300 спартанцев (фильм, 2006)

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «300»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

«300 спартанцев» (англ. 300) — американский художественный фильм, экранизация одноимённого комикса Фрэнка Миллера и Линн Варли 1998 года о битве трёхсот спартанцев под командованием царя Леонида с многотысячной армией персов при Фермопилах. Релиз фильма 9 марта 2007 года.

Режиссёр: Зак Снайдер. Сценаристы: Зак Снайдер, Курт Йонстад и Майкл Гордон.
«Обрети славу!»

Царь Леонид[править]

  •  

Мой отец учил меня, что страх есть всегда. Признав это, станешь сильнее.

 

My father taught me that fear is always a constant. By accepting it makes you stronger.

  •  

Сегодня... не умрёт ни один спартанец!

 

Today, no Spartan dies.

  •  

Спартанцы! Готовьте завтрак и наедайтесь! А ужин нас ждёт в АДУ!

 

Spartans! Ready your breakfast and eat hearty. For tonight we dine in hell!

  •  

У тебя много рабов, Ксеркс, но мало воинов.

 

You have many slaves, Xerxes, but few warriors.

  •  

[о тренировке] Чем больше сейчас прольёшь пота, тем меньше в бою крови.

 

Now, the more you sweat here, the less you'll bleed in battle.

  •  

В конечном счёте, опора спартанца — плечо воина, стоящего рядом. Почитай его и уважай, и будешь вознаграждён.

 

In the end...a Spartan's true strength is the warrior next to him. So give respect and honor to him, and it will be returned to you.

  •  

Не забудь сегодняшний урок — почитать и уважать.

 

Do not forget today's lesson — respect and honor.

  •  

Бессмертны, говоришь? Вот и узнаем, так ли это.

 

Immortals? We'll put their name to the test.

  •  

Прости моего соратника. Он хороший воин, но вот манеры грубоваты.

 

Forgive the captain. He is a good soldier but a bit short on manners.

  •  

Не все созданы, чтобы стать воинами.

 

But not all of us were made to be soldiers.

  •  

Здесь МЫ ОСТАНОВИМ ПЕРСОВ! Здесь МЫ БУДЕМ БИТЬСЯ! И здесь ОНИ ВСЕ ПОЛЯГУТ!

 

This is where we hold them! This is where we fight! This is where they die!

  •  

Запомните этот день, воины! Как будут его помнить во все времена!

 

Remember this day, men! For it will be yours for all time!

  •  

Не уступим врагу ничего, но у него всё заберём!

 

Give them nothing but take from them everything!

  •  

Спартанцы! Навались!

 

Spartans, push!

  •  

Не сдаваться! Не отступать! Таков спартанский закон. И по этому спартанскому закону мы будем стоять! Воевать! Умирать! Наступает новая эра. Эра свободы! И все будут помнить, что три сотни спартанцев до последнего вздоха её защищали!

 

No retreat! no surrender! That is Spartan law. And by Spartan law, we will stand and fight...and die. A new age has begun. An age of freedom! And all will know that 300 Spartans gave their last breath to defend it!

  •  

Эй, ты. Эфиальт. Вечных тебе мучений.

 

You, there...Ephialtes. May you live forever.

  •  
 

Remember us. Remember why we died.

Царица Горго[править]

  •  

Члены совета. Я к вам обращаюсь не только как ваша царица. Я к вам пришла как мать. Я пришла как жена, как женщина Спарты пришла к вам. Я к вам пришла, забыв про гордость. Я не представляю здесь Леонида, его дела звучат громче чем любое моё слово. Я представляю тех, чей голос не слышен: матерей, дочерей, отцов, сыновей — три сотни семей, страдающих за нас всех. За права, на основе которых создан этот совет. Мы ведём войну, достойные мужи! Мы должны послать всю спартанскую армию в помощь царю, чтобы спасти не только себя, но и наше потомство! Пошлите армию ради спасения свободы! Ради справедливости! Ради порядка и закона! Ради здравого смысла. И самое главное, ради сохранения надежды на то, что царь и его воины не просто исчезнут в глубинах истории, но их мужество сплотит нас, а их храбрость и нам придаст сил! И в вашем решении найдёт своё отражение их подвиг.

 

Councilmen. I stand before you not only as your queen. I come to you as a mother. I come to you as a wife. I come to you as a Spartan woman. I come to you with great humility. I am not here to represent Leonidas. His actions speak louder
than my words ever could. I am here for all those voices which cannot be heard: mothers, daughters, fathers, sons. Three hundred families that bleed for our rights and for the very principles this room was built upon. We are at war, gentlemen. We must send the entire Spartan army to aid our king in the preservation of not just ourselves,
but of our children. Send the army for the preservation of liberty. Send it for justice. Send it for law and order. Send it for reason. But most importantly,
send our army for hope. Hope that a king and his men have not been wasted to the pages of history. That their courage bonds us together. That we are made stronger by their actions and that your choices today reflect their bravery.

  •  

Свобода не даётся просто так. Её цена высока. За неё платят собственной кровью.

 

Freedom isn't free at all. That it comes with the highest of costs. The cost of blood.

  •  

Возвращайся со щитом или на щите.

 

Come back with your shield or on it.

  •  

Слова только одной женщины могут влиять на душевное состояние моего мужа — мои.

 

There's only one woman's words that should affect the mood of my husband. Those are mine.

Дилий[править]

  •  

И ни один спартанец: ни свободный, ни бесправный, ни мужчина, ни женщина, ни раб, ни царь — не может подняться над законом.

 

And no Spartain, subject or citizen, man or woman, slave or king is above the law.

  •  

СЛАВА ЦАРЮ ЛЕОНИДУ!

 

Our king, Leonidas!

  •  

Зверь приближается.

 

A beast approaches.

  •  

Вот сейчас все увидят, как Греция раскроет безродным псам свои любящие объятия!

 

Let's watch these motherless dogs as they're embraced by the loving arms of Greece herself!

  •  

Он не хотел по себе ни песни, ни тризны, ни памятников, ни поэм о войне и доблести. Простым было его желание. «Помните нас», сказал он мне. Вот на что он надеялся.

 

For he did not wish tribute or song, nor monuments, nor poems of war and valor. His wish was simple. "Remember us", he said to me. That was his hope.

Прочие[править]

  •  

«Люди рождаются неравными» — так записано в кодексе Спарты.

 

«All men are not created equal». That's the Spartan code.

  — Ферон
  •  

Ступай! И передай своему Ксерксу, что его здесь ждут свободные люди, а не рабы.

 

Go now. Run along and tell your Xerxes he faces free men here, not slaves.

  — Стелиос
  •  

Мы с тобой, царь! До последнего часа! ЗА СВОБОДУ! ЗА СПАРТУ!

 

We are with you, sire! For Sparta! For freedom! To the death!

  — спартанский воин Стелиос
  •  

Отец научил меня не ведать страха и драться так, словно щит и меч — часть моего тела, не менее важная, чем сердце.

 

My father trained me to feel no fear, to make spear and shield and sword as much a part of me as my own beating heart.

  — Эфиальт
  •  

Слава царю! Слава павшим героям!

 

To our king! And our honored dead!

  — Артемий
  •  

Слова срываются даже с самых хитрых языков.

 

Words escape even the most cunning tongue.

  — Ферон
  •  

Это жестокий Леонид желал, чтобы ты стоял прямо. С меня довольно и того, что ты встал на колени.

 

Unlike the cruel Leonidas, who demanded that you stand. I require only...that you kneel.

  — Ксеркс
  •  

Ибо я добр.

 

For I am kind.

  — Ксеркс
  •  

Прими меня своим царём и богом!

 

Embrace me as your king and as your god!

  — Ксеркс

Монологи[править]

  •  

Когда в Спарте рождался мальчик, его очень внимательно осматривали. Если ребёнок был слишком мал, тщедушен, болен или уродлив, от него избавлялись. Сильный же, едва встав на ноги, принимал крещение в огне сражений. Его учили никогда не отступать, никогда не сдаваться. Ему внушали, что смерть на поле боя во имя Спарты — высшая слава, которой он может добиться в своей жизни. В возрасте семи лет, как это было принято в Спарте, мальчика отлучали от матери и ввергали в мир насилия.
Трёхсотлетняя история военного государства выработала в Спарте особую систему воспитания самых лучших воинов, которых когда-либо видел мир. Эта ситема называлась Агогэ. Она заставляла мальчика драться, страдать от голода, воровать, а если нужно...то и убивать. Воспитанника били палками и плетьми, приучая скрывать свою боль и забывать о жалости. Испытания не прекращались ни на минуту. Его заставляли в одиночку бороться за жизнь, противопоставляя свой ум и волю натиску дикой природы — это его посвящение. Долгое время он был вдали от людей и теперь должен вернуться к своему народу истинным спартанцем. Или не вернуться вовсе.

 

When the boy was born, like all Spartans, he was inspected. If he'd been small or puny or sickly or misshapen, he would have been discarded. From the time he could stand, he was baptized in the fire of combat. Taught never to retreat, never to surrender. Taught that death on the battlefield in service to Sparta was the greatest glory he could achieve in his life. At age 7, as is customary in Sparta, the boy was taken from his mother and plunged into a world of violence.
Manufactured by 300 years of Spartan warrior society to create the finest soldiers the world has ever known. The agoge, as it's called, forces the boy to fight. Starves them, forces them to steal...and if necessary, to kill. By rod and lash the boy was punished taught to show no pain, no mercy. Constantly tested, tossed into the wild. Left to pit his wits and will against nature's fury. It was his initiation his time in the wild for he would return to his people a Spartan...or not at all.

  •  

Миновало тридцать лет с той встречи с волком холодной зимой. И сейчас зверь опять приближается к нему! Самонадеян и нетерпелив, он предвкушает добычу. Но этот зверь — скопище людей и лошадей, копий и мечей, РАБОВ числом несчитанным! Несметным! Он готов уничтожить маленькую Грецию! Единственную надежду всего мира на справедливость и разум!

 

It's been more than 30 years since the wolf and the winter cold. And now, as then, a beast approaches. Patient and confident, savoring the meal to come. But this beast is made of men and horses, swords and spears. An army of slaves, vast beyond imagining, ready to devour tiny Greece! Ready to snuff out the world's one hope for reason and justice!

  •  

Эфоры — жрецы древних богов. Мерзкие выродки. Твари, мало похожие на людей. Твари, которых приходилось задабривать даже Леониду, ибо ни один спартанский царь не начинал войны без благословения эфоров.

 

The ephors, priests to the old gods. Inbred swine. More creature than man. Creatures whom even Leonidas must bribe and beg. For no Spartan king has gone to war without the ephors' blessing.

  •  

[об эфорах] Слабоумные мракобесы. Жалкие наследники тех времён, когда Спарта ещё не восстала из тьмы. Хранители бессмысленной традиции. Традиции, которой не смеет пренебречь даже Леонид, ибо обязан он чтить слово эфоров. Таков — закон.

 

Diseased old mystics. Worthless remnants of a time before Sparta's ascent from darkness. Remnants of a senseless tradition. Tradition even Leonidas cannot defy, for he must respect the word of the ephors. That is the law.

  •  

Эфоры выбирают прекраснейших спартанских дев, чтобы те жили среди них в качестве прорицательниц. Их красота — их проклятие, ибо старые уроды не чужды похоти а души их чернее ада.

 

The ephors choose only the most beautiful Spartan girls, to live among them as oracles. Their beauty is their curse, for the old wretches have the needs of men and souls as black as hell.

  •  

[об эфорах] Чванливые выродки. Никчёмные, больные, гниющие...алчные.

 

Pompous, inbred swine. Worthless, diseased, rotten...corrupt.

  •  

В Спарте нет места мягкосердечию, нет места слабости. Лишь стойкие и сильные вправе называть себя спартанцами. Лишь стойкие. Лишь сильные.

 

There's no room for softness, not in Sparta. No place for weakness. Only the hard and strong may call themselves Spartans. Only the hard. Only the strong.

  •  

Мы идём сражаться. За наши земли, за наши семьи, за нашу свободу. Мы идём сражаться.

 

We march...for our lands, for our families, for our freedoms. We march.

  •  

Он не спит в эту ночь. Царь не может сомкнуть глаз. Все сорок лет своей жизни он целеустремлённо двигался к этому сияющему мигу судьбы, когда яростно столкнутся копьё со щитом а меч с костью, плотью и кровью. Он сожалеет лишь о том, что так мало воинов пойдёт с ним на смерть.

 

No sleep tonight, not for the king. All his fourty years years have been a straight road to this one gleaming moment in destiny this one radiant clash of shield and spear, sword and bone, and flesh and blood. His only regret is that he has so few to sacrifice.

  •  

Спартанцы, свободные граждане, бывшие рабы — все они отважные греки. Братья, отцы, сыновья, мы идём сражаться. Во имя чести, долга, славы. Мы идём сражаться. Мы идём сражаться прямо в адские врата.

 

Spartans, citizen-soldiers, freed slaves — brave Greeks, all. Brothers, fathers, sons, we march. For honor's sake, for duty's sake, for glory's sake, we march. Into hell's mouth we march.

  •  

И лишь один из нас сохраняет спартанское спокойствие. Только он. Только наш царь.

 

Only one among us keeps his Spartan reserve. Only he. Only our king.

  •  

Мы делаем то, чему нас учили, во имя чего нас растили, ради чего мы появились на свет.

 

We do what we were trained to do, what we were bred to do, what we were born to do.

  •  

Никаких пленных, никакой пощады. Хорошее начало.

 

No prisoners. No mercy. A good start.

  •  

Пятьсот лет служили они злой воле персидских царей. Глаза их черны как ночь, зубы их острые клыки. И нет у них души — личная гвардия самого царя Ксеркса, элита персидской армии. Самое безжалостное войско во всей Азии: Бессмертные.

 

They have served the dark will of Persian kings for 500 years. Eyes as dark as night. Teeth filed to fangs. Soulless. The personal guard to King Xerxes himself.The Persian warrior elite. The deadliest fighting force in all of Asia: The Immortals.

  •  

Аркадийцы кричат и наугад разят мечами и копьями. Драчуны, а не воины. Они создают вокруг себя неразбериху. Отважные дилетанты справляются со своей ролью.

 

They shout and curse stabbing wildly, more brawlers than warriors. They make a wondrous mess of things. Brave amateurs, they do their part.

  •  

Бессмертные не выдержали испытание, которое им уготовил наш царь. И тот, кто вообразил себя богом, чувствует как по спине его бегут абсолютно человеческие мурашки.

 

Immortals. They fail our king's test. And a man who fancies himself a god...feels a very human chill crawl up his spine.

  •  

И вот даже царь позволяет себе надеяться не только на славную смерть в бою. Безумная надежда, но всё же...вопреки напору несметных азиатских орд, вопреки всему...мы справимся. Мы сможем удержать Огненные врата. Мы сможем победить!

 

Even the king allows himself to hope for more than glory. Such mad hope, but there it is: Against Asia's endless hordes, against all odds, we can do it. We can hold the Hot Gates. We can win.

  •  

Когда не помогает сила, в ход пускают магию.

 

When muscle failed, they turned to their magic.

  •  

Битва продолжается. У нас немного потерь, но каждый убитый — чей то друг, чей то близкий родственник.

 

Day wears on. We lose few, but each felled is a friend, or dearest blood.

  •  

Увидев обезглавленное тело своего сына, командир покидает строй. Он обезумел. Он опьянел от крови. Наполненные болью вопли командира, потерявшего сына, для врага страшнее грохота боевых барабанов! Три воина едва могут унять его и оттащить обратно.

 

The captain's cries of pain at the loss of his son are more frightening to the enemy than the deepest battle drums. It takes three men to restrain him and bring him back to our own.

  •  

Этот день остался за нами, но песен никто не поёт.

 

The day is ours. No songs are sung.

  •  

Сотни уходят. Горстка остаётся. Оглядывается только один.

 

Hundreds leave. A handful stay. Only one looks back.

  •  

Миновало тридцать лет с той встречи с волком холодной зимой. И теперь, как и тогда, нет страха в нём. Лишь обострились все его чувства. Прохладный морской бриз овевает его взмокшую грудь и шею. Он слышит, как жалобно кричат чайки, хотя не им ли радоваться трупам, плавающим по волнам. Он ощущает ровное дыхание трёхсот воинов у себя за спиной, готовых умереть за него без колебаний. Каждый из них...готов умереть.

 

It's been more than 30 years since the wolf in the winter cold. And now, as then, it's not fear that grips him only restlessness. A heightened sense of things. The seaborne breeze coolly kissing the sweat at his chest and neck. Gulls cawing complaining even as they feast on the thousands of floating dead. The steady breathing of the 300 at his back ready to die for him without a moment's pause. Every one of them...ready to die.

  •  

Говорят, что мы, спартанцы, произошли от самого Геракла. Бесстрашный Леонид подтверждает величие нашего рода! Его вопль оглушителен и протяжен!

 

The old ones say we Spartans are descended from Hercules himself. Bold Leonidas gives testament to our bloodline! His roar is long and loud!

  •  

Меньше года прошло. Долго не мог я постичь тайного смысла слов царя о победе. Время подтвердило его мудрость. От одного свободного грека к другому шла молва о том, как мужественный Леонид и его триста воинов вдали от своего дома отдали жизни свои, не только за Спарту, но за всю Грецию! За будущее и надежду этой земли! И здесь, на этом каменистом клочке земли, что зовётся Платеей, Ксеркс и всё его войско найдут сегодня свою смерть! Вон они, варварские орды! Страх и ужас заставляют дрожать их сердца, у них холодеют руки. Они помнят, как беспощадны и жестоки к ним были копья и мечи трёхсот воинов! А сейчас через равнину наш враг видит десять тысяч спартанцев, за которыми идут тридцать тысяч свободных греков! Враг превосходит нас числом всего-то в три раза! Для греков это верный залог победы! Сегодня мы спасём весь мир от варваров и тиранов и вступим в будущее, сверкающее невиданным светом! Так воздадим славу царю Леониду и трём сотням храбрецов! ВПЕРЁД К ПОБЕДЕ!

 

Barely a year ago. Long I pondered my king's cryptic talk of victory. Time has proven him wise. For from free Greek to free Greek the word was spread that bold Leonidas and his 300 so far from home laid down their lives not just for Sparta but for all Greece and the promise this country holds. Now, here on this rugged patch of earth called Plataea Xerxes' hordes face obliteration! Just there the barbarians huddle sheer terror gripping tight their hearts with icy fingers knowing full well what merciless horrors they suffered at the swords and spears of 300. Yet they stare now across the plain at 10,000 Spartans commanding 30,000 free Greeks! The enemy outnumber us a paltry three to one. Good odds for any Greek. This day, we rescue a world from mysticism and tyranny and usher in a future brighter than anything we can imagine. Give thanks, men to Leonidas and the brave 300. To victory!

  •  

Когда свободный человек придёт на это место, во все неисчислимые грядущие века, пусть наши голоса прошепчут ему из под вечных камней ..«иди и скажи спартанцам, путник, что здесь лежим мы, сохранившие верность спартанским законам».

 

Should any free soul come across that place in all the countless centuries yet to be may all our voices whisper to you from the ageless stones «Go tell the Spartans, passerby that here, by Spartan law, we lie».

Диалоги[править]

  •  

Горго: Член Совета Ферон, ты нашёл наконец себе применение.
Ферон: Я просто развлекал ваших гостей.
Леонид: Не сомневаюсь. Прежде чем заговорить, перс, учти, что в Спарте любой, не исключая царского посланника, несёт ответственность за свои слова. А теперь говори, в чём твоё послание.
персидский посол: Земля и вода.
Леонид: Ты пришёл в такую даль из Персии... ради земли и воды?
персидский посол: [утвердительно кивает головой]
Горго: Не двоедушничай и не лукавь, перс! Такое в Спарте не приветствуется.
персидский посол: Почему женщина осмеливается говорить с мужчинами?!
Горго: Лишь женщины Спарты производят на свет мужчин!
Леонид: Давай пройдёмся и побеседуем, не горячась.
персидский посол: Если вам дороги ваши жизни и вы опасаетесь уничтожения, слушай внимательно, Леонид. Ксеркс завоёвывает всё, на что бросает взгляд. Его армия так огромна, что земля дрожит от её поступи, так многочисленна, что выпивает целые реки. Тот, кто сравнится лишь с богами, желает от тебя одного: подношения земли и воды...в знак того, что Спарта покоряется воле Ксеркса.
Леонид: Покоряется? Вот это едва ли возможно. Ходят слухи, что даже Афины ответили отказом, а уж коли философы и ценители мальчиков нашли смелость вам...
Ферон: Мы обязаны быть дипломатичными.
Леонид: ...кроме того, спартанцы не могут забывать о своей репутации!
персидский посол: Обдумай свои следующие слова, царь Леонид, ибо могут они стать последними.
Леонид: ...земля и вода.
персидский посол: Безумец! ТЫ БЕЗУМЕЦ!
Леонид: Земля и вода... там внизу в избытке и того, и другого!
персидский посол: Никто! Ни перс, ни грек, не смеет послу угрожать!
Леонид: Ты принёс головы и короны поверженных царей, пытаясь нас запугать! Обидел мою царицу! РАБСТВОМ И СМЕРТЬЮ УГРОЖАЕШЬ МОЕМУ НАРОДУ! Я хорошо обдумал твои слова, паршивый перс. Тебе нужно было бы сделать то же самое.
персидский посол: Это безумие! Оскорбление!
Леонид: Оскорбление? НЕТ, ЭТО СПАРТА!

 

Gorgo: Councilman Theron. You found yourself needed, for once.
Theron: My king and queen, I was just entertaining your guests.
Leonidas: I'm sure. Before you speak, Persian, know, that in Sparta everyone, even a king's messenger is held accountable for the words of his voice. Now, what message do you bring?
Persian Messenger: Earth and water.
Leonidas: You rode all the way from Persia for earth and water?
Gorgo: Do not be coy or stupid, Persian! You can afford neither in Sparta.
Persian Messenger: What makes this woman think she can speak among men!
Gorgo: Because only Spartan women give birth to real men!
Leonidas: Let us walk to cool our tongues.
Persian Messenger: If you value your lives over your complete annihilation, listen carefully, Leonidas. Xerxes conquers and controls everything he rests his eyes upon. He leads an army so massive, it shakes the ground with its march. So vast, it drinks the rivers dry. All the God-King Xerxes requires is this: A simple offering of earth and water...a token of Sparta's submission to the will of Xerxes.
Leonidas: Submission? Now, that's a bit of a problem. See, rumor has it...the Athenians
have already turned you down, and if those philosophers and boy-lovers have found that kind of nerve, then...
Theron: We must be diplomatic.
Leonidas: ...and, of course, Spartans...have their reputation to consider.
Persian Messenger: Choose your next words carefully, Leonidas. They may be your last as king.
Leonidas: "Earth and water."
Persian Messenger: Madman! You're a madman!
Leonidas: Earth and water, you'll find plenty of both down there!
Persian Messenger: No man! Persian or Greek! No man threatens a messenger!
Leonidas: You bring the crowns and heads of conquered kings to my city steps! You insult my queen! You threaten my people with SLAVERY AND DEATH! I've chosen my words carefully, Persian. Perhaps you should have done the same.
Persian Messenger: This is blasphemy! This is madness!
Leonidas: Madness?...THIS...IS...SPARTA!


  •  

Дилий: Царь, я хочу сражаться! Я готов к бою!
Леонид: Я знаю. Ты из лучших воинов. Но ты ещё и оратор, чего не скажешь о других спартанцах. Ты передашь мои последние приказы совету... и будешь победителем. Расскажи им о нас всё. Пусть каждый грек знает, что здесь произошло. Это будет превосходный рассказ о победе.
Дилий: О победе...

 

Dilios: Sire! I am fit and ready for battle!
Leonidas: That you are, one of the finest. But you have another talent unlike any other Spartan. You will deliver my final orders to the council with force and verve. Tell them our story. Make every Greek know what happened here. You'll have a grand tale to tell. A tale of victory.
Dilios: Victory.


  •  

Леонид: Надеюсь, эта «царапина» не вывела тебя из строя?
Дилий: С чего бы? Это всего лишь глаз. Щедрые боги подарили мне второй.

 

Leonidas: I trust that "scratch" hasn't made you useless?
Dilios: Hardly, my lord, it's just an eye. The gods saw fit to grace me with a spare.


  •  

пожилой гражданский: О, добрый царь! Добрый царь! Оракул сказал своё слово!
гражданский: Эфоры сказали своё слово! Нам не следует воевать!
Ферон: Это закон, правитель. Спартанская армия не может идти на войну.
Леонид: И не пойдёт. Такого приказа не было. Я просто иду на прогулку, размять ноги, а эти...триста мужей...моя вооружённая охрана.

 

old citizen: My good king! My good king! The oracle has spoken.
citizen: The ephors have spoken. There must be no march.
Theron: It is the law, my lord. The Spartan army must not go to war.
Leonidas: Nor shall it. I've issued no such orders. I'm here just taking a stroll, stretching my legs. These...300 men are...my personal bodyguard.


  •  

Леонид: Дакс! Вот приятный сюрприз.
Даксос: Это утро полно сюрпризов, Леонид.
[голоса из строя аркадийцев] ...нас обманули...их всего пара сотен...действительно неожиданность...
Даксос: Тихо!
[голос из строя аркадийцев] Это вся их армия?
Даксос: Мы слышали, Спарта хочет воевать. И пришли на подмогу.
Леонид: Если вы крови жаждете, ха-х, добро пожаловать!
Даксос: Ты ведёшь против Ксеркса эту горстку воинов? Я был не прав, думая, что Спарта может выдвинуть армию, не уступающую нашей.
Леонид: Так и есть.
[Леонид смотрит на воинов-аркадийцев]
Леонид: Ты! Вон там! Чем занимаешься?
первый воин-аркадиец: Я пастух, царь.
Леонид: А твоё, аркадиец?! Твоё ремесло!
второй воин-аркадиец: Я скульптор, сэр.
Леонид: Скульптор...а ты?
третий воин-аркадиец: Я пашу землю.
Леонид: СПАРТАНЦЫ! КАКОВО ВАШЕ РЕМЕСЛО?!
[спартанцы Леонида оглашают боевым кличем местность]
Леонид: [Даксосу] Видишь, друг мой, я привёл больше воинов, чем ты.

 

Leonidas: Daxos! What a pleasant surprise.
Daxos: This morning's full of surprises, Leonidas.
we've been tricked...can't be more than a hundred...this is a surprise...
Daxos: Silence!
This isn't their army...
Daxos: We heard Sparta was on the warpath and we were eager to join forces.
Leonidas: If it is blood you seek, you are welcome to join us.
Daxos: But you bring only this handful of soldiers against Xerxes?
Leonidas: Doesn't it?
Leonidas: You, there. What is your profession?
Arkadian Warrior 1: I'm a potter, sir.
Leonidas: And you, Arcadian. What is your profession?
Arkadian Warrior 2: Sculptor, sir.
Leonidas: Sculptor...and you?
Arkadian Warrior 3: Blacksmith.
Leonidas: SPARTANS! WHAT IS YOUR PROFESSION!
Leonidas: You see, old friend? I brought more soldiers than you did.


  •  

Леонид: Мой друг?
Артемий: Я всю свою жизнь ни о чём не сожалел. Вот и теперь я не сожалею о том, что мой сын погиб за свою родину. Я жалею только о том, что не сказал ему, как любил его и как был горд, что он рядом и что он взял самое лучшее от меня.
Леонид: Моё сердце скорбит о твоей потери.
Артемий: Сердце? А моё переполняет только ненависть.

 

Leonidas: My friend.
Artemis: I have lived my entire life without regret until now. It's not that my son
gave up his life for his country. It's just that I never told him that I loved him the most. That he stood by me with honor. That he was all that was best in me.
Leonidas: My heart is broken for your loss.
Artemis: Heart? I have filled my heart with hate.


  •  

Даксос: Леонид! Всё кончено! Кончено, говорю тебе! Мы погибли!
Леонид: Даксос, не смей! Успокойся!
Даксос: Горбатый предатель отвёл бессмертных на Козью тропу у нас в тылу! Факейцы, которых ты там поставил, уже рассеяны. Битва окончена, Леонид!
Леонид: Битва окончится, только когда я об этом скажу!
Даксос: Бессмертные к утру возьмут нас в кольцо! Огненные врата падут!
Леонид: СПАРТАНЦЫ! МЫ ПОКРОЕМ СЕБЯ СЛАВОЙ!
Даксос: Славой? Ты обезумел, царь! Не увидим мы никакой славы. Нас ждёт отступление или сдача! Или гибель.
Леонид: У нас гораздо проще выбор, аркадиец! СПАРТАНЦЫ НИКОГДА НЕ ОТСТУПАЮТ! СПАРТАНЦЫ НЕ КАПИТУЛИРУЮТ! Передай всем мои слова: каждый грек, который сюда пришёл, пусть узнает правду и задаст себе вопрос — готов ли он биться? И пока ты идёшь...задай его себе.

 

Daxos: Leonidas! We are undone. Undone, I tell you. Destroyed.
Leonidas: Daxos, calm yourself.
Daxos: Our hunchback traitor led Xerxes' lmmortals to the hidden goat path behind us. The Phocians you posted there were scattered without a fight. This battle is over, Leonidas!
Leonidas: This battle is over when I say it is over!
Daxos: By morning, the lmmortals will surround us. The Hot Gates will fall.
Leonidas: Spartans! Prepare for glory!
Daxos: Glory? Have you gone mad? There is no glory to be had now. Only retreat or surrender. Or death.
Leonidas: Well, that's an easy choice for us, Arcadian. Spartans never retreat! Spartans never surrender! Go spread the word. Let every Greek assembled know the truth of this. Let each among them search his own soul. And while you're at it, search your own.


  •  

Ксеркс: Да не кнута они боятся. А моей божественной силы. Но я щедрый бог. Я могу сделать тебя безмерно богатым. Я поставлю тебя надо всеми в Греции. Ты понесёшь моё боевое знамя в самое сердце Европы. Твои соперники афиняне преклонят колени пред тобой...если ты предо мной преклонишь.
Леонид: Твоя щедрость...божественна, как и твой лик, царь царей. Таким предложением может пренебречь только безумец. Но, видишь ли, сама мысль о том, чтобы преклонить колени...пока мы кололи твоих солдат у меня страшно затекла нога и теперь болит так что колени мне преклонять трудно.

 

Xerxes: It's not the lash they fear...it is my divine power. But I am a generous god. I can make you rich beyond all measure. I will make you warlord of all Greece. You will carry my battle standard to the heart of Europa. Your Athenian rivals will kneel at your feet...if you will but kneel at mine.
Leonidas: You are generous as you are divine, king of kings. Such an offer only a madman would refuse. But the...the idea of kneeling, it's...you see, slaughtering all those men of yours has...well, it's left a nasty cramp in my leg...so kneeling will be hard for me.


  •  

Ксеркс: Вы, греки, хвалитесь своей логикой. Советую тебе вспомнить о ней. Взгляни на прекрасную землю, которую ты столь яростно защищаешь, она обратиться в пепел по моей прихоти! Подумай о судьбе ваших женщин.
Леонид: Наших женщин ты совсем не знаешь. Я мог бы взять их в своё войско, судя по тому что тут увидел.

 

Xerxes: You Greeks take pride in your logic. I suggest you employ it. Consider the beautiful land you so vigorously defend. Picture it reduced to ash at my whim. Consider the fate of your women.
Leonidas: Clearly you don't know our women. I might as well have marched them up here, judging by what I've seen.


  •  

Леонид: Сейчас угадаю. Ты видимо, Ксеркс.
Ксеркс: Довольно, Леонид. Давай рассудим вместе. Представь, каким безумием, какой достойной сожаления потерей стала бы твоя, храбрый царь, и твоих доблестных воинов погибель. А ведь мы могли бы друг друга обогатить культурой, какой обладают наши народы.
Леонид: Мы сегодня всё утро обогащали твой народ своей культурой.

 

Leonidas: Let me guess. You must be Xerxes.
Xerxes: Come, Leonidas. Let us reason together. It would be a regrettable waste it would be nothing short of madness were you, brave king and your valiant troops to perish all because of a simple misunderstanding. There's much our cultures could share. Haven't you noticed?
Leonidas: We've been sharing our culture with you all morning.


  •  

советник: Твоего сына ждёт курс Агогэ. Это очень трудное время для любой спартанской матери.
Горго: Да, будет нелегко. Но это необходимо.

 

Loyalist: Your son starts the agoge next year. That is always a difficult time for a Spartan mother.
Gorgo: Yes, it will be hard. But also necessary.


  •  

персидский генерал: Спартанцы! Сложите свои копья и мечи!
Леонид: Персы! Попробуйте их взять!

 

Persian General: Spartans! Lay down your weapons!
Leonidas: Persians! Come and get them!


  •  

Артемий: Землетрясение?
Леонид: Нет, дружище. Это идут ПЕРСЫ!

 

Artemis: Earthquake.
Leonidas: No, captain. Battle formations.


  •  

Леонид: Подними щит.
Эфиальт: Царь?
Леонид: Выпрямись и подними щит. Твой отец должен был объяснить тебе, что такое фаланга. Мы бъёмся как единое, нерушимое целое. Это есть основа спартанской силы. Каждый спартанец своим щитом закрывает соседа слева от бедра до шеи. Всего одно слабое место, и фаланга развалится.

 

Leonidas: Raise your shield.
Ephialtes: Sire?
Leonidas: Raise your shield as high as you can. Your father should have taught you how our phalanx works. We fight as a single, impenetrable unit. That is the source of our strength. Each Spartan protects the man to his left from thigh to neck with his shield. A single weak spot and the phalanx shatters.


  •  

Артемий: [наставляет копьё на Эфиальта] Я тебя проткну на месте!
Леонид: [кладёт своё копьё поверх копья Артемия] Такого приказа не было.

 

Artemis: I'll skewer you where you stand!
Leonidas: I gave no such order.


  •  

[аркадианцы восстанавливает разрушенную стену, появляется персидский эмисcар со свитой]
эмиссар персов: Кто здесь главный? Я — великий посланник правителя всего мира! Бога среди богов! Царя среди царей! И вот, от его имени, я требую указать мне, кто тут у вас командует!
аркадианцы: [игнорируют]
эмиссар персов: Вы что, думаете, что, убив горстку наших солдат, напугали нас?! Эти холмы кишат нашими шпионами! Неужели вы думаете, что эта убогая стена устоит или рассыплется, словно жалкая горстка сухих листьев, перед лицом... [замолкает, увидя мёртвых персов в камнях стены]
Стелиос: Эту стену возвели наши предки, мы её восстановили, используя древние камни. А ваши персидские шпионы со спартанской помощью пошли вместо извести.

 

Persian Emissary: Who commands here? I am the emissary to the ruler of all the world, the god of gods, king of kings and by that authority. I demand that someone show me your commander. Listen. Do you think the paltry dozen you slew scares us? These hills swarm with our scouts. And do you think your pathetic wall will do anything except fall like a heap of dry leaves in the face of...?
Stelios: Our ancestors built this wall using ancient stones from the bosom of Greece herself. And with a little Spartan help, your Persian scouts supplied the mortar.


  •  

Даксос: [смотрит из укрытия на военный лагерь персов] Их невозможно одолеть.
Стелиос: [смеётся]
Даксос: Чего ты смеёшься?
Стелиос: Аркадиец...я прошёл через столько битв, но ни в одной враг мне не подарил мне то, что мы, спартанцы, зовём славной смертью в бою. А теперь я надеюсь, раз уж все воины мира собрались против нас, в такой толпе найдётся тот, кому хватит на это сил.

 

Daxos: There can be no victory here. Why do you smile?
Stelios: Arcadian. I have fought countless times yet I've never met an adversary who could offer me what we Spartans call "a beautiful death". I can only hope with all the world's warriors gathered against us there might be one down there who's up to the task.


  •  

советник: Моя царица, замужняя женщина встречает посетителей во дворе.
Горго: Меньше всего меня заботят сейчас слухи и правила приличия.

 

Loyalist: My queen...the courtyard is a more fitting place for a married woman.
Gorgo: I'm afraid gossip and protocol...are the least of my worries now, councilman.


  •  

Леонид: Твой сын слишком юн. Он женскую ласку едва ли успел познать.
Артемис: У меня есть другие сыновья. Астин никому не уступит в силе и храбрости. Он не моложе, чем были мы с тобой, когда впервые пошли биться.
Леонид: Ты хороший друг, но полководец из тебя ещё лучше.

 

Leonidas: He is your son. He is too young to have felt a woman's warmth.
Artemis: I have others to replace him. Astinos is as brave and ready as any. No younger than we were the first time you stood next to me in battle.
Leonidas: You are a good friend but a better captain, there is none.


  •  

эфор: Доверься богам, Леонид.
Леонид: Вы бы лучше доверились своему разуму.

 

Ephor: Trust the gods, Leonidas.
Leonidas: I'd prefer you trusted your reason.


  •  

Леонид: Дерись прежде всего — головой.
Горго: А потом уже сердцем.

 

Leonidas: First, you fight with your head.
Gorgo: Then you fight with your heart.


  •  

Посол: Тысяча народов персидской империи накинутся на вас! Наши стрелы и копья словно туча закроют солнце!
Стелиос: Так будем драться в тени.

 

Persian Emissary: A thousand nations of the Persian Empire descend upon you. Our arrows will blot out the sun.
Stelios: Then we will fight in the shade.


  •  

Ксеркс: Во имя победы я с радостью убью любого из своих людей!
Леонид: А я готов отдать жизнь за любого из своих.

 

Xerxes: I will glady kill any one of my own men for victory.
Leonidas: And I would die for any one of mine.


  •  

Леонид: Так что нужно делать царю ради спасения своего мира, если законы, которые он призван блюсти, принуждают его бездействовать?
Горго: Главное — не то, как поступить сейчас царю, или мужу, или спартанцу. Спроси себя, любимый, что нужно делать свободному человеку.

 

Leonidas: Then what must a king do to save his world when the very laws he has sworn to protect force him to do nothing?
Gorgo: It is not a question of what a Spartan citizen should do, nor a husband, nor a king. Instead, ask yourself, my dearest love, what should a free man do?


  •  

Стелиос: Великая честь рядом с тобой умереть.
Леонид: Для меня было честью рядом с тобой жить.

 

Stelios: It's an honor to die at your side.
Leonidas: It's an honor to have lived at yours.


  •  

Ксеркс: Ты не обретёшь славы своей глупой жертвой! Я уберу из истории все упоминания о Спарте и её воинах! Даже маленький клочок пергамента будет сожжён. Всем греческим историкам, всем писцам, всем до единого вырвут языки и выколют глаза! Одно лишь название, прозвучавшее в разговоре, будет означать смертный приговор! Мир забудет о том, что Леонид существовал.
Леонид: Мир будет помнить, что свободные люди пошли против тирана. Что горстка пошла против войска. Эта битва ещё не будет кончена, как мир увидит, что даже ты смертен.

 

Xerxes: There will be no glory in your sacrifice. I will erase even the memory of Sparta from the histories! Every piece of Greek parchment shall be burned. Every Greek historian, and every scribe shall have their eyes pulled out, and their tongues cut from their mouths. Why, uttering the very name of Sparta, or Leonidas, will be punishable by death! The world will never know you existed at all!
Leonidas: The world will know that free men stood against a tyrant, that few stood against many, and before this battle was over, even a god-king can bleed.

Ссылки[править]