Последняя сказка Риты

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Последняя сказка Риты» — полнометражный художественный фильм Ренаты Литвиновой.

Цитаты[править]

  •  

Какой ужасный город. Здесь нет ни одного прохода, поломаны все старые здания. Эта власть, или… эти люди, я не знаю… они поломали все красивые здания. Это так уродливо. А почему она мертвая?

  •  

Принесите мне чаю — так же как и вам.

  •  

Я ж забыла представиться: меня зовут Таня. Можно я сяду, потому что здесь ни одного стула нет?

  •  

— Таня меня зовут, Неубивко.
— Неубивко — это фамилия или кличка?
— Как кличка — фамилия моя! Знаменитая. Меня ведь весь институт помнит за мою фамилию, потому что мне с такой фамилией… ведь со мной даже ничего сделать нельзя.

  •  

— А где Надя?
— Надя. Так. Я представитель Нади. Буду. Я буду вас везде… сопровождать…

  •  

— А мне потом куда?
— Ну это… туда.

  •  

— Это ваша палата. Это, правда, аварийный корпус, его все терпеть не могут. Его каждый год хотят снести, а я обожаю этот корпус. Во-первых, здесь можно курить, и сюда никогда в жизни не доходит эта наша главная врач.
— А окна хоть где?
— Как где — вот! Окна. Только их немножко заложили кирпичами для укрепления фундамента. Тут такая трещина пошла!

  •  

— Я так много курю. Вообще, надо бы бросить. Представляешь: я врач - и не знаю собственного диагноза.
— Не переживай. Мне кажется, уже не надо бросать. Я к чему клоню — что соседка, конечно, попалась противная. Она уже у нас здесь год живет. Уже две кровати поломались под ней, потому что она вертится все время и пишет. Ее называют Пишущей. Она описывает жизнь своих соседок, у нее уже столько соседок было за этот год, и она их описывает. Все подслушивает, все подсматривает… Неприятная женщина!

  •  

— Она сейчас в такой депрессии, вся такая рассыпчатая стала. Сидит иногда целыми часами, невозможно ее к больным даже отправить. Никуда не ходит, стала выпивать. Да. Прям стала выпивать крепкие напитки — вот я крепкие напитки не люблю, я люблю вино там…
— Я шампанское люблю.
— Как я люблю шампанское! Я запомнила. Ладно, я пошла, давай свой окурок.

  •  

За ночь и за истекший вчерашний день всё-таки умерли три человека, и все мужчины: с мужского отделения. Смерть их была ожидаема, и лечащий врач Дупель проводил с ними соответствующие мероприятия. Тринадцатое марта — год называть?

  •  

Вот, Иосиф из гепатитного подарил. Такой, кстати, симпатичный парень, с таким носом!

  •  

— Я считаю, что если смерть уважает человека, то она должна прийти к нему заранее, предупредить его, чтоб он подготовился, завещание написал. Но, конечно, не в виде этой — как ее? — Крохоборовой. Я ее видела — она такая страшная!
— А я хочу, чтобы моя смерть была нарядная женщина, с бокалом шампанского, и пусть она говорит только всё по делу и не морочит мне голову. Ладно?

  •  

— Да, смерть должна быть похожа на тебя.
— Да, спасибо вам за доверие, конечно.

  •  

— Че ты такая жадина? Вот ты у меня что-нибудь, когда-нибудь попроси…
— А что мне просить… из морга? Просить-то нечего.
— Вот ты еще вспомнишь меня, что у меня попросить.

  •  

Я не могла отказаться от выпивки, потому что это было традицией в данной больнице, я не могла отказаться ни от какого свидания с мужчинами, так как свидания с мужчинами очень ценились у женщин в этом городе. В связи с этим оболочка моя, конечно, очень пострадала и была повреждена, но я старалась ничем не выдать себя.

  •  

— Здесь нет красивых женщин.
— Есть.
— Да, но меня скоро выпишут.

  •  

— Как же вам так удалось поговорить по телефону? Пять лет не работает!
— Да? Вы знаете, он у меня так прекрасно работал, так прекрасно работал.

  •  

— Девушка, я вас не знаю.
— Я вас тоже не знаю. Я новенькая.
— А вы откуда, из какого отделения?
— А я вот как раз иду в морговое отделение праздновать свое назначение.
— Да вы что, оно столько лет уже не работает — неужели откроется?
— А принято решение открыть аварийный корпус, морговое отделение, потому что… все разрушено тут… потому что будет большой наплыв тел. Разве вы не знаете об этом? Может быть, будет даже… чума.

  •  

Я сейчас с моргового отделения, но это ничего не значит. Я близкая подруга Риты.

  •  

Я еще более теперь близкая и более новейшая подруга.

  •  

— Так, я вот тут взятку принес…
— Это что, деньги?
— … чтобы ну как-то на улучшение пошло. Деньги, да.
— Так я бы взяла, честное слово, но не будет эффекта. А так бы я взяла. Сколько там, много?

  •  

Мама сказала, тебя пора выносить.

  •  

— Здравствуйте, вы мне все время снитесь, я хотела бы с вами поговорить.
— Ну заходите когда-нибудь: завтра или послезавтра — когда хотите.
— А можно сегодня? Я хотела бы сейчас, сегодня. Можно к вам подняться?
— Так, ну все.

  •  

— Мне даже стало легче, когда мы приняли такое решение. А что ты думаешь?
— Я думаю, что все ужасно.

  •  

— А вы работаете здесь?
— Нет, я это — там работаю. Ну, в смысле, я здесь, но я чуть-чуть там.

  •  

Ну, пока ты еще не пьяная, у меня к вам дело. Завещание. «В случае моей смерти, я, Маргарита Готье, всё мое движимое и недвижимое имущество завещаю Николаю Николаевичу Серебрякову. Прошу меня сжечь, прах мой развеять где-то в городе на ветру и быстро отбежать». Всё.

  •  

А мне нечего, а, главное, — некому что-либо завещать.

  •  

И вот никто никогда не спросит: а что же думаю я?

  •  

Сегодня двадцать седьмое марта. У нас сегодня хороший день. У нас сегодня нет ни одного происшествия чрезвычайного. Никаких тяжелых случаев у нас сегодня нет. Пациента этого — забыла я сейчас, как его фамилия, ну который был у нас заразный такой — его перевели наконец-то. Так что у нас сегодня хороший весенний день. У нас сегодня никто не умер. Да. Умерла только Надина подруга, Готье.

  •  

— А можно это было как-то иначе сказать?
— А как я должна было это «иначе» сказать?
— Ну как-то иначе, понимаете?

  •  

— Девушка, это бюро ритуальных услуг, всё правильно?
— Бюро — это они, а я — скобяные товары. А витрина общая.

  •  

— Добро пожаловать в мир мертвых.
— Ой, мы вас тоже приветствуем. Я щас зайду.

  •  

Я советоваться буду с вами, через окно.

  •  

— Ритуальное агентство «Вечность» приветствует вас.
— Очень приятно. А дорого у вас?
— Мы проверены временем.

  •  

— Нам нужно похоронить… даже нет — сжечь одну нашу подругу. И вот эту… купить… с крышечкой. Классической формы.

  •  

— Но прах в городе веять незаконно.
— Да? А вы никому не говорите.

  •  

— А почему вы в короне?
— Я стилизуюсь под скобяные изделия. Так лучше продается.
— Надо у вас что-то купить тогда.

  •  

— Мужчины бывают такие ранимые — праха боятся. Я другой, я этих дел не боюсь. Прах — и есть прах.
— Да? Ну ладно. Сейчас оформляйте бумаги, я согласная на всё.

  •  

— Скажите, а что, у вас это платье продается, белое?
— Да, конечно продается. Но у него только перед, оно без спинки.
— Без спинки? А почему?
— Оно же для мертвых.
— Для мертвых? Надь! Нашла, вот. Но оно без спинки. Для мертвых.
— Нехорошо.
— Ну как без спинки — мы всё-таки к ней хорошо относились.

  •  

Он такой интересный, он сказал, что он не боится праха. Очень интересный! Надо проверить.

  •  

Мы всегда хотим, чтобы всем стало легче.

  •  

Но мы этого Колю взяли на заметку. И мы о нем обязательно позаботимся. Он нам нравится. Мы его любим. Особенно его душу.