Перейти к содержанию

Слепящий свет полудня, или Фашизм братьев Стругацких

Материал из Викицитатника

«Слепящий свет полудня, или Фашизм братьев Стругацких» — эссе Юрия Нестеренко, опубликованное в электронной Библиотеке Максима Мошкова в 2005—2010 годах.

Цитаты[править]

  •  

Начавшаяся в перестройку массовая переоценка ценностей породила моду на переосмысление классики — как досоветского, так и советского периода. <…>
Разумеется, постперестроечные циники не могли пройти мимо столь лакомого куска и принялись открывать «подлинное лицо» мира Полудня; в их произведениях описанное у Стругацких оказывается лишь парадным фасадом <…>. Честного анализа канонических текстов вполне достаточно, чтобы доказать, что мир Полудня <…> — даже не утопического коммунизма, а торжествующего фашизма.
<…> фашизм в общем виде — это тоталитарный строй, реализующий примат интересов государства над интересами личности, допускающий (в отличие от коммунизма) ограниченную экономическую свободу и, как правило, опирающийся на более или менее явную националистическю идеологию, включающую в себя ксенофобию и культ высшей расы. — начало

  •  

… мир Полудня вполне тоталитарен. В нём <…> имеется весьма зловещая и притом весьма могущественная организация КОМКОН-2. Которую впору сравнить даже не с гестапо, а с инквизицией, ибо её основная задача — торможение научно-технического прогресса. В определённом смысле это даже хуже прямого истребления неугодных режиму <…>. Впрочем, прямым убийством неудобных людей комконовцы тоже не брезгуют, причём даже не отягощая себя какими-либо судебными формальностями — см. «Жук в муравейнике». Собственно, сами авторы <…> утверждают открытым текстом, что основная идея «Жука» — если в обществе, даже самом хорошем, есть тайная полиция с неограниченными полномочиями, в таком обществе будут убивать невинных. Утверждается это вроде бы с осуждением, однако КОМКОН-2 не клеймится и не ликвидируется, как преступная организация, а Сикорски, лично застреливший Абалкина, именуется не преступником, а «несчастным». <…> То есть авторы осуждают «перегибы на местах»…
<…> открыто борются с режимом диссиденты типа Бромберга, <…> отстаивающее право науки развиваться без ограничений… Однако движение это, во-первых, предельно маргинализировано властью, его участники именуются не иначе как «экстремистами» (хотя не имеют разрушительных целей, не практикуют террористических методов и отнюдь не отрицают необходимости разумного контроля над потенциально опасными технологиями). Во-вторых, <…> для тех, кто пытается бороться с системой тоталитарного подавления науки, <…> то, вероятно, всё ограничивается душеспасительными беседами, <…> а для особо упорных — запретами на профессию.
Очевидно, что ограничиться подобными мерами режим может лишь в том случае, если оппозиция ему весьма незначительна. <…> И достигается это очень просто — все дети этого мира воспитываются в интернатах <…>. То есть мир Полудня держится на массовом промывании мозгов с самого юного возраста <…>.
Кстати, насколько эффективно это промывание, хорошо видно и на примере «Далёкой Радуги», героев которой <…> охватывает настоящая вакханалия самопожертвования. <…> Решение пожертвовать учёными, весьма ценными для общества в целом — и работавшими над таким важным проектом, как нуль-транспортировка — ради спасения совершенно заурядных детей выглядит, на первый взгляд, непростительно глупым для фашизма. Но <…> фашизм мира Полудня — особенный, мракобесно-инквизиторский. В мире, где правит бал КОМКОН-2, трудно ожидать должного уважения к науке; неудивительно, что ею легко жертвуют ради идеологии. Не исключено, что гибель учёных на Радуге — о да, добровольная! <…> — была ничем иным, как заметанием следов после эксперимента, вызвавшего катастрофу. Впрочем, как бы мы ни стремились верить авторам на слово, в случае с Радугой лживость официальной версии проявляется явным образом: Горбовский, якобы оставшийся на верную смерть вместе со всем экипажем, позже обнаруживается на Земле живой и здоровый[1]. И это, заметим, никого не удивляет и не возмущает — ещё одно свидетельство тотальной зомбированности.

  •  

Вообще экономика мира Полудня — самый тонкий момент, у Стругацких о ней нет практически ничего. <…> экономика Полудня слишком хороша для реального коммунизма и слишком плоха для идеального…

  •  

… ксенофобская сущность фашизма <…> — создание иллюзии врага, образа-страшилки, которым надлежит пугать обывателей, вынуждая их отбросить все сомнения и ещё теснее сплотиться вокруг вождей. Но с этой точки зрения, чем страшнее и неуловимее будет враг, тем лучше (до определённого предела, конечно, за которым начинается паника и капитулянтство). А потому совершенно необязательно назначать кого-то конкретного на его роль и сажать в лагерь; лучше, если враг будет таинственно-неопределённым, могущественным и грозящим откуда-то извне — из-за океана или, в случае космической цивилизации, из глубин космоса. <…> в мире Полудня такой враг существует просто как на заказ — это полумифические Странники. <…>
Согласно Стругацким, цивилизация Странников существует реально. Но нигде — нигде! — в текстах романов нет реальных свидетельств враждебности Странников по отношению к людям. Или к каким-либо разумным существам вообще — а вот сведения об их помощи другим цивилизациям <…> имеются. (Защитники «Мира Полудня» в этом месте очень любят вспоминать спутник-автомат, сбивший корабль родителей Малыша. Однако этот спутник был запущен сто тысяч лет назад, причём, что признали даже сами земляне, именно что в целях защиты негуманоидной цивилизации планеты <…>.) В то время как земляне, с помощью службы прогрессоров, беззастенчиво вмешиваются в дела менее развитых цивилизаций по всему космосу и считают это благом, мысль о том, что аналогичной деятельностью занимаются Странники в отношении них самих, приводит их в ужас. Честные идеальные коммунисты не могут относиться подобным образом к интернациональной помощи старшего брата, независимо от расовой принадлежности такового. Честные фашисты — не могут относиться иначе. <…>
«Высшей расой», «истинными арийцами» здесь являются люди, <…> доминирующая раса в Галактике (поскольку об актах геноцида или иных мероприятиях, обеспечивших такое положение дел, в романах не сказано, остаётся констатировать, что вина за столь странную диспропорцию лежит <…> на авторах). Негуманоиды встречаются редко и явно играют в Галактике второстепенные роли. Одного из них бравый землянин из «Полудня» просто пристрелил на охоте[2]. Правда, по ошибке. Но вообще, прибыв в чужой мир (не защищённый строгими законами, царящими дома), развлечения ради палить, не разобравшись, по неизвестному существу — это типично фашистский стиль поведения. <…> Вообще же из негуманоидов чаще всего упоминаются (и, вероятно, наиболее симпатичны героям и авторам) голованы. Весьма показательная раса. Во-первых, происходят они от собак — «друзей» (а на самом деле — рабов) человека. Во-вторых, они не являются продуктом самостоятельной эволюции, это — мутировавшие собаки людей Саракша и, стало быть, вторичны по отношению к последним. В-третьих, на Земле они живут в гетто. О, конечно, по их собственной просьбе! Дабы их круглые сутки не доставали зеваки, желающие поглазеть на говорящую собачку. <…> поведение, весьма странное для идеальных коммунистов-интернационалистов, но вполне органичного для фашистов, с брезгливым любопытством разглядывающих представителей низшей расы.

  •  

Земляне не брезгуют и преднамеренными убийствами на расовой почве. Особенно показательно их отношение к небиологическому разуму. Массачусетскую машину убили только за то, что она осмелилась мыслить! И позже оправдывали это варварское, чудовищное убийство беззащитного существа, едва успевшего осознать себя, пропагандистскими брошюрами типа «Массачусетский кошмар» <…>. Это было даже больше, чем просто убийство безвинной личности — это был геноцид, поскольку Массачусетская машина была единственным представителем своего вида. <…> Причём никакого зла Машина не могла причинить даже теоретически: что может сделать один лишь мозг, без «рук и ног»? Ведь никто не заставлял людей подключать эту машину к системам управления ядерными реакторами или чем-то подобным! «Чёртову дюжину» киборгов не стали истреблять напрямую; им просто создали невыносимый психологический климат, выставляя безумцами, фанатиками, уродами, «злыми волшебниками» и в итоге довели до самоубийства — несомненно, с точки зрения пропаганды «расовой чистоты» подобный конец «отщепенцев» куда эффективней участи мучеников. <…> Абалкина убили только за его искусственное происхождение <…>. Правда, другие «подкидыши», не пытавшиеся соединиться со своими «детонаторами», вроде бы избежали уничтожения — но <…> при полном отсутствии реальных доказательств опасности такого соединения, из всего множества возможных объяснений природы подкидышей и их медальонов люди «светлого мира Полудня» выбрали одно — бомба и детонатор. Вполне официальной дискриминации подвергаются и андроиды, которым запрещено жить на Земле, хотя они также не отличаются от людей ничем, кроме искусственного происхождения (Абалкин <…> поначалу решил, что он андроид).
<…> отношение людей мира Полудня к люденам — однозначно-враждебное даже ещё до того, как сущность люденов стала ясна. Идеальные коммунисты должны альтруистически порадоваться за братьев, достигших более высокого уровня развития, чем они; для фашистов же узнать, что высшей расой являются вовсе не они — это тяжелейший, катастрофический шок. Забавно наблюдать метания комконовца, который только что пылал праведным гневом в адрес люденов, а затем обнаружил, что сам люден. Точь-в-точь рьяный гестаповец, узнавший о своих еврейских корнях…

Примечания[править]

  1. Борис Стругацкий в «Комментариях к пройденному» пояснил, что повесть должна была стать последней о мире Полудня, и что в сочинениях можно «отказываться от всякой логики и разрушать достоверность», чтобы «выходить из плоскости обычных представлений».
  2. На планете Круса, чему в «Полдень, XXII век» посвящён рассказ «Свидание». В мире Полудня многие юноши из спортивного интереса охотились на опасных животных.