Чёрный монах (повесть)

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
  • «Чёрный монах» — повесть Антона Павловича Чехова, написанная летом-осенью 1893 года в имении Мелихово Подольского уезда Московской губернии, где писатель жил и работал в течение семи лет (1892 — 1899). Первая публикация повести состоялась в журнале «Артист» № 1 за январь 1894 года. В том же году повесть была включена Чеховым в его новый сборник «Повести и рассказы» (2-е изд. 1898 г.), который был издан известным книгоиздателем второй половины XIX столетия А. Ф. Марксом (1838 — 1904) в составе собрания сочинений (1901).

Цитаты[править]

Диалог Андрея Коврина и Тани в ночном усадебном саду Песоцких в первый день после последнего приезда в Борисовку спустя пять лет[править]

  •  

Коврин: Я ещё в детстве чихал здесь от дыма, но до сих пор не понимаю, как это дым может спасти от мороза.

  •  

Таня: Дым заменяет облака, когда их нет...

  •  

Коврин: А для чего нужны облака?

  •  

Таня: В пасмурную и облачную погоду не бывает утренников.

  •  

Коврин: Вот как!

  •  

Коврин: Господи она уже взрослая! Когда уезжал отсюда в последний раз, пять лет назад, вы были ещё совсем дитя. Вы были такая тощая, длинноногая, простоволосая, носили короткое платьице, и я дразнил вас цаплей... Что делает время!

  •  

Таня: Да пять лет! Много воды утекло с тех пор. Скажите, Андрюша, по совести, вы отвыкли от нас? Впрочем, что же я спрашиваю? Вы мужчина, живёте уже своею, интересною жизнью, вы величина... Отчуждение так естественно! Но как бы ни было, Андрюша, мне хочется, чтобы вы считали нас своими. Мы имеем на это право.

  •  

Коврин: Я считаю, Таня

  •  

Таня: Честное слово?

  •  

Коврин: Да, честное слово

  •  

Таня: Вы сегодня удивлялись, что у нас, что у нас так много ваших фотографий. Ведь вы знаете, мой отец обожает вас. Иногда мне кажется, что вас он любит больше, чем меня. Он гордится вами. Вы учёный, необыкновенный человек, вы сделали себе блестящую карьеру, он уверен, что вы вышли такой оттого, что он воспитал вас. Я не мешаю ему так думать. Пусть.

  •  

Таня: Однако пора спать, да и холодно. Спасибо, Андрюша, что приехали. У нас неинтересные знакомые, да и тех мало. У нас только сад, сад, сад, — и больше ничего. Штамб, полуштамб, апорт, ранет, боровинка, окулировка, копулировка... Вся наша жизнь ушла в сад, мне даже ничего никогда не снится, кроме яблонь и груш. Конечно, это хорошо, полезно, но иногда хочется и ещё чего-нибудь для разнообразия. Я помню, когда вы, бывало, приезжали к нам на каникулы или просто так, то в доме становилось как-то свежее и светлее, точно с люстры и с мебели чехлы снимали. Я была тогда девочкой всё-таки понимала.

Беседа с Е. С. Песоцким[править]

  •  

Егор Семёнович: Вот брат, история... На поверхности земли, как видишь, мороз, а подними на палке термометр сажени на две повыше земли, там тепло... Отчего это так?

  •  

Коврин: Право, не знаю.

  •  

Егор Семёнович: Гм... Всего знать нельзя, конечно... Как бы обширен ум ни был, всего туда не поместишь. Ты ведь всё больше насчёт философии?

  •  

Коврин: Да. Читаю психологию. занимаюсь же вообще философией.

  •  

Егор Семёнович: И не прискучает?

  •  

Коврин: Напротив, этим только я и живу.

  •  

Егор Семёнович: Ну дай бог... Дай бог... Я за тебя очень рад... рад, братец...

Легенда о чёрном монахе[править]

  •  

Коврин: Меня сегодня с самого утра занимает одна легенда. Не помню, вычитал ли я её откуда или слышал, но легенда какая-то странная ни с чем ни сообразная. Начать с того, что она не отличается ясностью. Тысячу лет тому назад какой-то монах, одетый в чёрное, шёл по пустыне, где-то в Сирии или Аравии... За несколько миль от того места, где он шёл рыбаки видели другого чёрного монаха, который медленно двигался по поверхности озера. Этот второй монах был мираж. Теперь забудьте все законы оптики, которых легенда, кажется, не признаёт, и слушайте дальше. От миража получился другой мираж,потом от другого третий, так что образ чёрного монаха стал без конца передаваться из одного слоя атмосферы в другой. Его видели то в Испании, то в Индии, то на Дальнем Севере... Наконец он вышел из пределов земной атмосферы и теперь блуждает по всей вселенной, всё никак не попадая в те условия, при которых он мог бы померкнуть. Быть может, его видят теперь где-нибудь на Марсе или на какой-нибудь звезде Южного Креста. Но милая моя, самая суть, самый гвоздь легенды заключается в том, что ровно через тысячу лет после того, как монах шёл по пустыне, мираж опять попадёт в земную атмосферу и покажется людям. И будто эта тысяча лет уже на исходе... По смыслу легенды чёрного монаха мы должны ждать не сегодня — завтра.

  •  

Таня: Странный мираж.

  •  

Коврин: Но удивительнее всего, что я никак не могу вспомнить, откуда попала мне в голову эта легенда. Читал где? Слышал? Или, быть может, чёрный монах снился мне? Клянусь богом не помню. Но легенда меня занимает. Я сегодня о ней целый день думаю.

Примечания[править]