Умирающий свет

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Умирающий свет» (англ. Dying of the Light; также After the Festival — «После Фестиваля»)— научно-фантастический роман американского писателя Джорджа Мартина, впервые опубликован в 1977 году. Относится к циклу «Тысяча миров».

Цитаты[править]

  •  

(Джаан Викари — Дерку)
— Мы на умирающей планете Фестиваля, в мире, где не существует законов, кроме тех, которые мы привезли с собой. — глава 2

 

It is a dying Festival world, a world without a code, so each of us must cling tightly to whatever codes we bring with us.

  •  

(Гвен Дельвано — Дерку)
— Кавалаанцы верят, что человек — это сумма всех его имён, и у них имена значат очень много. На других планетах тоже, но кавалаанцы знают в этом толк больше других. Вещь без имени не существует. Если она существует, она должна быть названа. И наоборот, если дать имя вещи, то где-нибудь, на каком-нибудь уровне она появится, будет существовать. — глава 2

 

The Kavalars have a saying, that a man is the sum of all his names. Names are very important on High Kavalaan. Names are very important everywhere, but the Kavalars know that truth better than most. A thing without a name has no substance. If it existed, it would have a name. And, likewise, if you give a thing a name, somewhere, on some level, the thing named will exist, will come to be.

  •  

(Гвен — Дерку)
Дай вещи имя — и она возникнет, будет существовать. Вся правда — в названии, а также вся ложь. Ложное имя может исказить действительность и её образ. — глава 2

 

Give a thing a name and it will somehow come to be. All truth is in naming, and all lies as well, for nothing distorts like a false name can, a false name that changes the reality as well as the seeming.

  •  

(Аркин Руарк — Дерку, о кавалаанцах)
Могли ли они любить, не имея слова для выражения этого чувства <…>? — глава 3

 

Can they love without a word for it?

  •  

Тоска умиравшего уорлорнского леса впиталась в его плоть, отравила чувства. Гвен казалась ему куклой в костюме, утратившем цвет, как он утратил надежды... — глава 3

 

<...> melancholy of Worlorn's dying forests had seeped into his flesh, and he saw Gwen through tainted eyes, a doll figure in a suit as faded as despair.

  •  

— Может быть, что-то ещё осталось, Гвен?
Она пристально посмотрела на него <…>.
— Неправильный вопрос, Дерк, ты сам знаешь. Всегда что-то остаётся. Если с самого начала что-то было. Иначе нет смысла и говорить. А если было что-то настоящее, то обязательно что-то остаётся, ломоть любви, стакан ненависти, отчаяния, негодования, физическое влечение — что угодно. Но что-то остаётся.
— Не знаю, — вздохнул Дерк, задумчиво глядя вниз. — Мне кажется, ты была единственным настоящим в моей жизни.
— Печально, — прошептала Гвен.
— Да, — отозвался он. — Согласен. — глава 4

 

— Is there anything left, Gwen?
She regarded him levelly <…>.
— Not a fair question, Dirk, you know that. There is always something left. If what you had was real to begin with. If not, well, then it doesn't matter. But if it was real, then something, a chunk of love, a cup of hate, despair, resentment, lust. Whatever. But something.
I don't know, Dirk t'Larien said, sighing. His eyes looked down and inward. Maybe you're the only reality I've had, then.
Sad, she said.
Yes, he said. I guess.

  •  

(Гвен — Дерку)
— Встреча старых любовников — достаточно тривиальная ситуация, в которой оба испытывают неловкость. Оба не знают, стоит ли снова открывать давно закрытые двери, желает ли другой пробуждения спящих чувств или хочет всё оставить как есть. — глава 4

 

Two old lovers standing together talking. That's a common situation and a common strain. Both of them afraid, not knowing whether to try to open old gates again, not knowing if the other one wants them to reawaken those sleeping thoughts or let them go.

  •  

(Джаан — Дерку)
— На Кавалаане нет обычая хоронить умерших. По традиции мы оставляем их на природе. Если звери съедают их, мы не стыдимся. Жизнь должна питать жизнь. Разве не лучше, чтобы его крепкое тело дало силу какому-нибудь быстрому, чистому хищнику, чем мерзкому скопищу личинок мух и кладбищенских червей? — глава 14

 

Burial is no Kavalar custom. We abandon our dead in the wild, traditionally, and if the beasts consume what we leave, we do not feel shame. Life should nourish life. Is it not more fitting that his strong flesh should give strength to some swift clean predator rather than a mass of vile maggots and graveyard worms?

  •  

На небе должны быть звёзды. А у человека должен быть друг, тейн, долг — то, что он ставит превыше себя. — глава 15

 

A sky ought to have stars. A man ought to have a code too. A friend, a teyn, a cause-something beyond himself.

  — Дерк Т'Лариен

Перевод на русский язык[править]

Т. Юдинцева под ред. И. Москвиной-Тархановой (1995)

О романе[править]

  •  

Прекрасный роман, насыщенное и богатое полотно... Восторг и волнение, рождённые прикосновением к чужому миру, остаются с вами даже после того, как вы перевернёте последнюю страницу.[1]

  Альфред ван Вогт
  •  

Даже в самых лучших фантастических произведениях редко удаётся найти убедительно и достоверно выписанную чужую культуру. А в этом романе Джордж Мартин дарит нам сразу несколько таких культур и сталкивает их в конфликте, демонстрирующем самые лучшие — и самые худшие — стороны характера героев, благодаря которым книга действительно живёт, дышит и... кровоточит.[1]

  Бен Бова

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 Джордж Мартин. Умирающий свет. — Смоленск: Русич, М.: Александр Корженевский, 1995. — С. 1.

Ссылки[править]