Михаил Михайлович Жванецкий

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Михаил Жванецкий»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Михаил Михайлович Жванецкий
Mihail Javaneckiy.jpg
Михаил Жванецкий 26 декабря 2012 года
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Михаил Михайлович Жванецкий (Михаил Маньевич Жванецкий; 6 марта 1934, Одесса, СССР — 6 ноября 2020, Москва, Россия) — российский писатель-сатирик.

Цитаты[править]

  •  

Наши беды непереводимы, это непереводимая игра слов. <…> Как учат нас писатели, жизнь и язык идут рядом. Я бы даже сказал, это одно и то же. И непереводимая игра слов здесь — непереводимая игра дел. <…> Мы-то учились по стольку лет и такое научились понимать, что слова вообще тут ни при чем! Поэтому если кто хочет, чтобы его хорошо понимали здесь, должен проститься с мировой славой. Это относится к писателям, конструкторам и художникам Дома моделей.[1]О творчестве

  •  

В историю трудно войти, но легко вляпаться.[2]О жизни

  •  

Моя мечта — разровнять место, где была Россия, и построить что-то новое. Вот просто разровнять... — передача «Дежурный по стране» на телеканале «Россия 1»[3].

О Райкине[править]

  • Аркадий Исаакович относился ко мне прекрасно. Он говорил: «Миша, вот этот текст мы берём, этот берём». Берём-берём-берём… У меня всё брали! Но он никогда не говорил: «Заплатим». Я очень его уважаю, но до сих пор не понимаю, как ему не пришло в голову спросить, на что я живу. Наконец я решился. К самому Аркадию Исааковичу подойти — это всегда много волнений. Надо долго ползти на брюхе, потом где-то возникнуть, опять ползти… Я подошёл к его жене: «Вы знаете, я, пожалуй, поеду… В Одессе уже заждались, меня возьмут опять в порт…» Она говорит: «Я поговорю, немедленно поговорю с Аркадием Исааковичем». И — вот что значит жена! Рома прибегает вечером, сообщает, что завтра Райкин меня ждёт. Я подошёл где-то за час до начала спектакля. А он всегда пудрился, всегда! Он стоял перед зеркалом и пудрился. А я стоял у него за спиной. Это был разговор отражения с отражением. Он сказал: «Да-да, я слышал… Тебе не надо уезжать. Мы тут решили — ты получишь пятьсот рублей… Мы составим контракт». Когда я почувствовал вкус денег, я уже стал мерзко отказываться работать без денег. Я говорил: «Аркадий Исаакович! Вы уже вот у меня 5 штук взяли… Повторите, пожалуйста, этот чудесный опыт». Впервые я понял это сказочное ощущение. «Вот за эту ерунду, за одну штучку, — думал я, — за полчаса работы, из ничего, я получаю половину месячной зарплаты. Боже мой! Это, наверное, скоро кончится… Видимо, все же прийдётся линять в порт»… Я был уверен, что талант должен кончиться. Что я испишусь и перестану быть смешным. А это, оказывается, наоборот — чем больше пишешь, тем лучше получается. Умнее становишься, опытнее. Нет, не иссякает![4]

Стиль спора[править]

  •  

Мы овладеваем более высоким стилем спора. Спор без фактов. Спор на темпераменте. Спор, переходящий от голословного утверждения на личность партнера.[5]

  •  

Что может говорить хромой об искусстве Герберта фон Караяна? Если ему сразу заявить, что он хромой, он признает себя побеждённым.[5]

  •  

О чём может спорить человек, который не поменял паспорт?[5]

  •  

И вообще, разве нас может интересовать мнение человека лысого, с таким носом? Пусть сначала исправит нос, отрастит волосы, а потом и выскажется.[5]

  •  

Поведение в споре должно быть простым: не слушать собеседника, а разглядывать его или напевать, глядя в глаза. В самый острый момент попросить документ, сверить прописку, попросить характеристику с места работы, легко перейти на «ты», сказать: «А вот это не твоего собачего ума дело», и ваш партнёр смягчится, как ошпаренный.[5]

Мысли[править]

  •  

А вы пробовали когда-нибудь зашвырнуть комара? Далеко-далеко. Он не летит. То есть он летит — но сам по себе и плюет на вас. Поэтому надо быть лёгким и независимым[6].

  •  

Нормальный человек в нашей стране откликается на окружающее только одним — он пьёт. Поэтому непьющий всё-таки сволочь.[6]

  •  

Видно свет в конце тоннеля, но только вот тоннель, сука, не кончается![6]

Ещё мысли[править]

  •  

Но если меня в тёмной комнате прислонить к тёплой стенке, со мной ещё очень и очень можно… () — 1970-е, монолог о жизни и женщинах

  • Писатель из-за телевидения не исчез, но читатель пропал.
  • Россия — страна талантов. Талантов масса, работать некому.
  • История России — борьба невежества с несправедливостью.
  • Чего больше всего хочется, когда влезешь наверх? Плюнуть вниз.
  • Не можешь любить — сиди дружи!
  • Запретных вещей нет, есть вещи нерекомендованные.
  • У нас в Одессе быстро поднятое не считается упавшим.
  • Не готовы наши люди. Жить ещё не готовы. Помирать не хотят, а жить не готовы.
  • Литература — это искусство избегать слов.
  • Наша перестройка весёлая, как любовь, когда фригидность внизу, а импотенция сверху.
  • Под давлением снаружи юмор рождается внутри.
  • Гляжу на Вас и думаю: как благотворно влияет на женщину маленькая рюмочка моей крови за завтраком.
  • Дураки очень любят наказывать умных. Во-первых, себя поднимают. Во-вторых, умней получаются. В-третьих, все видят, кто главный. Единственное — потом не знают, что делать.
  • В чём наша разница: вместо того, чтобы крикнуть:
    — Что же вы, суки, делаете?!
    Мы думаем: «Что же они, суки, делают».
  • Всё население принимает форму предмета. Кто с чем работает, его форму и принимает.
  • Жлобство — это не хамство, это то, что образуется от соединения хамства и невежества с трусостью и нахальством.
  • Больной и здоровый живут одно и то же время, только те силы, что больной тратит на отдаление, здоровый — на приближение яркого света в конце тоннеля.
  • Сидишь дома — кажется, все дома сидят. Выйдешь на улицу — кажется, что все вышли. Попадёшь на вокзал — думаешь, ну, все поехали. В больнице впечатление, что все туда залегли; на кладбище — все загибаются. Ну много нас. На всё хватает. И всюду чересчур.
  • Очень большие трудности у киношников. Самые большие, жуткие трудности у киношников. Прямо не знаешь. Требования к достоверности возросли, а танков старых нет, маузеров мало. Фрак народ носить разучился. Хамство и грубость в Сибири как раз получаются ничего, а образование в Петербурге не идёт пока. Аристократизм в Петербурге пока не идёт. Если герой просто сидит — ещё ничего, а как рот откроет — так пока не идёт.
  • Соколиная охота. Беру брата-красавца. Иду по Невскому, вижу красивую девушку — выпускаю брата! Раз! Она — моя.
  • Как сказал один восточный мудрец, живущий в Одессе, — нельзя быть честным и нечестным в одно и то же время, даже если это происходит в разных местах.
  • Я хочу купить, как во время войны, танк на средства артиста, но пользоваться самому какое-то время. Приятно, наверное, внезапно появиться в ЖЭКе и попросить заменить пол на кухне, не выходя из машины. Хорошо въехать на базар и через щель спросить: «Скоко, скоко? Одно кило или весь мешок?»
  • Две вещи мы поняли: словам не верить — раз, надеяться на себя — два. Наружных врагов у нас нет. Мы им не нужны. Завоёвывать нас себе дороже. А вдруг мы победим?! Так что с наружными врагами мы расправились собственным примером. А внутренним счастья не будет. Они живут в нашем окружении. Мы знаем друг друга наизусть и видим насквозь. Так что жизнь продолжается.
  • Концов счастливых не бывает. Если счастливый, это не конец.
  • Дружба видоизменилась настолько, что допускает предательство, не нуждается во встречах, переписке, горячих разговорах и даже допускает наличие одного дружащего.
  • Возьми за правило прерывать беременность еще в период знакомства.
  • Очень коротко живут в этой стране люди, дома, могилы.
  • Как же надо ненавидеть эту страну, чтобы бросить квартиру после такого ремонта.
  • Кто женился на молодой, расплатился сполна: она его никогда не увидит молодым, он ее никогда не увидит старой.
  • Старость приближается как электричка: вот она еще там, и вот она уже здесь.
  • Радиации у нас никто не боится — считается, что умереть от нее мы просто не успеем.
  • Приятное новшество пение под фонограмму. Любимый певец прилетает на концерт, но голос с собой не берет.
  • Все газеты о том как вести себя в постели, как будто мы из нее не вылезаем. Хотя прохожие на улицах есть.
  • Если говорить о цветных, у меня есть рассказ о том, как в Одессу приехал Боря Моисеев.
  • Спрашиваешь, почем помидоры? Прошу шесть, отдам за пять. Хорошо, возьму по четыре, на тебе три.
  • Мы им обещаем-обещаем, обещаем-обещаем, а им всё мало!
  • У нас чего только может не быть. У нас всего может не быть. У нас чего только ни захочешь, того может и не быть.
  • Наша свобода напоминает светофор, у которого горят три огня сразу.
  • Женщины бывают прелесть какие дурочки и ужас какие дуры!
  • Женщину скандал не старит, а освежает.
  • Если пришел во власть, то главная задача — не дать себе разбогатеть. Тут же надо иметь железную силу воли![7]
  • У нас в России родители взрослеют вместе с детьми <…>. И получается так: родители не понимают, что такое Интернет, дети не знают, что такое совесть[8].

Диалоги[править]

  •  — Алло! РСФСР?
    — Для кого РСФСР, а для кого и Россия, мать вашу…
    — Как там?
    — Всё путём. Повыгоняли всю сволоту: чернозадых, черномордых, черноглазых, чернозубых, черноногих, черногрудых — всё, вздохнули! Эх, едренть, какая ширь образовалась, просторы, воздух, едренть, свежий…
  • Идёшь, как обычно, куда-то, лицо, как обычно, смотрит вперёд, затылок ничего не подозревает. Вдруг сзади:
    — Продолжать движение!
    — Продолжаю.
    — Так и идите.
    — Я так и иду.
    — Взять правей.
    — Возьму… Беру правей.
    — Не разговаривать!
    — Молчу.
    — Стоять. Не оглядываться.
    Стою. Не оглядываюсь. Пропускаю слева. Что там сзади?
    — Не оглядываться!
    — Не оглядываюсь.
    — Всё. Свободны!
    — Ура!!! Свободен!

Афоризмы[править]

  • Мы умнее тех, кого выбираем.
  • Флиртовать нечем.
  • Лучше маленький доллар, чем большое спасибо.
  • Может в консерватории что-то подправить?
  • Пока ты станешь мастером своего дела, то может и само дело исчезнуть к чёртовой матери.

Источники[править]