Утопии

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Утопия (др.-греч. τοπος — «место», ου-τοπος — «не место», «место, которого нет») — жанр художественной литературы, близкий к научной фантастике, описывающий модель идеального, с точки зрения автора, общества. Название жанра происходит от одноимённого произведения Томаса Мора«Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия», в котором «Утопия» — название острова с идеальным обществом. Антоним — антиутопия (дистопия).

Цитаты[править]

  •  

Ничто так не способствует созданию будущего, как смелые мечты. Сегодня утопия, завтра — плоть и кровь.[1]

  Виктор Гюго
  •  

Равенство — утопия негодяев.[1]

  Дельфина де Жирарден
  •  

Утопия — таково имя, которым невежество, глупость и недоверие всегда величали великие замыслы, открытия, предприятия и идеи, прославившие свой век, послужившие эрой в человеческом прогрессе.[1]

  Эмиль Жирарден
  •  

Грамматическая дефиниция утопии: будущее совершенное время.[2]

  — Максим Звонарев
  •  

Я больше не буду убегать никуда. Утопии нет нигде.

  — Ким Хён Док[3]
  •  

Утопические мечты — часто преждевременные, ещё не созревшие мечты (истины).[4]

  Альфонс Ламартин
  •  

В переливе трёхаршинного кругозора одиночного заключения и сибирской тайги — символ ограниченного утопизма современников.[2]

  Григорий Ландау
  •  

Утопист: счастливчик, который не доживает до исполнения своих мечтаний.[2] (Счастливы утописты! Они никогда не доживают до исполнения своих грёз.[1])

  Габриэль Лауб
  •  

С моральных позиций авторам утопий и дистопий ничего предъявить невозможно; увы, правильному этическому рефлексу не приходит на выручку рациональное знание и полное, обладающее необходимым размахом социологическое воображение. Так что такие писатели умеют либо продолжать существующие тенденции и вследствие этого раздувать их до адских размеров (обычно это бывает ад с логической точки зрения вполне прилично построенный), либо одним мановением руки отбрасывать всё, на чём стоит и чем питается техническая цивилизация. При таком порядке действия они должны быть последовательно либо Кассандрами, вещающими чёрное будущее, либо плакальщицами, воздыхающими о канувшем в Лету (мягко патриальхальном) прошлом. — перевод: Е. П. Вайсброт, В. И. Борисов, 2004

 

Pod względem moralnym wszystkim autorom utopii i dystopii niczego się zarzucić nie da; niestety, prawidłowemu odruchowi etycznemu nie przychodzi w sukurs racjonalna wiedza i pełna niezbędnego rozmachu wyobraźnia socjologiczna. Toteż pisarze tacy umieją albo przedłużać istniejące trendy i przez to powiększać je do rozmiarów piekielnych (zwykle są to piekła pod względem logicznym porządnie zbudowane), albo jednym gestem odrzucać wszystko, na czym stoi i czym żyje cywilizacja techniczna. Przy takim trybie działania muszą być — konsekwentnie — albo Kasandrami zwiastującymi czarną przyszłość, albo płaczkami żałującymi bezpowrotnie minionej (łagodnie patriarchalnej) przeszłości.

  Станислав Лем, «Фантастика и футурология», книга 2 (Эвтопия и дистопия научной фантастики), 1970, 1972
  •  

Следы многих преступлений ведут в будущее.[2]

  Станислав Ежи Лец
  •  

Я охотнее слушаю сказки времён, уходящих в далёкое прошлое, чем в далекое будущее.[2]

  — Станислав Ежи Лец
  •  

Покончить с утопиями — это и есть утопия.[2]

  Томас Молнар
  •  

Лучше пусть погибнет человечество, чем система, — вот девиз всех утопистов и фанатиков.[2]

  Пьер Жозеф Прудон
  •  

И потрясающих утопий
Мы ждём, как розовых слонов...

  Игорь Северянин, «Пролог» (1), 1911
  •  

Прогресс есть претворение Утопий в жизнь.[1]

  Джон Тиндаль
  •  

…карта мира, на которой не найдется места для утопии не стоит даже того, чтобы на неё смотрели. Это единственная страна, подходящая для человечества. А когда человечество обоснуется в ней, оно будет искать лучшего и если найдет, опять отправится в путь. Прогресс — это реализация утопий.[5]

  Оскар Уайльд, «Душа человека при социализме»
  •  

Утописты подобны братьям Гримм, с той только разницей, что они пишут для взрослых. Братья Гримм пугают детей плохим, чтобы научить хорошему, утописты соблазняют людей хорошим, чтобы отвратить от дурного. О сказочности утопии надо помнить всем: утопистам, чтобы не обольщаться ею, антиутопистам, чтобы не бояться её. — специалист по истории утопической мысли

  Виктория Чаликова, «Утопия рождается из утопии: Утопии и идеалы», 1992

Николай Бердяев[править]

  •  

Утопии плохо знали или забыли и слишком воздыхали о невозможности их осуществления. Но утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос, как избежать окончательного их осуществления. <…>
Утопии осуществимы, они осуществимее того, что представлялось «реальной политикой» и что было лишь рационалистическим расчетом кабинетных людей. Жизнь движется к утопиям. И открывается, быть может, новое столетие мечтаний интеллигенции и культурного слоя о том, как избежать утопий, как вернуться к не утопическому обществу, к менее «совершенному» и более свободному обществу. — популяризовано благодаря использованию эпиграфом к роману Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» (1932)

  — «Новое средневековье», 1923
  •  

Утопии играют огромную роль в истории. Их не следует отождествлять с утопическими романами. Утопии могут быть движущей силой и могут оказаться более реальными, чем более разумные и умеренные направления. Большевизм считали утопией, но он оказался реальнее, чем капиталистическая и либеральная демократия. Обыкновенно утопией называют неосуществимое. Это ошибочно. Утопии могут осуществляться и даже в большинстве случаев осуществлялись. <…> Утопии глубоко присущи человеческой природе, она не может даже обойтись без них. Человек, раненный злом окружающего мира, имеет потребность вообразить, вызвать образ совершенного, гармонического строя общественной жизни. <…> Утопии всегда осуществлялись в извращённом виде. Большевики утописты, они одержимы идеей совершенного гармонического строя. Но они также реалисты, и в качестве реалистов они в извращенной форме осуществляют свою утопию. Утопии осуществимы, но под обязательным условием их искажения. Но от искажённой утопии всегда остается и что-нибудь положительное. Но в чем заключается существенное свойство утопии, в чем её противоречивость и что в утопии недостаточно принимают во внимание? Думаю, что совсем не неосуществимость и видение грядущей гармонии является главным бесспорным свойством утопии. Человек живет в раздробленном мире и мечтает о мире целостном. Целостность есть главный признак утопии. Утопия должна преодолеть раздробленность, осуществить целостность. Утопия всегда тоталитарна, и тоталитаризм всегда утопичен в условиях нашего мира. С этим связан самый главный вопрос — вопрос свободы. В сущности, утопия враждебна свободе. Утопии Томаса Мора, Кампанеллы, Кабэ и др. не оставляют никакого места для свободы. Парадоксально, можно было бы сказать, что свобода, свободная жизнь оказывается самой неосуществимой утопией. Свобода предполагает, что жизнь не окончательно регулирована и рационализирована, что в ней есть зло, которое должно быть побеждено свободным усилием духа. С этими свободными усилиями социальные утопии не считаются, совершенство и гармония осуществляются не через свободу. Мы встречаемся тут с парадоксом исторического движения. В истории действуют иррациональные силы, с которыми мало считаются сторонники разумной политики. Но как раз иррациональные стихийные силы могут принять формы крайней рационализации. Таковы свойства революции. Революция всегда лишь результат взрыва иррациональных сил. И вместе с тем революция всегда стоит под знаком рациональных идей, тоталитарной рациональной доктрины. То, что называется безумием революции, есть рациональное безумие. Миф революции, которым она движется, есть обыкновенно рациональный миф, он связан с верой в торжество социального разума, с рациональной утопией. Эта движущая сила рационального мифа огромна.
<…> Социальная утопия всегда заключает в себе ложь, и вместе с тем человек в своей исторической судьбе не может обойтись без социальных утопий, они являются движущей силой. Революционный миф всегда заключает в себе бессознательный обман, и вместе с тем без революционного мифа нельзя делать революций. Поэтому история заключает в себе непреодолимый трагизм. В чем заключается ошибка социальных утопий? Почему их осуществление — а осуществление их возможно — совсем не есть осуществление того, к чему стремились и за что боролись, принося страшные жертвы? Социальная утопия Маркса, не менее чем Фурье, заключает в себе идею совершенного, гармонического состояния общества, т. е. веру в то, что таким может быть царство Кесаря. Но это и есть коренная ошибка. Совершенным и гармоничным может лишь быть царство Божие, царство Духа и не может быть царство Кесаря, мыслить его можно лишь эсхатологически. Совершенный и гармоничный строй в царстве Духа вместе с тем будет царством свободы. Совершенный же и гармоничный строй в царстве Кесаря будет всегда истреблением свободы, что и значит, что он не может быть осуществлен в пределах этого мира.

  — «Царство Духа и царство Кесаря» (гл. XI), 1951

См. также[править]

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 Афоризмы. Золотой фонд мудрости / сост. О. Еремишин — М.: Просвещение, 2006.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5 2,6 Утопия // Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  3. Перебежчик, сперва бежавший из Северной Кореи в Южную, а затем пойманный при попытке бегства из Южной Кореи в Северную. Андрей Ланьков «Выходцы из КНДР в Южной Корее: проблемы и перспективы» со ссылкой на «Подробный обзор истории южнокорейской законодательной практики по этому вопросу см.: Со Тон-ик. «Как следует принимать бежавших с Севера соотечественников?». — «Пухан», 1996, №5, сс.50-57.»
  4. Н. Я. Хоромин (составитель). Энциклопедия мудрости. — Книгоиздательство «Пантеон» О. Михайловскаго. — (2-е изд. — Энциклопедия мысли. — М.: Русская книга, Известия, 2004. — 576 с.)
  5. Оскар Уальд — Душа человека при социализме