Хлеб с ветчиной

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хлеб с ветчиной (англ. Ham on Rye) — автобиографический роман Чарльза Буковски, повествующий о детстве и взрослении альтер-эго писателя Генри Чинаски.

Цитаты[править]

Дайте человеку пишущую машинку, и он станет писателем.
Если существование Бога — правда, то значит религия дурачила людей или же собирала вокруг себя несусветных дураков. Ну, а если же всё, что касается Бога, — фикция, то тогда эти глупцы выглядели ещё более безрассудными.
Тысячи видов рыб поедали друг друга в толщах океана. Бесконечное множество прожорливых ртов и испражняющихся анусов толклось на суше. Весь земной шар был населён ртами и жопами — жующая, срущая и ебущаяся Планета.
  •  

Впервые со своими сверстниками я познакомился в детском саду. Мне они казались очень странными — много смеялись, разговаривали и выглядели вполне счастливыми. Они не нравились мне. Я всегда чувствовал себя так, будто меня вот-вот начнёт тошнить, рвать, и воздух вокруг казался подозрительно тихим и белым.

  •  

В школе у меня не было друзей, а я и не искал их. Одному мне было лучше. Я садился на скамейку и наблюдал, как другие играют. Все дети и их затеи казались мне глупыми.

  •  

Я знал, что во мне есть много энергии и, со слов окружающих, ебанутости. Действительно, что-то такое я чувствовал внутри себя. Возможно, это было всего лишь окаменевшее говно, но всё же это было больше, чем имели мои недруги.

  •  

Я вчера был на пляже, там легавые заловили под пирсом двух парней. Один отсасывал у другого. Их повязали и повезли в каталажку. Какое дело легавым, кто у кого отсасывает? Меня это просто бесит.

  •  

Люди — болваны. Оболванивать их для меня оказалось проще простого.

  •  

Однажды точно так же, как в начальной школе Дэвид, ко мне привязался один парень. Он был маленький, тощий, с жиденькими волосёнками на голове. Все пацаны называли его Плешивый. Настоящее его имя звучало так — Эли Ла Кросс. Имя мне нравилось, а вот сам Плешивый — нет. Но он просто прилепился ко мне. Уж очень он был жалкий, и мне не хватало духу сказать ему, чтобы он отвалил. Это всё равно, что отпихнуть дворняжку, вечно голодную и уже много раз битую.

  •  

Поскольку многие считали меня уродливым, я всегда предпочитал тень открытому солнцу, темноту — свету.

  •  

Забота о другом человеке не приносит выгод. Людям это не свойственно, что бы там ни говорили.

  •  

Человеку нужно, чтобы кто-нибудь был рядом. Если никого нет, его нужно создать, создать таким, каким должен быть человек.

  •  

Прибрежные воды кишели людьми. Что такого притягательного в пляжах? Почему людям нравится толочься на них? Неужели нет более интересного занятия? Всё же какие они безмозглые твари.

  •  

Вся проблема была в том, что приходилось выбирать между одним злом и другим. Результаты выбора не имели никакого значения, всё равно вас брали за жабры и ебали по полной программе, к двадцати пяти годам большинство людей уже становились полными кретинами. Целая нация болванов, помешавшихся на своих автомобилях, жратве и потомстве. И самое гнусное — на президентских выборах они голосовали за кандидата, который больше всех походил на серое большинство.

  •  

Мне нравилось быть пьяным. Я понял, что полюблю пьянство навсегда. Оно отвлекало от реальности, а если мне удастся отвлекаться от этой очевидности как можно чаще, возможно, я и спасусь от неё, не позволю вползти в меня.

  •  

…когда-нибудь начнётся и твой танец. Настанет день, и мы поменяемся местами.

  •  

Рядом со мной сидел Джимми Хэтчер. Директор толкал речь, напоследок он решил хорошенько проехаться по нашим ушам.
Америка — страна равных возможностей. Здесь каждый может осуществить свою мечту…
— Стать посудомойкой, — тихо продолжил я.
— Мусорщиком, — подхватил Джимми.
— Грабителем.
— Собачником.
— Санитаром в психушке.
— Америка — страна смелых! Она была построена мужественными людьми. Наше общество основано на принципах справедливости…
— Кому чё, кому ни чё, кому хуй через плечо, — прокомментировал Джимми.
— …и законности. И поэтому каждый, кто готов искать свою мечту даже на вершине радуги, обязательно найдёт её…
— В большой куче говна, кишащей опарышами, — предположил я.

  •  

Будь вы губернатор или мусорщик, канатоходец или грабитель, дантист или сборщик фруктов, будь вы там или сям, вы хотите добросовестно выполнять свою работу, вы не желаете зря занимать место, но вам приходится стоять и дожидаться какого-то засранца. Вот и я стоял в спецодежде рядом с тележкой, полной бабьего исподнего, и поджидал, пока лифтёр просрётся.

  •  

Девушки выглядели привлекательными, но только на расстоянии. Солнце просвечивало сквозь их лёгкие платья и радужно сияло в волосах. Но стоило только приблизиться к ним и прислушаться к их мыслям, лавиной сыплющимся из незакрывающихся ртов, как мне хотелось немедленно вырыть себе нору где-нибудь под холмом и спрятаться там с автоматом.

  •  

Никогда не доверяйте человеку с холёными усиками…

  •  

Я неудачник. Был бы циником, чувствовал бы себя лучше.

Источник[править]

  • Буковски, Чарльз. Хлеб с ветчиной = Ham on Rye. — М.: Эксмо, Домино, 2008. — 368 с. — (Book Revolution). — ISBN 978-5-699-26302-8

Ссылки[править]