Людвиг ван Бетховен

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Людвиг ван Бетховен (нем. Ludwig van Beethoven) — немецкий композитор, пианист и дирижёр.

Цитаты[править]

  • Бетховен может сочинить музыку, слава Богу, но он не может сделать ничего иного на земле.
  • Великий поэт является наибольшей драгоценной драгоценностью нации.
  • Для того, чтобы создать что-то по настоящему прекрасное, я готов нарушить любое правило.
  • Друзья аплодируют, комедия окончена.
  • Искусство! Кто постиг его? С кем можно консультироваться относительно этой великой Богини?
  • Любой, кто говорит ложь, не имеет чистого сердца, и не может сделать хороший суп.
  • Музыка - более высокое откровение, чем вся мудрость и философия. Кому открывается моя музыка, тот избавляется от всех тех бед, которые терзают других людей[1].
  • Музыка выше, чем все откровения мудрости и философии.
  • Музыка должна высечь огонь от сердца мужчины, и возбудить слёзы на глазах женщины.
  • Музыка это вино, которое вдохновляет на новые генеративные процессы, и я — Бахус, кто выдавливает это великолепное вино для человечества и делает их духовно пьяными.
  • Музыка это медиатор между духовной и чувственной жизнью.
  • Музыка это один бесплотный вход в высший мир знания, которое постигает человечество, но которое не может постигнуть человек.
  • Не существует сочинения, которое было бы для меня чересчур учёно; не претендуя ни в малейшей степени на учёность в собственном смысле слова, я всё же с детства стремился понять сущность лучших и мудрейших людей каждой эпохи.
  • Ни один из моих друзей не должен нуждаться, пока у меня есть на кусок хлеба, если кошелёк мой пуст, я не в силах помочь тотчас же, ну что ж, мне стоит только сесть за стол и взяться за работу, и довольно скоро я помогу ему выбраться из беды.
  • Ничто не является более таки невыносимым, чем необходимость признать себе собственные ошибки.
  • Подлинный художник лишен тщеславия, он слишком хорошо понимает, что искусство неисчерпаемо.
  • Тем, кем являюсь я, я обязан самому себе. Князей существует, и будет существовать тысячи, Бетховен же только один.
  • Только чистый сердцем может сделать хороший суп.
  • Это является признаком действительно замечательного человека: стойкость перед лицом беды.

Цитаты о Бетховене[править]

  •  

Новых зданий в Берлине не видать. Театр перестроен после пожара 1843 года. Он отделан очень, даже слишком богато, но во многом грешит против вкуса. <...> Над сценой находятся портреты четырёх главных немецких композиторов: Бетховена, Моцарта, Вебера и Глука… Грустно думать, что первые два жили и умерли в бедности (могила Моцарта даже неизвестна), а Вебер и Глук нашли себе приют в чужих землях, один в Англии, другой во Франции.[2]

  Иван Тургенев, «Письма из Берлина»
  •  

Истинная причина успеха бетховенской музыки в том, что люди изучают её не в концертных залах, а у себя дома, за роялем... [3]:219

  Рихард Вагнер о музыке Бетховена, 1869 г.
  •  

Брамса любят называть наследником Бетховена: я не знаю более осторожного эвфемизма. — Всё, что заявляет ныне в музыке притязание на «высокий стиль», в силу этого фальшиво либо по отношению к нам, либо по отношению к себе.[4]:57

  Фридрих Ницше, «Вагнер как явление»
  •  

Вкусы кружка тяготели к Глинке, Шуману и последним квартетам Бетховена. Восемь симфоний Бетховена пользовались сравнительно незначительным расположением кружка...

  Николай Римский-Корсаков, «Летопись моей музыкальной жизни»
  •  

Бетховен в любом случае не может быть ниже самого себя. Его техника и форма остаются гениально провидческими даже в самых ничтожных образцах. Ничто элементарное и низкое к нему просто не применимо. Он никогда не боялся даже самых плохих подделок под свою подлинную артистическую личность.[5]:261

  Эрик Сати, «Безупречная меблировка»
  •  

Я совершенно согласен и одобряю тех, кто нас ругает и поносит на всех углах. Что действительно ужасно – это видеть артистов, потакающих вкусам общества. Бетховен первым был нелюбезен с публикой. Я думаю, именно благодаря этому он и стал так широко известен. Во всяком случае, не вижу для этого других причин.[5]:363-364

  Эрик Сати, «Записные книжки»
  •  

Бетховенский герой — атлет по поднятию метафизических тяжестей.

  Милан Кундера, «Невыносимая лёгкость бытия»
  •  

Бетховен – электрик, обычная динамомашина, – вяло отмахиваюсь я, – И схема его тоже электрическая, ничуть не больше. Он – явный носитель процесса, диалектики, бури и натиска, этакий Невтон, мотор среди композиторов. У Бетховена нету результата, но есть лишь простое движение. Брось, оставь, мой друг, этого электрика всяким монтёрам, а сам займись лучше чем-нибудь стóящим.[6]:87

  Юрий Ханон, «Скрябин как лицо»
  •  

Бетховен воплощает в себе человеческую натуру во всей её сложности и полноте. Никогда ещё один музыкант не знал и не переживал так глубоко гармонию небесных сфер и созвучия божественной природы, как Бетховен.

  Вильгельм Фуртвенглер[1]
  •  

Гайдн и Моцарт, творцы новой инструментальной музыки, первыми продемонстрировали нам искусство в его небывалом блеске, но вглядывался в него с великой любовью и проникал в его суть один Бетховен.

  Эрнст Теодор Амадей Гофман[1]
  •  

Жена композитора Гайдна, например, делала из рукописей своего знаменитого супруга папильотки (по-русски это будет называться «бигуди») и затем накручивала на них свои толстые немецкие волосы. А у Бетховена поэтому вовсе не было никакой жены. «Зачем это?» — задумчиво говорил он время от времени. «У меня и так денег мало».[7]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы»

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Дэниел Хоуп «Когда можно аплодировать?» = Wann Darf Ich Klatschen? / В. Седельник. — М., Владимир: АСТ; Астрель; ВКТ, 2010. — С. 57-59. — 320 с. — ISBN 978-5-17-068478-6
  2. Источник: Тургенев И. С., Собрание сочинений в 12-ти томах. — Москва: «Художественная литература», 1976—1979, том 12.
  3. Бернард Шоу «О музыке и музыкантах». — М.: Музыка, 1965. — 340 с. — 100 000 экз.
  4. Фридрих Нитче, «Нитче о Вагнере» (Вагнер как явление, Нитче contra Вагнер), перевод с немецкого Н.Полилова, с введением переводчика. С.-Петербург, 1907, типография А.С.Суворина, Эртелев 13
  5. 5,0 5,1 Эрик Сати, Юрий Ханон «Воспоминания задним числом». — СПб.: Центр Средней Музыки & издательство Лики России, 2010. — 682 с. — ISBN 978-5-87417-338-8
  6. Юрий Ханон «Скрябин как лицо». — СПб.: Центр Средней Музыки, издание второе, переработанное, 2009. — 680 с.
  7. Юрий Ханон, «Тусклые беседы» (цикл статей, еженедельная страница музыкальной критики), газета «Сегодня», СПб, апрель-октябрь 1993 г.