Генриада

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Генриада» (фр. La Henriade) — эпическая поэма Вольтера 1723 года о Генрихе IV. В ней использованы основные сюжетные линии «Энеиды» Вергилия[1].

Цитаты[править]

  •  

Часто блистает на вторых ролях тот, кто меркнет на первых.[2]песнь I

 

Tel brille au second qui s’eclipse au premier.

  •  

сей страшной крепости, твердыни злобной мести,
Где заточён порок с невинностию вместе.[3]песнь IV

 

… cet affreux château, palais de la vengeance,
Qui renferme souvent le crime et l’innocence.

  •  

Отчаяние нередко выигрывало сражения.[2]песнь X

 

Souvent le désespoir a gagné des batailles.

О поэме[править]

  •  

До рождения этого несравненного произведения мы уже отчаялись когда-либо увидать на нашем языке столь совершенную эпическую поэму.[4]

  Антуан Франсуа Прево, журнал «За и против» (Le Pour et le Contre), 1728
  •  

Чем больше эта поэма представляется «Энеидой», тем менее она оказывается ею.[4]

  Шарль Луи де Монтескьё, 1728
  •  

… некое сокровище стихотворства. «Генрияда» <…> важностью, сладостью, остротой и великолепием наполнена.

  Александр Сумароков, примечания к «Двум эпистолам», 1747
  •  

Это богатство вымысла, которое вызывает интерес, несомненно отсутствует в «Генриаде»: персонажи действуют мало и разговаривают ещё меньше. По чести, неожиданно, что автор, рождённый с таким драматическим гением, так мало использовал его в своей поэме.[6]

 

Cette richesse d’invention qui produit l’intérêt, manque certainnement à la «Henriade»: les personnages agissent peu, et parlent encore moins. On a été surpris, avec raison, que l’auteur, né avec un génie si dramatique, en aie mis si peu dans son Poéme.[5]

  Жан Франсуа Лагарп, «Лицей, или Курс древней и новой литературы», 1799
  •  

Что касается изумительного, то оно в «Генриаде», если не ошибаюсь, почти равно нулю. Если б нам неизвестна была несчастная система, которая оледеняла пиитическое дарование Вольтера, то для нас трудно было бы понять, что заставило его предпочесть аллегорические божества христианству. У него есть некоторая теплота в тех местах его поэмы, где он перестаёт быть философом и делается христианином. Как скоро коснулся он религии, сего источника всего пиитического, то родник хлынул изобильно. — часть вторая, книга I, гл. V

  Франсуа Рене де Шатобриан, «Гений христианства», 1802
  •  

… юность простодушна, как ребёнок, и смела, как муж. Вот почему так неудачны были все попытки во времена разума создать или повторить народную эпопею. Большого промаха дал <…> Вольтер, заставивший действовать отвлечённые понятия в лицах, своей надутой Ганриаде, этой выношенной до нитки аллегории, которой рукоплескал XVIII-й век до мозолей, зевая под шляпою, и над которою мы даже не зеваем, оттого что спим.

  Александр Бестужев, «Клятва при Гробе Господнем» Н. Полевого, 1833
  •  

В сорок лет Вольтер верил, что он оставит по себе память <…> как эпический поэт. Он и не думал, <…> что «Генриада» <…> будет покоиться вечным сном на полках библиотек.

  Андре Моруа, «Вольтер. Романы и повести» (сб. «От Лабрюйера до Пруста», 1964)

Примечания[править]

  1. Н. Старостина. Примечания // Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. — М.: Художественная литература, 1971. — Библиотека всемирной литературы. — С. 380.
  2. 1 2 Вольтер // Большой словарь цитат и крылатых выражений / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2011.
  3. Вольтер. Простодушный / перевод Г. П. Блок, 1956.
  4. 1 2 Державин К. Н. Вольтер. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1946. — С. 60.
  5. Lycée, ou Cours de littérature ancienne et moderne. Par J. F. Laharpe. Paris an VII. T. 8, p. 56.
  6. Пушкин в прижизненной критике, 1820—1827. — СПб.: Государственный Пушкинский театральный центр, 1996. — С. 63.