Искатель (Ле Гуин)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Искатель» (англ. The Finder) — фэнтезийная повесть Урсулы Ле Гуин 2001 года из сборника «Сказания Земноморья».

Цитаты[править]

II. Выдра[править]

  •  

У ручья как-то выдра одна жила,
Обличье любое принять могла,
Знала заклятия все и законы,
Могла говорить с людьми и драконами.

 

There was an otter in our brook
That every mortal semblance took,
Could any spell of magic make,
And speak the tongues of man and drake.

III. Крачка[править]

  •  

Жил да был человек у нас на холме,
И уж очень он был себе на уме:
Он обличья менял, имена он менял,
Только Имени он никому не назвал!

 

There was a wise man on our Hill
Who found his way to work his will.
He changed his shape, he changed his name,
But ever the other will be the same.

Смотри, Медра, смотри![править]

  •  

Опасность любой попытки совершить доброе дело заключается в том, что разум путает две вещи: желание сделать что-то хорошее и желание сделать что-то хорошо.

 

The danger in trying to do good is that the mind comes to confuse the intent of goodness with the act of doing things well.

  •  

Жажда власти питает себя, пожирая все вокруг, и становится всё сильнее по мере того, как разрастается, и теперь Эрли буквально «умирал от голода». — начальная часть — трюизм

 

The desire for power feeds off itself, growing as it devours. Early suffered from hunger.

  •  

Вот уже больше года его шпионы являлись с доносами о том, что повсюду в его королевстве ширится движение инсургентов, возглавляемых мятежными колдунами, и эти инсургенты называют себя «Союзом Руки». Мечтая отыскать долгожданного противника, Эрли однажды даже выследил группу таких мятежников. Оказалось, что она состоит в основном из старух, а также рабочего люда — плотников, канавокопателей, жестянщиков и тому подобного сброда. Там было даже несколько совсем маленьких мальчиков. Униженный и разъяренный, Эрли велел казнить всех без разбора, включая и самого доносчика. Это была публичная казнь, совершенная именем Лозена за преступный заговор против короля. Возможно, это было даже полезно для укрепления его власти — слишком уж давно в стране не было подобных потрясений. И все же на публичную казнь Эрли согласился неохотно. Он не любил подобных спектаклей; не любил казнить тех, кому удалось заставить его бояться их. Он предпочитал расправляться с такими людьми по-своему и в более подходящее время. Чтобы служить питательной средой повиновения, страх должен быть внезапным. Эрли необходимо было видеть, как люди боятся его, нужно было слышать их ужас, обонять его, чувствовать его вкус. Но поскольку он правил именем Лозена, который держал в повиновении свою армию и флот, то ему приходилось держаться на заднем плане, а свои дела устраивать с помощью рабов, учеников и шпионов. — парафраз методов тоталитаризма

 

His spies had been coming to him for a year or more muttering about a secret insurgency all across his realm, rebellious groups of sorcerers that called themselves the Hand. Eager to find his enemy, he had one such group investigated. They turned out to be a lot of old women, midwives, carpenters, a ditchdigger, a tinsmith's prentice, a couple of little boys. Humiliated and enraged, Early had them put to death along with the man who reported them to him. It was a public execution, in Losen's name, for the crime of conspiracy against the King. There had perhaps not been enough of that kind of intimidation lately. But it went against his grain. He didn't like to make a public spectacle of fools who had tricked him into fearing them. He would rather have dealt with them in his own way, in his own time. To be nourishing, fear must be immediate; he needed to see people afraid of him, hear their terror, smell it, taste it. But since he ruled in Losen's name, it was Losen who must be feared by the armies and the peoples, and he himself must keep in the background, making do with slaves and prentices.

IV. Медра[править]

  •  

Двери в доме у нас человек сторожил.
И богатым, и бедным он равно служил.
И князья, и крестьяне являлись туда,
Только двери им Медра открывал не всегда.

 

There was an old man by our door
Who opened it to rich or poor,
Many came there both small and great,
But few could pass through Medra's Gate.

Перевод[править]

И. А. Тогоева, 2003