Скверный анекдот (фильм)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Скверный анекдот» — гротескная трагикомедия, поставленная на в 1966 году режиссёрами Александром Аловым и Владимиром Наумовым по одноимённому рассказу Фёдора Достоевского.

Приведены цитаты, отсутствующие в рассказе.

Цитаты[править]

  •  

Пселдонимов: Послушай! Послушай! Ты мне друг или нет, а?
друг: Друг ли я?
— Да.
— Разве тебе я это не доказал тем, что я здесь?
— Ну, в таком случае дай мне взаймы два целковых.
— Зачем они тебе?
— Мне... мне необходимо купить шампанское моему генералу.
— Х-хы-хы...
— Ну, дык... ну, дык ты дашь или нет?!
— Да не дам я тебе, потому шо у меня их нет, а если бы были — всё равно бы не дал! Твой генерал — ретроград!
гость: Позвольте!! На вас нет цензуры!!


  •  

Только не вздумайте его особо жалеть, господа, он конечно страдает, но испытывает при этом какую-то позорную проклятую сладость, и даже страшно произнесть, наслажденье, да-да, господа, наслажденье, я стою на том! Потребность в этом тайном, подленьком наслажденьице рабством есть черта каждого Пселдонимова единолично и всех Пселдонимовых с начала веков. — о Пселдонимове, который выпрашивает два целковых у Млекопитаева


  •  

Нет, очень нехорошо, и даже совсем неприлично. Надо было уйти и не только уйти — надо было спасаться. Не, я не уйду, — я должен нравственную цель обнаружить. Я её обнаружу, нравственную цель. Я ещё их увлеку, да-а-а,.. может быть ещё ничего не потеряно. С чего бы только начать, чтобы их привлечь? Какой бы такой приём изобресть? Теряюсь, просто теряюсь... И чё им надо? Чё они требуют?.. Вот мне-то чё надо? Я чё здесь, чё не ухожу, чё добиваюсь?

  — мысли пьянеющего Пралинского


  •  

Почему люди не смеют убить себя? Что удерживает их? — две вещи, только две причины, одна очень маленькая, другая очень большая, но и маленькая тоже очень большая — это боль, а большая — это Бог. А ты знаешь: что такое Бог? Бог есть боль страха смерти,.. но и это всё равно.

  — «смешной человек»


  •  

Да,.. я смешной человек,.. они теперь называют меня сумасшедшим, но это — повышение в чине.

  — «смешной человек»


  •  

Пралинский: Я... я открою им всё,.. я их поражу неотразимо. Они... они наполнят бокалы и вскрикнут, выпив за моё здоровье.
Зубиков: Слушаю-с, ваше превосходительство!
Пр.: Я... офицер (я в этом уверен)... он разобьёт свою рюмку о шпору. Даже можно было прокричать «ура!»
Пселдонимов: Ур-ра-а!
Пр.: Даже если бы вз... вздумали покачать меня,.. по-гусарски, я бы и этому не противился, весьма было бы хорошо... Но нет в них этой... светского лоска, нет этой (как бишь её?) сердечной деликатности...