Скорбь

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Ван Гог «Скорбь»
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Скорбь (лат. dolor) — резко отрицательное, депрессивное эмоциональное состояние психики, чаще всего вызванное смертью близкого человека. Скорбь противоположна радости и близко по значению таким, как печаль, тоска, уныние, меланхолия, и является в их ряду, пожалуй, одним из сильнейших состояний, иногда ведущим к психическим заболеваниям и суицидальным желаниям. Отдельное выражение мировая скорбь (нем. Weltschmerz) было введено в культуру Жан Полем. Существует также медицинский диагноз лат. anaestesia dolorosa или скорбное бесчувствие. Под таким названием снят художественный фильм А.Сокурова.

Скорбь в прозе[править]

  •  

Даже скорбь имеет своё очарование, и счастлив тот, кто сможет плакать на груди друга, у которого эти слёзы вызовут сочувствие и сострадание.

  Плиний Младший
  •  

Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою.

  Библия, Быт.3:16
  •  

Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.

  Соломон, Екк. 1:18
  •  

Все дни человека — печаль, и заботы его — это скорби.[1]

  — Царь Соломон, Екк. 1:18
  •  

Умственный труд утоляет всякую скорбь.

  Саади
  •  

Малые печали словоохотливы, глубокая скорбь безмолвна.

  Сенека
  •  

Исполнение самых сильных наших желаний часто бывает источником величайших наших скорбей.

  Сенека
  •  

В слезах мы ищем доказательства горя и не столько следуем влечению скорби, сколько показываем её другим.

  Сенека
  •  

Если можешь, не поддавайся скорби и, уж во всяком случае, не обнаруживай её.

  Сенека
  •  

«Вся Россия, ― пишут современники, ― от реки Дона до Белаозера и Галича, была потрясена сею грозою. Целые волости опустели. Кто избавился от смерти и неволи, тот оплакивал ближних или утрату имения. Везде туга и скорбь, предсказанные некоторыми книжниками года за три или за четыре. Многие удивительные знамения также возвестили гнев Божий: со многих святых икон текло миро или капала кровь», и проч. Суеверие всегдашнее в таких случаях: люди слабые, пораженные внезапным ударом, обыкновенно ищут сверхъестественных предзнаменований его в минувшем времени, как бы надеясь впредь лучшим вниманием к таинственным указаниям Судьбы отвращать подобные бедствия. Впрочем, Эдигей, кроме добычи и пленников, не приобрёл ничего важного сим подвигом, к коему он несколько лет готовился, и грозное письмо, отправленное им с пути к великому князю, не имело никаких следствий.

  Николай Карамзин, «История государства Российского: Том 5», 1820
  •  

Искренна скорбь того, кто плачет втайне.

  Джордж Байрон
  •  

Удовольствия становятся пресными, а скорби ещё мучительнее, если не с кем их разделить.

  Пьер Буаст
  •  

...могильная сон-трава, открывающая человеку во сне тайны, принадлежит к роду Анемона (Anemone patens, pulsatilla). Это растение в преданиях наших встречается с плакун-травой: как, по греческой мифологии, анемоны выросли от слёз Киприды, плакавшей над трупом Адониса, так у нас от слёз вырастала плакун-трава, от чего получила и самое название. Плакун как произведение чистой скорбящей души имеет силу прогонять злых духов.[2]

  Фёдор Буслаев, «Об эпических выражениях украинской поэзии», 1850
  •  

Незнакомец говорит: «Истинная скорбь не выражается в пошлых фразах, придуманных на досуге, не выражается оценка человека в тех речах, которые обыкновенно говорятся над его могилой». О, какая книжная и маленькая мысль! Знаете, г-н Незнакомец, что истинная скорбь выражается весьма и весьма часто в самых пошлых фразах и обрядах, а речи над могилами так ещё очень любят… Вы этого ещё не знаете, г-н Незнакомец![3]

  Фёдор Достоевский, «Записные книжки», 1850-1881
  •  

Когда я возвратился, в маленьком доме царила мертвая тишина, покойник, по русскому обычаю, лежал на столе в зале, поодаль сидел живописец Рабус, его приятель, и карандашом, сквозь слёз, снимал его портрет; возле покойника молча, сложа руки, с выражением бесконечной грусти, стояла высокая женская фигура; ни один артист не сумел бы изваять такую благородную и глубокую «Скорбь».

  Александр Герцен, «Былое и Думы. Часть первая. Детская и университет», 1860
  •  

Евреи развели у себя торг клятвой ради спасения малолетних детей, к чему их побуждала скорбь, вопиющая к небу, ибо «Рахиль рыдала о чадах своих и не хотела утешиться, ибо не суть», а в делах лжесвидетельства развода брачного у православных мотив совершенно иной; он может быть тоже страстен, но не столь «вопиющ к небу».[4]

  Николай Лесков, «Еврей в России: несколько замечаний по еврейскому вопросу», 1883
  •  

Нет уже тех овец, которых ты приказал мне пасти, нет твоей церкви, пустыня и скорбь в столице твоей, так что ж ты ныне прикажешь мне? Остаться ли здесь, иль увести остатки стада, дабы где-нибудь за морями мы славили его имя тайно?

  Генрик Сенкевич, «Куда идёшь?»
  •  

Этот идеализм не хуже буддизма понимает, что все преходящее пусто, что текущая материальная действительность есть только призрак бытия, в сущности небытие (τò μη όν). И житейский пессимизм буддистов вполне разделяется эллинским сознанием: Безрассудны и жалки, я думаю, те, Кто продлить хочет жизнь свыше меры, Ибо долгая жизнь ― только долгая скорбь, Каждый день умножает страданье. А покоя ни в чем всё равно не найдёшь, Если слишком ты многого хочешь.

  Владимир Соловьёв, «Оправдание добра», 1899
  •  

Так она стояла среди росистых могил, кое-где помигивающих огоньками, шепча еле слышно: «Вот оно, Господи, одно, вечно одно! ..» Ветер, шелестя металлическими венками, далеко разносил её безмирную, святую скорбь. Старинная часовня из серого камня вырисовывалась среди могил тёмным очертанием, и уже роса покрывала каменные слова: «Мир тебе, Анна, супруга моя! ..» Была святая ночь. Последнее облачко истаяло в эмалевом небе.[5]

  Андрей Белый, «Симфония», 1901
  •  

И ему страшно стало, что он мог уехать надолго, навсегда, и умереть там, в чужих краях, и угасающим слухом ловить чужую и чуждую речь. И понял он, что не может он жить без родины и не может быть счастлив, пока несчастна она, и в этом чувстве была могучая радость и могучая, стихийная, тысячеголосая скорбь. Она разбила оковы, в которых томилась его душа; она слила её с душой неведомого многоликого страдающего брата ― и словно тысяча огненных сердец колыхнулась в его больной, измученной груди. И в горячих слезах он сказал: ― Возьми меня, родина!

  Леонид Андреев, «Иностранец», 1901
  •  

Иногда Шопен вводит в танец хватающий за душу элемент скорби, прежде неслыханный. <…> Иногда трагическое чувство становится величественным. <...> До такой степени величественным, что в нём обнаружили целую эпопею. Искренность переживаний – скорби или героизма – предохраняет от напыщенности.[6]:213

  Морис Равель
  •  

Октябрь 1914. Москва. Зачем столько скорби о мире? Зачем вообще скорбь? Разве уместна скорбь на такой нелепой арене, как наша земля? Да скажите же мне, наконец, кто посмеет мне приказать или кто дерзнёт меня попросить все это принимать ― всерьёз? Почему я должна (уж не говорю об идейности) относиться внимательно к окружающему?[7]

  Анастасия Цветаева, «Королевские размышления», 1914
  •  

Околдованный чарами солнечного бога, человек видит в жизни радость, гармонию, красоту, не чувствует окружающих бездн и ужасов. Страдание индивидуума Аполлон побеждает светозарным прославлением вечности явления. Скорбь вылыгается из черт природы. Охваченный аполлоновскою иллюзией, человек слеп к скорби и страданию вселенной. И вот в это царство душевной гармонии и светлой жизнерадостности вдруг врывается новый, неведомый гомеровскому человеку бог ― варварский, дикий Дионис. Буйным исступлением зажигает он уравновешенные души и во главе неистовствующих, экстатических толп совершает своё победное шествие по всей Греции.[8]

  Викентий Вересаев, «Аполлон и Дионис», 1914
  •  

Господь здесь страдал. О, как видишь Матерь Божию у Креста. Всё это живо себе представляешь, и как за нас так пришлось Ему в Аттике поскорбеть. О, Господи, идешь и подумаешь и явится скорбь, и видишь — ходят такие же люди, как тогда, носят плащи и странная на них одежда прежнего завета, как сейчас, всё так и было. И вот слёзы текут, дни те подходят, наступил Великий Пост ― выйдешь из храма, а в храмах этих великие события совершались и Сам Спаситель пролил слёзы.[9]

  Григорий Распутин, «Мои мысли и размышления», 1915
  •  

Как раз сегодня моей умершей дочери исполнилось бы тридцать шесть лет...
Мы находим место для того, кого потеряли. Хотя мы знаем, что острая скорбь после такой утраты сотрётся, однако мы остаемся безутешны и никогда не сможем подобрать замену. Все, что становится на опустевшее место, даже если сумеет его заполнить, остается чем-то иным. Так и должно быть. Это единственный способ продлить любовь, от которой мы не желаем отречься.[10]

  Зигмунд Фрейд, из письма Людвигу Бинсвангеру от 12 апреля 1929 года
  •  

«Царь умер», ― говорили школьники друг другу и не знали, что прибавить, не находили, как выразить своё чувство, ибо не знали, в чем оно, собственно, состоит. Зато знали, что занятий не будет, и тихонько про себя радовались, особенно те, которые не приготовили уроков или боялись вызова к доске. Всех приходивших швейцар направлял в большой зал, где подготовлялись к панихиде. Поп в золотых очках сказал несколько приличествующих слов: дети скорбят, когда умирает отец; насколько же больше скорбь, когда умирает отец всего народа. Но скорби не было. Панихида длилась долго. Это было томительно и скучно.[11]

  Лев Троцкий, «Моя жизнь», 1933
  •  

Так устроена жизнь. Сперва мы становимся богаче, ведь много лет мы сажали деревья, но потом настают годы, когда время обращает в прах наши труды и вырубает лес. Один за другим уходят друзья, лишая нас прибежища. И, скорбя об ушедших, втайне еще и грустишь о том, что сам стареешь.

  Антуан де Сент-Экзюпери, «Планета людей»
  •  

Каждый приличный человек в моём возрасте непременно страдает мировой скорбью.

  Эрих Мария Ремарк, «Чёрный обелиск»
  •  

Она слышит одинокий стон в ночи, ощущает одиночество и видит первый костёр, у которого человек искал защиты; даже самую избитую, затасканную и сентиментальную песню она воспринимает как гимн человечности, в каждой такой песне ей слышатся и скорбь, и желание удержать неудержимое, и невозможность этого.

  Эрих Мария Ремарк, «Жизнь взаймы»
  •  

У чрезмерной радости те же признаки, что и у чрезмерной скорби.

  Андре Прево
  •  

Затяжное самогрызенье, по согласному мнению всех моралистов, является занятием самым нежелательным. Поступив скверно, раскайся, загладь, насколько можешь, вину и нацель себя на то, чтобы в следующий раз поступить лучше. Ни в коем случае не предавайся нескончаемой скорби над своим грехом.

  Олдос Хаксли, «О, дивный новый мир»
  •  

Смутно, в глубине души, мы знаем, кто мы на самом деле. Этим и вызвана скорбь нашей души: мы не те, кем хотели бы быть.

  Олдос Хаксли, «Луденские бесы»
  •  

И вот Володя в кабинете у режиссёра, и на лице у него уже не мировая, а космическая скорбь. Искусство в лице главрежа просит жертву подойти поближе и даже предлагает сесть. Это было так необычно, что космическую скорбь заменило вполне космическое удивление и в душу прокралась тень надежды ― может быть, сегодня на алтаре искусства сожгут не его. Но… увы ― только тень.[12]

  Владимир Высоцкий, «О жертвах вообще и об одной в частности», 1960

Скорбь в стихах[править]

  •  

Жизни стыдно за тех, кто сидит и скорбит,
Кто не помнит утех, не прощает обид.

  Омар Хайям
  •  

О чём скорбеть? Клянусь дыханьем,
Есть в жизни два ничтожных дня:
День, ставший мне воспоминаньем,
И не наставший для меня.

  Омар Хайям
  •  

Безгрешными приходим — и грешим,
Весёлыми приходим — и скорбим.
Сжигаем сердце горькими слезами
И сходим в прах, развеяв жизнь как дым.

  Омар Хайям
  •  

Мы источник веселья — и скорби рудник,
Мы вместилище скверны — и чистый родник.
Человек, словно в зеркале мир — многолик.
Он ничтожен — и он же безмерно велик!

  Омар Хайям
  •  

Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на время,
Умальте, мои очи, слёзных поток бремя;
Перестань жаловаться на несчастье, мой глас;
Позабудь и ты, сердце, кручину на мал час.

  Василий Тредиаковский, «Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на время…», 1730
  •  

Я плачу, скорбь моя необычайна,
И я успокоенья не ищу;
Коли нашёл, нашёл его случайно.
Я плачу, изумляюсь и ропщу...

  Перси Биши Шелли (пер. Бальмонта), «Утраченный руководитель», 1818
  •  

И так я шёл, терзаясь и скорбя,
И вдруг увидел стебель над рекою
На берегу: как будто кто, любя
Сверх меры и терзаемый тоскою,
В отчаянье хотел убить себя...

  Перси Биши Шелли (пер. Бальмонта), «И так я шёл, терзаясь и скорбя…», 1821
  •  

Погасло Лето, — я живу, скорбя,
Что бегло всё, но только не мученье,
И на земле, которую любя
Сон убаюкал, нет мне снов забвенья.

  Перси Биши Шелли (пер. Бальмонта), «Погасло Лето, — я живу, скорбя…», 1821
  •  

Из моих скорбей великих
Песни малые сотку я,
Вот они на звонких крыльях
В сердце к ней летят, ликуя.

  Генрих Гейне (пер. Бальмонта), «Из моих скорбей великих…», 1823
  •  

Погруженный в скорбь немую
и усталый, в ночь глухую,
Раз, когда поник в дремоте
я над книгой одного
Из забытых миром знаний,
книгой полной обаяний, —
Стук донёсся, стук нежданный
в двери дома моего...

  Эдгар Поэ (пер. Мережковского), «Ворон», 1845
  •  

Людского ищет он участья?
Движенья сердца своего
Он хочет разделить с сердцами —
И скорбь высокая его
Исходит звучными волнами...

  Владимир Бенедиктов, «Скорбь поэта», 1835
  •  

Все скорби, все язвы покорно
Я на душу принял мою:
О, если б они плодотворно
Удобрили душу мою!

  Пётр Вяземский, «Все скорби, все язвы покорно…», 1845
  •  

Всё в скорбь мне и во вред. Всё в общем заговоре
Мне силится вредить и нанести мне горе.
Сдаётся, что судьбой я отдан с давних пор
Её чиновникам под мелочной надзор,
Что каждому из них особым порученьем
Дано за мной следить и с злобным ухищреньем...

  Пётр Вяземский, «Всё в скорбь мне и во вред. Всё в общем заговоре…», 1863
  •  

Пред материнской этой скорбью
Немеет дух…
Как будто шёл в горах беспечный
И — бездна вдруг…

  Аполлон Майков, «Пред материнской этой скорбью…», 1866
  •  

Ты в жизни скорби и мучений
Не избалована судьбой,
И много бед и огорчений
Уже испытано тобой.

  К.Р., «Ты в жизни скорби и мучений…», 1887
  •  

Давно привык я будущих скорбей
Угадывать нелживые приметы;
Жизнь с каждым днем становится мрачней…
Ни славою, ни дружбой не согреты,
Лишь памятью невозвратимых дней
Питаемся мы, жалкие поэты...

  Дмитрий Мережковский, «Давно привык я будущих скорбей...», 1890-е
  •  

Скорбишь ли ты о смерти друга,
Отца любимого ль, сестры, —
Утешься, добрая подруга,
В возмездья веруя поры.

  Игорь Северянин, «Стансы», 1908
  •  

У поэта умерла жена
Он её любил сильнее гонорара!
Скорбь его была безумна и страшна —
Но поэт не умер от удара.

  Саша Чёрный, «Недержание», 1909
  •  

Он принял скорбь земной дороги,
Он первый, Он один.
Склонясь, умыл усталым ноги
Слуга — и Господин.
Он с нами плакал, Повелитель
И суши, и морей.
Он царь и брат нам, и Учитель,
И Он — еврей.

  Зинаида Гиппиус, «Он», 1915

Скорбь в пословицах[править]

  •  

Не столько смертей, сколько скорбей. — Русская пословица

  •  

Долгая дума — лишняя скорбь. — Русская пословица

Источники[править]

  1. Научно-популярное издание. «Анатомия Мудрости» 120 Философов. Издательство «Таврия» 1996 г.
  2. Буслаев Ф.И. О литературе: Исследования. Статьи. Москва, «Художественная литература», 1990 г.
  3. Ф. Достоевский. Записные книжки. М.: «Вагриус», 2000
  4. Большая хрестоматия. Русская литература XIX века. ИДДК. 2003 г.
  5. Белый Андрей. Старый Арбат: Повести. — М.: Московский рабочий, 1989 г.
  6. Составители М.Жерар и Р.Шалю Равель в зеркале своих писем. — Л.: Музыка, 1988. — 248 с.
  7. А. Цветаева. Собрание сочинений. - том 1. — М.: «Изограф», «Благотворительный Фонд имени семьи Цветаевых», 1996 г.
  8. В. Вересаев. «Живая жизнь». М.: Изд-во политической литературы, 1991 г.
  9. Распутина М. «Распутин. Почему?» Воспоминания дочери. М.: Захаров, 2005 г.
  10. К.В. Ягнюк «О неизбежном в человеческой судьбе»
  11. Лев Троцкий. Моя жизнь. М.: Вагриус, 2001 г.
  12. Владимир Высоцкий в серии «Проза поэта». М.: Вагриус, 2000 г.

См. также[править]