Вольтер

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Вольтер

Вольте́р (фр. François Voltaire; 21 ноября 1694 — 30 мая 1778; имя при рождении Франсуа-Мари Аруэ, François Marie Arouet; Voltaire — анаграмма «Arouet le j» — «Аруэ мл.», латинское написание — Arovetli) — французский философ-просветитель, поэт, прозаик, историк, публицист, правозащитник.

Цитаты[править]

Из поэзии[править]

  •  

Дружба великого человека – благодеяние (дар) богов.

 

L’amitié d’un grand homme est un bienfait des dieux.

  — «Эдип», трагедия (1718), д. I, явл. 1
  •  

Часто блистает на вторых ролях тот, кто меркнет на первых.

 

Tel brille au second qui s’eclipse au premier.

  — «Генриада», героическая поэма (1723), песнь I
  •  

Отчаяние нередко выигрывало сражения.

 

Souvent le désespoir a gagné des batailles.

  — «Генриада», X
  •  

Стал первым королем удачливый солдат.

  — «Меропа», трагедия (1736), д. I, явл. 3
  •  

Мыслящие автоматы, движимые божественной рукой.

 

Automates pensants <…>.

  — «Рассуждения в стихах о человеке», дидактическая поэма (1738), II
  •  

Вся сила женщин – в слабостях мужчин.

 

Les faiblesses des hommes font la force des femmes.

  — «Недотрога», комедия (1747), д. II, явл. 6
  •  

Послушание несправедливым приказам есть преступление.

  — «Китайский сирота», трагедия (1755), д. III, явл. 3
  •  

Бог вовсе не должен страдать из-за тупости своего священника (И если пастырь туп, страдать не должен Бог).

  — «Послание к автору новой книги о трех обманщиках» (1769)
  •  

Если бы Бога не существовало, его следовало бы изобрести (выдумать) (Случись, что Бога нет, его б пришлось создать). — Эта мысль восходит к 93й проповеди архиепископа Кентерберийского Джона Тиллотсона (J. Tillotson, 1630–1694), опубл. в 1712 г.

 

Si Dieu n’existait pas, il faudrait l’inventer.

  — «Послание к автору новой книги о трех обманщиках»
  •  

Свет с Севера приходит в наши дни.

  — «Послание к императрице России Екатерине II» (1771)
  •  

Там рай земной, где обитаю я.

 

Le paradis terrestre est où je suis.

  — «Сатиры». «Светский человек»
  •  

Вселенной я смущен; и, видя мощь часов,
В них мощь часовщика я прозревать готов. — Букв.: «Я не в силах понять, / Как могут существовать эти часы [т. е. мироздание] без часовщика». Отсюда приписываемое Вольтеру выражение «Великий Часовщик» (о Боге).

 

…Que cette horloge existe et n’ait pas d’horloger.

  — «Сатиры». «Интриги» (1772)
  •  

Ты дремлешь, Брут, хотя в оковах Рим!

  — «Смерть Цезаря», II, 2

Из прозы[править]

  •  

Все жанры хороши, кроме скучного.

  — Предисловие ко II изд. комедии в стихах «Блудный сын» (1738)
  •  

Для того, чтобы его [Бога] познать, надо быть им самим.

  — «Основы философии Ньютона», I (1738)
  •  

Можно подумать, что это произведение – плод воображения пьяного дикаря. Но среди грубых надругательств над правилами искусства <…> мы находим в «Гамлете», к еще большему нашему удивлению, возвышенные места, достойные величайшего гения.

  — «Рассуждение о древней и новой трагедии», предпосланное трагедии «Семирамида» (1748)
  •  

Бог не на стороне больших батальонов, а на стороне лучших стрелков.

  — «Сборник вздора» («Le Sottisier»), записная книжка (ок.1735–1750)
  •  

Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов.

  — «Мысли о государственном управлении» (1752), 7
  •  

Когда читаешь вашу книгу, разбирает охота побегать на четвереньках. — Имелось в виду «Рассуждение о начале и основаниях неравенства между людьми» (1775).

  — Письмо к Ж. Ж. Руссо от 30 авг. 1755 г.
  •  

Носы созданы для очков.

  — «Кандид, или Оптимизм», философская повесть (1759), гл. 1
  •  

Все к лучшему в этом лучшем из миров. — Контаминация двух высказываний одного из персонажей повести философа Панглоса: «…В этом лучшем из возможных миров замок владетельного барона – лучший из возможных замков, а госпожа баронесса – лучшая из возможных баронесс»; «…Те, которые утверждают, что все хорошо, говорят глупость, – нужно говорить, что все к лучшему». Это – спародированная мысль Г. Лейбница.

  — «Кандид», гл. 1
  •  

Какое имеет значение, царит на земле зло или добро? Когда султан посылает корабль в Египет, разве он заботится о том, хорошо или худо корабельным крысам?

  — «Кандид», гл. 23
  •  

Работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду. <…> Будем работать без рассуждений, это единственное средство сделать жизнь сносною.

  — «Кандид», гл. 30
  •  

…Но надо возделывать наш сад. — Ззаключительные слова повести.

  — «Кандид», гл. 30
  •  

Во Франции приходится быть либо наковальней, либо молотом; я родился наковальней. — Также в «Философском словаре» (1764), статья «Тирания»: «В этом мире мы рискуем оказаться перед выбором – быть нам молотом или наковальней».

  — «Памятные заметки для жизнеописания г-на де Вольтера, сочиненные им самим» («Мемуары») (1760, опубл. в 1784)
  •  

Юридическое убийство (Судебное убийство). — О казни в Тулузе (9 марта 1762 г.) гугенота Жана Каласа, обвиненного в сыноубийстве по религиозным мотивам. Повторено в других выступлениях Вольтера по поводу дела Каласа, а также во вступлении к книге «Опыт о вероятностях в делах правосудия» (1772).

 

Assassins juridique.

  — Письмо к Д. Одиберу от 9 июля 1762 г.
  •  

Люди пользуются умом лишь для того, чтобы оправдать свои несправедливости, и языком лишь для того, чтобы скрывать свои мысли.

  — «Каплун и пулярка» («Диалоги», XIV) (1763)
  •  

Вся древняя история <…> не более чем вымысел, с которым все согласны. — Отсюда: «История – это вымысел, с которым все согласны».

 

fables convenues

  — «Жанно и Колин», философская повесть (1764)
  •  

Нужно писать так, как говоришь.

  — «Философский словарь» (1764), статья «Стиль»
  •  

Когда чернь начинает рассуждать – всё пропало.

  — Письмо к Этьену Дамилавилю от 1 апр. 1766 г.
  •  

Не знаю ничего более гнусного, чем литературная сволочь.

 

<…> La canaille littéraire.

  — Письмо к Э. Дамилавилю от 24 сент. 1766 г.
  •  

История – это не что иное, как картина преступлений и несчастий.

  — «Простодушный», философская повесть (1767), гл. 10
  •  

И вот как пишется история!

 

Et voilа (justement) comme on écrit l’histoire.

  — «Шарло, или Графиня Живари», комедия (1767), д. I, явл. 7
  •  

Его [Шекспира] гений принадлежит ему, а его недостатки – его веку.

  — Письмо к Горацию Уолполу от 15 июля 1768 г.
  •  

Разум в алфавитном порядке. — Загл. женевского (1769) и лондонского (1770) изданий «Философского словаря».

 

Raison par alphabet.

  •  

Лучшее — враг хорошего. — Впервые — в комментарии итальянского автора М. Джованни (1574) к «Декамерону» Боккаччо. Но крылатой фраза стала после выхода романа Вольтера «Недотрога», позже он вновь использовал её в «Философском словаре» — в статье, посвященной драматическому искусству. Поэтому именно Вольтера было принято считать автором афоризма, который цитировали обычно в его версии[1].

 

Le mieux est I'ennemi du bien

  •  

Мне отвратительно то, что вы пишете, но я бы отдал жизнь за то, чтобы вы могли писать дальше. (Цит. также в форме: «Мне ненавистны ваши убеждения, но я готов отдать жизнь за ваше право высказывать их».) — Это изречение появилось лишь в книге Эвлин Беатрис Хилл «Друзья Вольтера» (1906), опубликованной под псевд. С. Г. Таллентайр (S. G. Tallentyre), в следующей форме: «“Я не одобряю того, что вы говорите, но я ценой собственной жизни буду защищать ваше право говорить это” – такой была теперь его позиция». Речь шла об отношении Вольтера к книге Гельвеция «Об уме», сожженной в 1759 г.

  •  

О живых следует говорить уважительно; о мертвых – только правду.

  — «Письма, написанные в 1719 году об “Эдипе”», примечание к письму I (опубл. в 1785)

Цитаты о Вольтере[править]

  •  

Вальтер умер иезуитом; а было ли у него хоть малейшее подозрение? — Цитата позже была использована как эпиграф к 94 главе романа Умберто Эко «Маятник Фуко» (1988).

 

Voltaire lui-meme est mort jesuite; en avoit-il le moindre soupçon?

  — Ф. Н. де Боннвиль, «Иезуиты, изгнанные масонством, и кинжал их, сломленный масонами»[2]
  •  

Ничто не могло быть противуположнее поэзии, как та философия, которой XVIII век дал свое имя. Она была направлена противу господствующей религии, вечного источника поэзии у всех народов, а любимым орудием ее была ирония холодная и осторожная и насмешка бешеная и площадная. Вольтер, великан сей эпохи, овладел и стихами, как важной отраслию умственной деятельности человека. Он написал эпопею, с намерением очернить кафолицизм. Он 60 лет наполнял театр трагедиями, в которых, не заботясь ни о правдоподобии характеров, ни о законности средств, заставил он свои лица кстати и некстати выражать правила своей философии. Он наводнил Париж прелестными безделками, в которых философия говорила общепонятным и шутливым языком, одною рифмою и метром отличавшимся от прозы, и эта легкость казалась верхом поэзии; наконец и он, однажды в своей жизни, становится поэтом, когда весь его разрушительный гений со всею свободою излился в цинической поэме[3], где все высокие чувства, драгоценные человечеству, были принесены в жертву демону смеха и иронии, греческая древность осмеяна, святыня обоих заветов обругана...
Влияние Вольтера было неимоверно. Следы великого века (как называли французы век Людовика XIV) исчезают. Истощенная поэзия превращается в мелочные игрушки остроумия; роман делается скучною проповедью или галереей соблазнительных картин.
Все возвышенные умы следуют за Вольтером. Задумчивый Руссо провозглашается его учеником; пылкий Дидрот есть самый ревностный из его апостолов. Англия в лице Юма, Гиббона и Вальполя приветствует Энциклопедию. Европа едет в Ферней на поклонение. Екатерина вступает с ним в дружескую переписку. Фридрих с ним ссорится и мирится. Общество ему покорено. Наконец Вольтер умирает в Париже, благословляя внука Франклина и приветствуя Новый Свет словами, дотоле неслыханными[4]!.. — «О ничтожестве литературы русской»

  Александр Пушкин
  •  

В философии Вольтер осуществил синтез основных положений деизма, исходя из существования непознаваемого Бога как первопричины материального и идеального миров. Утверждая объективную реальность божественной субстанции, Вольтер считал ее принципиально отличной от потенциальной бесконечности природы. Опираясь на открытый И. Ньютоном 1-й закон движения, Вольтер рассматривал природу наподобие часового механизма, где все формы неорганической и органической материи движутся благодаря внешней силе, давшей миру 1-й механический толчок.
...Вольтер совершает логическую формализацию деизма, приближая его к строгой ньютонианской схеме, согласно которой Бог действует по всеобщим законам механического движения. ...Вольтер признает существование в природе единого разумного мирового начала — Бога как первопричины материального мира и происходящего в мире движения. Целесообразность и совершенная гармония мира есть результат целеполагания разумного существа. ...Христианство Вольтер истолковывал как учение, охраняющее институт частной собственности и моральные устои европейской цивилизации 18 в. С именем Вольтера связана одна из первых попыток создания философии истории. В «Философии истории», в «Опыте о всеобщей истории и о нравах и духе народов», рассматривая человеческую историю как последовательное движение от первобытного варварства к позднейшей цивилизации, Вольтер подчеркивал важную роль в этом движении просвещения, науки, трудовой и творческой деятельности человечества.[5]Из статьи в «Новой философской энциклопедии»

  — К. Е. Ям

Примечания[править]

  1. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений / составитель В. В. Серов — М.: «Локид-Пресс», 2005.
  2. F. N. de Bonneville, Les Jesuites chasses de la Maconnerie et leur poignard brise par les Macons, Orient de Londres, 1788, 2, p. 74
  3. «Орлеанская девственница» (1762).
  4. «Люби Бога и свободу».
  5. К. Е. Ям. Вольтер // Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Ин-т философии РАН. Т. 1. М: Мысль, 2010. С. 427-428.