Перейти к содержанию

Утешения Сенеки

Материал из Викицитатника

Сенека во время своей ссылки на Корсику написал три утешения: к Марции[1], Гельвии[2] и Полибию — примерно в 40, 42 и 44 годах, соответственно.

Марции[править]

De Consolatione ad Marciam
  •  

Нельзя найти такого несчастного дома, который не имел бы утешения, видя другой дом, ещё более несчастный.[3]:с.319[4]XIV, 1

 

Quota enim quaeque domus usque ad exitum omnibus partibus suis constitit, in qua non aliquid turbatum sit?

  •  

Никому не дано счастья — безнаказанно родиться.[3]:с.320[4]XV, 4 (нужен контекст)

 

Iube singulos conferre rationem: nulli contigit inpune nasci.

  •  

… ничто так не нравится, как погибшее; тоска по отнятому делает нас несправедливыми к оставшемуся.[3]:с.321[4]XVI, 7

 

… nihil magis placeat quam quod amissum est: iniquiores sumus aduersus relicta ereptorum desiderio.

  •  

Смерть <…> возвращает нас в то спокойствие, в каком мы пребывали до того, как родились.[5]XIX, 5

 

Mors <…> qua antequam nasceremur iacuimus reponit.

  •  

Ничто так не обманчиво, как жизнь: <…> поистине, её не принял бы никто, если бы не получил против воли.[3]:с.326[4]XXII, 3

 

Nihil est tam fallax quam uita humana: <…> non mehercules quisquam illam accepisset, nisi daretur ignorantibus.

  •  

Чем ярче пламя огня, тем скорее оно гаснет <…>. Так и души: чем светлее, тем кратковременее. Ибо близко разрушение там, где больше не возможен рост. — XXIII, 4 (перевод М. Браша и Б. Ерогина, 2018)

 

Ignis quo clarior fulsit, citius extinguitur; uiuacior est <…>. Sic ingenia quo inlustriora, breuiora sunt; nam ubi incremento locus non est, uicinus occasus est.

Гельвии[править]

De Consolatione ad Helviam Matrem
  •  

Нигде в мире мы не найдём чужой нам страны; отовсюду одинаково можно поднять глаза к небу.[6][4]IX, 2

 

Angustus animus est quem terrena delectant: ad illa abducendus est quae ubique aeque apparent, ubique aeque splendent.

  •  

Гай Цезарь, которого природа создала словно затем, чтобы показать, на что способны безграничная порочность в сочетании с безграничной властью, однажды устроил пир, стоивший 10 миллионов сестерциев; и хотя изобретательность всех была к его услугам, он лишь с трудом добился того, чтобы один обед поглотил доходы с трёх провинций.[7][4]X

 

C. Caesar, quem mihi uidetur rerum natura edidisse ut ostenderet quid summa uitia in summa fortuna possent, centiens sestertio cenauit uno die; et in hoc omnium adiutus ingenio uix tamen inuenit quomodo trium prouinciarum tributum una cena fieret.

  •  

Никто не может быть презираем другими до тех пор, пока он не научился презирать самого себя.[8][4]XIII, 6

 

Nemo ab alio contemnitur, nisi a se ante contemptus est.

Полибию[править]

De Consolatione ad Polybium; перевод Н. Х. Керасиди[9]
  •  

… ничто не вечно, немногое долговечно; <…> конец у вещей различный, но всё, что имеет начало, имеет и конец.[4]I, 1

 

… nihil perpetuum, pauca diuturna sunt; <…> rerum exitus variantur, ceterum quicquid coepit et desinit.

  •  

… этот страдает от того, что у него есть дети, тот — что потерял детей: слёзы у нас иссякнут скорее, чем повод для печали. <…> природа пожелала, чтобы первым плачем был плач при рождении человека.[4]IV, 2-3

 

… hic habere se dolet liberos, hic perdidisse: lacrimae nobis deerunt ante quam causae dolendi. <…> natura promiserit, quae primum nascentium hominum fletum esse voluit.

  •  

… нельзя сгибаться тому, на плечах которого, как передаёт миф, держится вселенная, если только он существует. Также самому Цезарю, которому всё позволено, по тем же причинам многое не позволено: ведь сон всех людей охраняет его бдительность, для досуга всех — его работа, для ублаготворения всех — его деятельность, для приволья всех — его занятость. С тех пор как Цезарь посвятил себя служению всей земле, он себе уже не принадлежит, и подобно звёздам, без отдыха совершающим свой путь, ему никогда не дозволяется ни остановиться, ни делать что-либо для себя.[4]VII, 1-2

 

… intelleges non magis incurvari licere quam illi, si quis modo est fabulis traditus, cuius umeris mundus innititur. Caesari quoque ipsi, cui omnia licent, propter hoc ipsum multa non licent: omnium somnos illius vigilia defendit, omnium otium illius labor, omnium delicias illius industria, omnium vacationem illius occupatio. Ex quo se Caesar orbi terrarum dedicavit, sibi eripuit, et siderum modo, quae inrequieta semper cursus suos explicant, numquam illi licet subsistere nec quicquam suum facere.

  •  

… [умерший] спокоен. Наконец он свободен, наконец он в безопасности, наконец он бессмертен.[4]IX, 7

 

… quiescit. Tandem liber, tandem tutus, tandem aeternus est.

  •  

… утешение: разделить свою скорбь со многими. Если горе распределяется между многими другими, то у тебя должна остаться только его небольшая часть.[4]XII, 2

 

… loco, inter multos dolorem suum dividere; qui quia dispensatur inter plures, exigua debet apud te parte subsidere.

  •  

… не может заниматься чужим утешением тот, кого осаждают собственные несчастья.[4]XVIII, 9

 

… non possit is alienae vacare consolationi, quem sua mala occupatum tenent…

Примечания[править]

  1. Дочери Кремуция Корда.
  2. Своей матери, горевавшей о его ссылке.
  3. 1 2 3 4 Браш М. Классики философии. Т.1. — СПб., 1907. — С. 311-330.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Сенека // Мысли и изречения древних (с указанием источника) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2003.
  5. Е. Г. Рабинович. Примечания // Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 417. — (Литературные памятники).
  6. С. А. Ошеров. Сенека. От Рима к миру // Сенека. Нравственные письма к Луцилию. — М.: Наука, 1977. — С. 336. — (Литературные памятники).
  7. М. Л. Гаспаров. Примечание к книге о Калигуле // Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. — М.: Наука, 1964.
  8. Сенека. Утешение к Гельвии // Фаррар Ф. В. Искатели Бога / Перевод с англ. Ф. С. Комаровского. — СПб., 1907. — С. 146.
  9. Сенека. Утешение к Полибию // Вестник древней истории. — М., 1991. — № 4. — С. 238-252.