Александр Фёдорович Керенский

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Керенский
Alexander Kerensky LOC 24416.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Алекса́ндр Фёдорович Ке́ренский[1] либо Кере́нский (1881—1970) — видный политический и общественный деятель Российской республики; министр, затем министр-председатель Временного правительства (1917). Масон.

Цитаты Керенского[править]

  • Так блестяще была выполнена первая часть хитро-задуманного стратегического плана «патриотической» реакции. Руками большевиков Временное Правительство свергнуто и ненавистный человек больше не у власти. Оставалось осуществить вторую, главную часть — в три недели справиться с большевиками и установить в России здоровую, национальную, а главное, сильную власть…
  • Судьба умеет иногда хорошо шутить.
  • Большевики ещё у власти — люди еще живы…
  • Если бы тогда [в 1917] было телевидение, никто бы меня не смог победить!.
  • Предложение о вступлении в масоны я получил в 1912 году, сразу же после избрания в IV Думу. После серьёзных размышлений я пришёл к выводу, что мои собственные цели совпадают с целями общества, и принял это предложение. Следует подчеркнуть, что общество, в которое я вступил, было не совсем обычной масонской организацией. Необычным прежде всего было то, что общество разорвало все связи с зарубежными организациями и допускало в свои ряды женщин. Далее, были ликвидированы сложный ритуал и масонская система степеней; была сохранена лишь непременная внутренняя дисциплина, гарантировавшая высокие моральные качества членов и их способность хранить тайну. Не велись никакие письменные отчёты, не составлялись списки членов ложи. Такое поддержание секретности не приводило к утечке информации о целях и структуре общества. Изучая в Гуверовском институте циркуляры Департамента полиции, я не обнаружил в них никаких данных о существовании нашего общества, даже в тех двух циркулярах, которые касаются меня лично.

    — Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте. Мемуары. М., 1993. С. 62-63.[2]

  •  

В докладе одному из высших органов в Москве излагается нездоровое положение в школах. В РСФСР (т. е. в чисто русских областях) преподавание — интернационально. А во всех прочих республиках и автономных областях оно сугубо-национально, т. е. националистично заострено ненавистью ко всему русскому и клеветой на все российское. До какого предела издевательства над Россией могут иногда доходить освобожденные из «российской тюрьмы народов» шовинисты, свидетельствует опубликованное за границей воззвание украинцев о помощи голодающей Украине. Акт человеколюбия превращен в пасквиль на Россию. Не большевики, — а она обвиняется в голодании украинского мужика в то время, как бедствует и русский мужик, голодает русский крестьянин. Украина объявляется независимой страной, захваченной иностранной, враждебной ей армией.[3]

  — из статьи «Голос издалека», 1928

Цитаты о Керенском[править]

В современной правлению Керенского русской классической поэзии распространено произношение Кере́нский, и только в единичных случаях — Ке́ренский:

Леонид Каннегисер. «Смотр»: «На солнце, сверкая штыками — Пехота. За ней, в глубине, — Донцы-казаки. Пред полками — Керенский на белом коне. Он поднял усталые веки, Он речь говорит. Тишина. О, голос! Запомнить навеки: Россия. Свобода. Война.» (27 июня 1917).
Борис Пастернак. «Весенний дождь»: «Это не ночь, не дождь и не хором Рвущееся: „Керенский, ура!“, Это слепящий выход на форум Из катакомб, безысходных вчера.» (май 1917). Пастернак Б. Сочинения: В 2 т. Тула: Филин, 1993.
Осип Мандельштам. «Когда октябрьский нам готовил временщик»: «— Керенского распять!— потребовал солдат, И злая чернь рукоплескала…» (ноябрь 1917). Осип Мандельштам. Избранное. Всемирная библиотека поэзии. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1996.
Велимир Хлебников. «Берег невольников»: «Заводы ревут: „На помощь“. Малой? Керенского сломишь?» (1921).
Сергей Есенин. Поэма «Анна Снегина»: «Свобода взметнулась неистово. И в розово-смрадном огне Тогда над страною калифствовал Керенский на белом коне. Война „до конца“, „до победы“. И ту же сермяжную рать Прохвосты и дармоеды Сгоняли на фронт умирать.» (1925). «Бакинский рабочий», 1925, NN 95 и 96, 1 и 3 мая.
Владимир Маяковский. Поэма «Владимир Ильич Ленин»: «Буржуевы зубья ощерились разом. / — Раб взбунтовался! Плетями, да в кровь его! — / И ручку Керенского водят приказом — / на мушку Ленина! в Кресты Зиновьева!»
«Животики пятят / доводом веским — / ужо им покажут / Духонин с Корниловым, / покажут ужо им / Гучков с Керенским.» (1924)
Владимир Маяковский. «Ленин с нами»: «Купался Керенский в своей победе, задав революции адвокатский тон. Но вот пошло по заводу: — Едет! Едет! — Кто едет? — Он!» (1927)
Владимир Маяковский. Поэма «Хорошо!»: «То громом, то шёпотом этот ропот сползал из Керенской тюрьмы-решета. В деревни шёл по травам и тропам, В заводах сталью зубов скрежетал.»
«Смахнувши слёзы рукавом, взревел усастый нянь: — В кого? Да говори ты нараспашку! — „В Керенского…“ — В какого? В Сашку? — И от признания такого лицо расплылось Милюкова.»
«Завтра, значит. Ну, не сдобровать им! Быть Керенскому биту и ободрану! Уж мы подымем с царёвой кровати Эту самую Александру Фёдоровну.»
«Голос-редок. Шёпотом, знаками. — Керенский где-то? — Он? За казаками.» (1927).
Максимилиан Волошин. «Матрос»: «При Ке́ренском, как прочий флот, Он был правительству оплот…» (1918).
Царям дворец построил Растрелли.

Цари рождались, жили, старели.

Дворец не думал о вертлявом постреле,

не гадал, что в кровати, царицам вверенной,

раскинется какой-то присяжный поверенный.

Забывши и классы и партии,

идёт на дежурную речь.

Глаза у него бонапартьи

и цвета защитного френч.
  • Истерия вокруг Керенского: газеты именуют его в таких выражениях: «рыцарь революции», «львиное сердце», «первая любовь революции», «народный трибун», «гений русской свободы», «солнце свободы России», «народный вождь», «спаситель Отечества», «пророк и герой революции», «добрый гений русской революции», «первый народный главнокомандующий» и т. д.[4] Современники описывают «мартовскую» истерию вокруг личности Керенского в таких выражениях:
Тернист путь Керенского, но автомобиль его увит розами. Женщины бросают ему ландыши и ветки сирени, другие берут эти цветы из его рук и делят между собою как талисманы и амулеты. <…> Его несут на руках. И я сам видел, как юноша с восторженными глазами молитвенно тянулся к рукаву его платья, чтобы только прикоснуться. Так тянутся к источнику жизни и света! <…> Керенский — это символ правды, это залог успеха; Керенский — это тот маяк, тот светоч, к которому тянутся руки выбившихся из сил пловцов, и от его огня, от его слов и призывов получают приток новых и новых сил для тяжёлой борьбы.
  • Находившийся в Петрограде с августа по ноябрь 1917 и встречавшийся с Керенским агент «Сомервиль» британской секретной службы, которым являлся писатель Сомерсет Моэм:
  •  

Положение России ухудшалось с каждым днём, ...а он [Керенский] убирал всех министров, чуть только замечал в них способности, грозящие подорвать его собственный престиж. Он произносил речи. Он произносил нескончаемые речи. Возникла угроза немецкого нападения на Петроград. Керенский произносил речи. Нехватка продовольствия становилась всё серьёзнее, приближалась зима, топлива не было. Керенский произносил речи. За кулисами активно действовали большевики, Ленин скрывался в Петрограде... Он произносил речи.

[5]

  • «В честь» Керенского названы деньги ке́ре́нки[6] (синоним никчёмных, обесценившихся денег) и политическое презрительное[7] понятие ке́ре́нщина, обозначавшее «политику мелкобуржуазной революционной власти, прикрывающую своё соглашательство с крупной буржуазией громкими фразами»[7].

Примечания[править]

  1. Ке́ренский: Большая советская энциклопедия (1969—1978)
  2. Горсей01
  3. А. Ф. Керенский. «Голос издалека». — Париж: «Дни: Еженедельник», № 6-8 за 1928 г.
  4. В. Люлечник Феномен Керенского.. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  5. Уильям Сомерсет Моэм. Собрание сочинений в 5 томах. Том 4. «Эшенден, или Британский агент» (1928), стр. 275. М: «Художественная литература», 1993
  6. Ударение двойное: см. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова.. — М.: Советская энциклопедия; ОГИЗ; Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1935—1940.
  7. 7,0 7,1 Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д.Н. Ушакова.. — М.: Советская энциклопедия; ОГИЗ; Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1935—1940.


Сочинения[править]