превращаются в воздух. А марсиане таким же образом транспортируют мне взамен свой продукт иль.
— Иль? Что это такое?
— Радиоактивный элемент, обладающий огромной энергией. Этой энергией приводятся в движение все мои машины, на этой энергии работает пушка, посылающая снаряды на Марс. Иль может дать энергию и для ракеты, в которой я полечу на Луну.
— Но почему же марсиане не прилетели на Землю за воздухом? Марс более старая планета, и марсиане должны были обогнать нас в технике.
— Они и обогнали. Но у марсиан очень слабый организм. Уже шестьсот лет назад они делали опыты межпланетных путешествий. Но они неизменно гибли, не будучи в состоянии перенести условий путешествия. Во время полёта тела невесомы. Такое состояние вредно влияло на кровообращение и все жизненные функции. И смелые путешественники неизменно умирали — одни в пути, другие вскоре после возвращения на Марс. Они назвали эту болезнь «левитацион» — так можно перевести на наш язык их слово.

  •  

— Не я первый сказал, что охота на людей — самый увлекательный вид охоты…

XV. Мир задыхается…[править]

  •  

— Скверные дела, — начал он ворчать. — Что толку в деньгах, которые скопил я у мистера Бэйли? Деньги ничего не стоят. Положим, за баллон, даже за бутылку жидкого воздуха я могу купить хорошенький домик. Но зачем теперь мне этот домик? Земля задыхается…
— Кто же в этом виноват? — раздражённо спросил я.
— Паникёры и спекулянты, — ответил он.
— А паника из-за чего?
— Из-за глупости. Хватило бы на наш век воздуха. Мистер Бэйли всего не сожрал бы.
Нет, Люка не привлечёшь на свою сторону. Даже перед лицом мирового несчастья он остался всё тем же: домик и собственное благополучие у него по-прежнему были на первом плане.

XIX. Развязанные руки[править]

  •  

— Что вы делаете?! — закричал я. Но было уже поздно.
Нора раскрыла свой изоляционный костюм, обнажив грудь и голову. Холод в двести семьдесят три градуса ниже нуля должен был убить её моментально. Я подбежал к девушке и трясущимися руками пытался натянуть ей на голову скафандр и закрыть одежду на груди. Тело Норы в одно мгновение покрылось пушистым инеем и затвердело, как сталь… Даже её глаза, остававшиеся открытыми, покрылись плёнкой инея, а с губ, открытых улыбкой, упал ледяной комочек — последнее дыхание Норы. Часть инея отделилась от её тела и хлопьями снега осыпалась на пол.
— Нора! Нора… Что ты наделала!.. — кричал я, обезумев.
<…>
Взглянув ещё раз на Нору, я увидел, что иней спустился ниже, запушив всю её фигуру. Я решил перенести её в «пантеон» и поставить на пьедестал, уготованный мистером Бэйли для меня. Мне казалось, что это будет лучший способ похорон бедной девушки. Я обнял рукой её закоченевший стан и попытался поднять труп. Но ноги девушки не отрывались, припаянные льдом, образовавшимся от испарившейся внутренней теплоты её тела. Я сделал усилие и вдруг почувствовал, что тело Норы треснуло и разломилось на несколько кусков. Вздрогнув, я отпустил руку, и верхняя половина тела упала на сторону, сдерживаемая только одеждой. Несколько кусков замороженного тела, как осколки разбитого изваяния, выпали из распахнувшейся одежды. Нора, живая горячая Нора в одно мгновение превратилась в хрупкую, нежнее фарфора, статую!..
Я глубоко был огорчён и потрясён этим превращением. Оторвав наконец ноги девушки от земли, я взвалил на плечи фарфоровые останки, отнёс их в «пантеон» и положил на пьедестал. Увы, я смог восстановить там только бюстовый памятник Hope… Осторожно очистив её лицо от инея и посмотрев в последний раз на губы, которые так недавно целовали меня, я вышел из мрачной пещеры,..

Примечания[править]

  1. Это ляп автора — такой шарик должен иметь массу около 1,25 млн тонн, следовательно, в реальном мире его физически невозможно куда-то положить, и если взять его диаметр в 5 см, то плотность будет равна 2,55х1010 г/см³, т.е. на порядок выше верхней границы средней плотности белых карликов, при которой разрушаются электронные оболочки атомов.