Маргарита Блессингтон

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Маргарита Блессингтон
Maguerite, Countess of Blessington.jpg
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии
Wikisource-logo.svg Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Маргари́та (Ма́ргерит) Га́рдинер графиня Бле́ссингтон (англ. Marguerite Gardiner, Countess of Blessington, урождённая Пауэр; 1 сентября 1789 — 4 июня 1849) — ирландская писательница, мемуаристка, хозяйка литературного салона.

Цитаты[править]

  •  

В брак по любви вступают люди, готовые ради медового месяца обречь себя на уксуснокислую жизнь.[1]

  •  

Гений подобен золоту в залежи: талант точно так же извлекает гений.[2]

  •  

Гордость редко имеет золотую середину; она либо чрезмерна, либо недостаточна.[2]

  •  

Горы кажутся тем больше, чем ближе к ним приближаешься, но великие люди в этом отношении не похожи на горы.[1]

  •  

Дружба между женщиной и мужчиной невозможна: если он больше, чем друг, она уже меньше, чем подруга.[1]

  •  

Любовь во Франции — это комедия, в Англии — трагедия, в Италии — опера, в Германии — мелодрама.[1]

  •  

Любовь часто зажигает свой погасший факел о пламя ревности.[2]

  •  

Признательность — это добродетель, которая проявляется чаще до, чем после.[1]

  •  

Религия преображает отчаяние, которое вас разрушает, в смирение, которое порабощает.[1]

  •  

Романы и комедии обычно кончаются свадьбой; предполагается, что потом говорить уже не о чем.[1]

  •  

Стоит лучу солнца упасть на вас, и вы видите возле себя друзей. Друзья — это термометр, по которому можно измерять температуру успеха.[1]

  •  

У женщин голова всегда находится под влиянием сердца, у мужчин же сердце всегда под влиянием головы.[2]

  •  

Хорошее состояние, блестящее положение в обществе и слабый, снисходительный муж — чего же ей больше желать?[1]

Дневник[править]

  •  

Байрон <…> заметил, что, поскольку принято видеть в созданных им персонажах его самого и спрашивать с автора за совершаемые ими грехи, свою поэму он закончит тем, что сделает Дон Жуана методистом; по его мнению, подобная метаморфоза должна, наконец, успокоить благонамеренных английских читателей, которые так усердствуют в поношениях автора.[4]1 мая 1823

 

Byron <…> says, that as people have chosen to identify him with his heroes, and make him responsible for their sins, he will make Don Juan end by becoming a Methodist; a metamorphosis that cannot, he thinks, fail to conciliate the good opinion of the religious persons in England, who have vilified its author.[3]

  •  

Сердце Байрона менее всего можно назвать бесчувственным, душе его ведомы страсти тонкие и благородные, однако воображение столь стремительно в нём воспламеняется и рисует до того ослепительные картины, что в лучах этого непереносимого огня меркнут будничные реальности жизни, внушающие ему лишь разочарование и отвращение, которое заставляет умолкнуть иные, не столь бурно развившиеся начала характера.[4]3 мая 1823

 

Byron's heart is by no means an insensible one; it is capable of gentle and fond affection: but his imagination is so excitable, and it draws such overcharged pictures, that the dull realities of life fade before its dazzling light, and disappoint and disenchant him, silencing the less powerful feelings of the heart.[3]

  •  

… вспомнить, что говорилось о [Байроне] в Англии перед тем, как он в последний раз её покинул. Мне думается, он всё же не совсем понимает, какая зависть, какая неприязнь к нему двигали людьми, воспользовавшимися разрывом с леди Байрон в качестве предлога для бесконечных унижений, с какими они на него обрушились; храня неколебимое молчание относительно причин случившегося, леди Байрон лишь способствовала этой кампании. Байрон полагает, что оскорбления, коим он тогда подвергался — плод ложных моральных понятий, принятых в английском обществе, обличавшем его, не позаботясь о доказательствах, и вторгавшемся в домашние раздоры, которые не должны были обсуждаться даже близкими друзьями. Однако истинную причину следовало искать в той зависти, какую возбуждал его талант и тем более успех, этому гению сопутствовавший. В свете известны были примеры подобных же разрывов, когда никто не очернял ни супруга, ни супругу;..[4]16 мая 1823

 

… the treatment he experienced in England previous to his last departure from it. But I think he does not sufficiently make allowance for the envy and jealousy which prompted people to seize on his separation from Lady Byron as a pretext for attacking him with a thousand slanders, to which her unbroken silence on the cause of their separation lent but too much colour. Byron attributes the insults he received to a false system of morality in England, which condemned him without proof, and intruded itself into a domestic disagreement in which not even friends are deemed authorized to interfere; instead of ascribing them to what is much more likely to be the true cause, an envenomed jealousy of his genius, and the success with which its fruits have been crowned. Other separations in high life have taken place, without either husband or wife being exposed to persecution;..[3]

Примечания[править]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Мысли, афоризмы и шутки знаменитых женщин (изд. 6-е, дополненное) / составитель К. В. Душенко. — М.: Эксмо, 2004.
  2. 1 2 3 4 Энциклопедия мудрости / составитель Н. Я. Хоромин. — Киев: книгоиздательство «Пантеон» О. Михайловского, 1918. — (переизд.: Энциклопедия мысли. — М.: Русская книга, 1994.)
  3. 1 2 3 Countess of Blessington, The Idler in Italy. 2nd edition. Vol. I. London, 1839, p. 332-347.
  4. 1 2 3 «Правда всякой выдумки странней…» / Пер. А. Бураковской, А. М. Зверева // Джордж Гордон Байрон. На перепутьях бытия. Письма. Воспоминания. Отклики / сост. и комментарии А. М. Зверева. — М.: Прогресс, 1989. — С. 294-6.