Природа

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Природа — не враг, чтобы её мучить и завоёвывать.
Природа — это мы, её нужно ценить и познавать.

(Теренс Маккенна).

Приро́да — материальный мир Вселенной, по существу — основной объект изучения естественных наук: физики, химии, биологии. В бытовом языке слово «природа» часто употребляется в значении естественная среда обитания в противовес цивилизации (всё нерукотворное, что не создано человеком).

В 1735 году Карл Линней в книге «Система природы» выделил три царства:

  1. минеральное — царство ископаемых или мёртвое царство (неживая природа)
  2. растительное — царство произрастателей
  3. животное — царство животных.

Природа в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

…великая книга природы открыта перед всеми, и в этой великой книге до сих пор… прочтены только первые страницы.

  Дмитрий Иванович Писарев
  •  

Грандиозные вещи делаются грандиозными средствами, одна природа делает великое даром.

  Александр Герцен
  •  

Если природа может вам солгать, она солжёт.

  Чарльз Дарвин
  •  

Если человек и в самом деле царь природы, тогда и собака, безо всяких сомнений, вполне сойдёт за барона, как минимум.[1]:30

  Альфонс Алле
  •  

Из общения с природой вы вынесете столько света, сколько вы захотите, и столько мужества и силы, сколько вам нужно.

  Иоганн Готфрид Зёйме
  •  

Подчиниться природе — унижение для человечества, подавить природу — самоубийство. Найти соответствие человека и природы — его сверхзадача.

  Владимир Микушевич
  •  

Природа заключает в себе совершенства, чтобы показать, что она есть изображение Бога. Но она же имеет недостатки, чтобы показать, что она — только изображение Его.

  Блез Паскаль
  •  

Природа — не враг, чтобы её мучить и завоёвывать. Природа — это мы, её нужно ценить и познавать.

 

Nature is not our enemy, to be raped and conquered. Nature is ourselves, to be cherished and explored.

  Теренс Маккенна
  •  

Природа всегда права. Ошибки и заблуждения происходят от людей.

  Иоганн Гете
  •  

Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.

  Иван Сергеевич Тургенев, «Отцы и дети» (1862)
  •  

Природа не потворствует слабости и не прощает ошибок.

  Ралф Эмерсон
  •  

Природа не только всё, что видно глазу. Она также включает в себя внутреннюю фотографию души.

  Эдвард Мунк
  •  

Природа — чудовище, недостойное воспевания, зарождающее и вскармливающее для того, чтобы убить.

  Джакомо Леопарди
  •  

Природа — это бесконечная сфера, центр которой повсюду.

  Ралф Эмерсон
  •  

Природа — это канва. Человек искони стремился прибавить к творению божьему кое-что от себя. Он переделывает его иногда к лучшему, иногда к худшему.

  Виктор Гюго
  •  

Природу мы привыкли считать покорённой, ничуть не интересуясь её мнением.

  Сергей Лукьяненко
  •  

Что такое цветы? У женщин между ног пахнет значительно лучше. То и то природа, а потому никто не смеет возмущаться моим словам.[2]:137

  Даниил Хармс (записные книжки)

Природа в публицистике и научно-популярной прозе[править]

  •  

Сия серая поверхность поля, возделанная и утучненная, покрывается густою зеленостию, которая издали взору, бродящему по ней, представляет величественно распростертой ковёр, какой очам всесильного явила юная Природа, на произведение любовию его воспаленная; и возрастая до совершенствования семени, зеленое былие желтеет. Зри, ― восстав, дух бури несется по поверхности нив, колеблет желтые злаки и оку очарованному Океан представляет белокурый, на коем зрение тем паче услаждается, что зрит тут наполнившуюся уже надежду возделателя и совершившуюся благодать Природы на его прокормление.[3]

  Александр Радищев, «Описание моего владения», 1801
  •  

Красота вообще редкость; есть целые народы из меньших братий, у которых никакой нет красоты, например, обезьяны с своими ирландскими челюстями, молодыми морщинами и выдавшимися зубами, лягушки с глазами навыкате и ртом до ушей… Да и часто ли встречается красивая лошадь, собака? Одна природа постоянно красива, потому что мы на неё смотрим издали, с благородной дистанции; к тому же она нам посторонняя, и мы с ней не ведём никаких счётов, не имеем никаких личностей, смотрим на неё как чужие и просто не видим тех безобразий, которые нам бросаются в глаза в человеческих лицах и даже в звериных, имеющих с нашими родственное сходство.

  Александр Герцен, «Скуки ради», 1869
  •  

Я назвал этот приём или эту черту «особенною особенностью» Успенского. Это не lapsus. Собственно, очеловечение природы ― полное очеловечение, а не только отдельные живописные метафоры, заимствованные из человеческой жизни, встречаются изредка у разных писателей.[4]

  Николай Михайловский, «Г.И.Успенский как писатель и человек», 1886
  •  

Природа имеет в своём распоряжении множество разнообразнейших способов решать любой сложности задачу создания новой формы растения, не боясь неудач и не ограничиваясь сроками. Человек при своей интеллигентности, применяя систему, по которой действует природа, может и должен найти свои приёмы быстрого создания новых растений. Он не может мириться с миллионами неудач и ждать успеха создания новой формы тысячелетия.[5]

  Лютер Бёрбанк, из книги «Жатва жизни», 1926
  •  

Природа есть мистическая субстанция, «природина» – мой неологизм, природа и родина, мать – земля своему народу. Народ выступает в отношении «природины» и как сын и муж. Так же, как в древнегреческой мифологии, вы знаете, земля Гея рожает себе Урана – неба, который ей становится и сын, и муж, супруг. Народ в каждой стране – и сын, и муж матери Природы.[6]

  Георгий Гачев, «Национальные образы мира», 1988
  •  

Природа – это текст, скрижаль завета, которую данный народ призван прочитать, понять и реализовать в ходе истории. В этой драме является новый актёртруд, который является создателем культуры на этой земле. Труд работает и в соответствии с природой и в то же время дополняет то, чего не дано стране от природы.[6]

  Георгий Гачев, «Национальные образы мира», 1988
  •  

«наивный» — <есть> натуральный, природный, не обработанный искусственными условностями цивилизации. Так что если наша культура есть продолжение природы, её язык (по распространенному мнению философов), её заявление о себе, то в наивном человеке и его слове — это прямейше, спонтанно, без опосредованных звеньев... [7]:29

  Георгий Гачев, «Плюсы и минусы наивного философствования», 2001

Природа в мемуарах и художественной литературе[править]

  •  

По самой середине храмины сидела величавая женщина в волнистой одежде зелёного цвета. Склонив голову на руку, она казалась погружённой в глубокую думу.
Я тотчас понял, что эта женщина — сама Природа, — и мгновенным холодом внедрился в мою душу благоговейный страх.

  Иван Тургенев, «Природа» (стихотворение в прозе), 1879
  •  

И я принялась рассматривать снежинки, которые кружились в воздухе и садились мне на тёмную шубку.
― Бабочка, ― спросила я, ― отчего это снег падает такими хорошенькими звёздочками? Как они делаются?
― Бог их делает такими, ― ответила бабушка. ― Он всё в природе сотворил хорошо и красиво.
― А что это такое ― природа?
― Природа ― это всё то, что есть на свете Божьем. Вот этот снег; реки, горы, леса; летом трава и цветы; солнце и месяц, ― всё, что мы видим вокруг себя, ― всё это природа, дитя моё.
― Бабочка, скажите мне: как это солнце восходит и ложится? И отчего это летом тепло, везде зелень, цветы, а зимою холод и снег? И отчего это солнце так ярко горит? ― залпом выговорила я.

  Вера Желиховская, «Как я была маленькой», 1891
  •  

Нагнувшись над книгой, он переставал иногда читать и думал, что наслаждение от близости с природой в эти часы должно быть похоже на ту радость, какую испытывает человек, глядя на полюбившую его первого девушку. Казалось ему тогда, что где-нибудь в лесу или в парке заброшенной помещичьей усадьбы рассвет вероятно ещё красивее, а воздух кругом ещё сильнее пропитан дыханием цветов. <...>
— Боже сохрани, Боже сохрани! По строению скелета и нервной системы и головного мозга, — совсем не одно и то же. Но по обязательности подчиняться законам природы, — совершенно одно и то же. Что кому дано этой природой сделать, тот только это и может сделать. Тенор не запоёт басом. Блондин не станет брюнетом. Тётя Лиза не уяснит себе теории кровообращения. Человек без слуха не станет композитором. И выучить их этим вещам нельзя. Вот переплетать книги, бренчать на рояле, писать фельетоны, — этому выучить можно. <...>
И опять думалось и хотелось разрешить вопрос, следует ли считать людей кусочками природы, а их поступки — явлениями, обусловленными причинами, находящимися в тайниках этой природы, или люди и их действия составляют особый мир, подчиняющийся природе только отчасти.
«Как отчасти, если потом — смерть, и с ней всё кончено?», — подумал Константин Иванович и больше ничего не мог себе ответить.
И вдруг выросло убеждение, что на мучивший его вопрос не в состоянии ответить ни Кальнишевский, ни писатели, ни философы. И профессор, читающий основы биологии, знает об этом не больше, чем Луша, которую Дина поила водкой. И для людей, которые будут жить через сто лет, вопрос этот останется таким же тёмным, а попытки их его разрешить будут похожи на попытки слепого узнать цвет молока.
И ещё представлялось, что если бы люди вдруг узнали, что они такое среди всего существующего, то и жизнь их стала бы иною, и многие понятия сейчас бы уничтожились, как уничтожилось убеждение, что «природа не терпит пустоты», после того, как было доказано, что воздух имеет вес.[8]

  Борис Лазаревский, «Урок», 1904
  •  

Ведь мы как?.. Мы думаем, что природа — это только дачное удовольствие, и когда смотрим на какую-нибудь козявку, то уверены, что нам до нее, в сущности, никакого дела нет!.. Мы, эгоисты, углубились в свое человеческое, а природу только снисходительно допускаем!.. Веригин вдруг вспомнил, как однажды, попав в монашеский скит в самый разгар революции, спрашивал старого почтенного монаха: ― И газет вы не читаете?
― Нет.
― Неужели вам не интересно знать, что делается на свете?
― Что же там делается… Мы знаем вот, что солнце светит![9]

  Михаил Арцыбашев, «Деревянный чурбан», 1912
  •  

Для тысяч и тысяч людей эта истина ― только малопонятная фраза; они пожимают плечами, думая, что им предлагается всю жизнь есть зеленый лук, запивая железистой водой. Им, в общем, нравится чужое чудачество, но деловые бумаги не пишутся стихами; природа ― это отложной ворот, гвоздика, насморк, лягушки и обратный билет; это, во всяком случае, несерьезно, даже если связано с куроводством. На неудобном столе они пишут целую стопку открыток: «Здесь чудесно! Ну, а как вы?» Ранней весной в лесу нет центрального отопления; солнце и дождь равно требуют зонтика. Радостно говоря «увы!» ― они расцветают надеждами на старые встречи и за две станции полной грудью вдыхают городскую пыль; немножко обидно, что пропустили заметную панихиду, ― и жадно жуют газетный лист.[10]

  Михаил Осоргин, «Времена», 1942
  •  

Так помрачение и расстройство наступают в природе. Гаснут роднички, торфянеют озерки, заводи затягиваются стрелолистом и кугой. Худо земле без травяного войлока; когда-нибудь люди узнают на деле, чего стоит натянуть на неё неосторожно сорванную дернинку и укоренить жёлудь на солончаке. Леса с земли уходят прочно. Вот уже ничто не препятствует смыву почв поверхностным стоком воды... Множатся балки и овраги, работающие как гигантские водоотводные канавы...[11]

  Леонид Леонов, «Русский лес», 1953
  •  

Природа вовсе не злонамеренна, она лишь тупа, как сапог, и действует по линии наименьшего сопротивления. — вероятно, отсылка к фразе Эйнштейна «Господь Бог изощрён, но не злонамерен», которую Лем уже цитировал в «Summa Technologiae»

 

Natura nie jest wcale zła, jest tylko tępa jak but, więc działa po linii najmniejszego oporu.

  Станислав Лем, «Блаженный», 1971
  •  

У Лескова нашла: «Природа ― свинья». Я тоже так думаю! И всегда так думала я. Но люблю ее неистово (а «свинья» ― это о похоти).[12]

  Фаина Раневская, «Вся жизнь», 1970-е
  •  

...вся природа, исключая <только> человека, представляет собою одно неумирающее, неистребимое целое. Если где-то в лесу погибает от старости одно дерево, оно, прежде чем умереть, отдаёт на ветер столько семян, и столько новых деревьев вырастает вокруг на земле, близко и далеко, что старому дереву, особенно рододендрону <...> умирать не обидно. И дереву безразлично, оно растёт там, на серебристом холме, или новое, выросшее из его семени. Нет, дереву не обидно. И траве, и собаке, и дождю.[13]

  Саша Соколов, «Школа для дураков», 1976
  •  

Человек умеет принести с собой тепло и уют. И приносит всюду, куда приходит. Правда, природе для этого приходится слегка потесниться, но это уже совсем другой вопрос. Отдельный…

  Сергей Лукьяненко, «Дневной дозор», 1999

Природа в поэзии[править]

  •  

Так природа цветёт в высоком полном явленье,
Член за членом творя в строгой чреде степеней.
Снова ты в изумленье, когда над постройкой из листьев
Разнообразных встает, зыблясь на стебле, цветок.
Роскошь, однако, хранит зарок творенья другого:
Да, окрашенный лист чует Всевышнего длань.

  Иоганн Вольфганг Гёте, «Метаморфоз растений» (1790), краткое изложение научной работы в стихах
  •  

Природа — Сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.[14]

  Фёдор Тютчев, «Природа — сфинкс. И тем она верней...», 1869
  •  

И вы мне до́роги, мучительные сны
Жестокой матери, безжалостной Природы,
Кривые кактусы, побеги белены,
И змей и ящериц отверженные ро́ды.

  Константин Бальмонт, из сонета «Уроды»
  •  

А скалы острые, как пагоды,
Возносятся среди цветов.
Мне думать весело, что вечная
Природа учится у нас.

  Николай Гумилёв, «Природа» (Спокойно маленькое озеро…), 1918
  •  

Я не ищу гармонии в природе.
Разумной соразмерности начал
Ни в недрах скал, ни в ясном небосводе
Я до сих пор, увы, не различал.
Как своенравен мир её дремучий!
В ожесточённом пении ветров
Не слышит сердце правильных созвучий,
Душа не чует стройных голосов.
Но в тихий час осеннего заката,
Когда умолкнет ветер вдалеке.
Когда, сияньем немощным объята,
Слепая ночь опустится к реке,
Когда, устав от буйного движенья,
От бесполезно тяжкого труда,
В тревожном полусне изнеможенья
Затихнет потемневшая вода,
Когда огромный мир противоречий
Насытится бесплодною игрой, —
Как бы прообраз боли человечьей
Из бездны вод встаёт передо мной.
И в этот час печальная природа
Лежит вокруг, вздыхая тяжело,
И не мила ей дикая свобода,
Где от добра неотделимо зло.

  Николай Заболоцкий, «Я не ищу гармонии в природе…» (1947)
  •  

В очарованье русского пейзажа
Есть подлинная радость, но она
Открыта не для каждого и даже
Не каждому художнику видна.
С утра обременённая работой,
Трудом лесов, заботами полей,
Природа смотрит как бы с неохотой
На нас, неочарованных людей.

  — Николай Заболоцкий, «Вечер на Оке» (1957)

Источники[править]

  1. Юрий Ханон, «Альфонс, которого не было». — СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2013. — 544 с.
  2. Даниил Хармс «Горло бредит бритвою». — Рига: Глагол, 1991. — 240 с. — 100 000 экз.
  3. Радищев А. Н. Полное собрание сочинений в 3 томах. — М. Л.: Издательство АН СССР, 1941 г., том второй
  4. Литературная критика: статьи о русской литературе XIX – начала XX века. — Москва: «Художественная литература», 1989 год
  5. Лютер Бербанк и Холл Вильбур. Жатва жизни. — М.: Сельхозгиз, 1939. — 212 стр. (С предисловием доктора И. И. Презента и с приложением статей К. А. Тимирязева, А. Гарвуда и В. Холла). Перевод И. Боргмана.
  6. 6,0 6,1 Георгий Гачев. «Национальные образы мира» (лекция 17 мая 2007 года в клубе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру»)
  7. Георгий Гачев. «Плюсы и минусы наивного философствования» (доклад на конференции в МГУ от 22-25 июня 2000). из книги: «Философия наивности», сост. А.С. Мигунов. - Москва: Изд-во МГУ, 2001.
  8. Лазаревский Б. А. Повести и рассказы. — М: Типо-литография Н. И. Гросман и Г. А. Вендельштейн, 1906. — Т. II. — С. 137
  9. М.П.Арцыбашев. Собрание сочинений в трёх томах. Том 3. — М., Терра, 1994 г.
  10. Михаил Осоргин. «Времена». Романы и автобиографическое повествование. Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1992 г.
  11. Леонов Л.М., «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.
  12. Алексей Щеглов. «Фаина Раневская. Вся жизнь». — М.: Захаров, 2003 г.
  13. Саша Соколов, «Школа для дураков». — СПб: Симпозиум, 2001 г.
  14. Ф.И.Тютчев. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г.

См. также[править]