Украина

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Герб Украины

Украи́на (укр. Україна) — государство в Восточной Европе.
Занимает 30-е место в мире по численности населения, 44-е по территории и второе после России по территории среди стран Европы. После 1991 года и до 1994—1996 годов Украина располагала третьим по величине стратегическим ядерным запасом после США и России.

Цитаты[править]

В прозе[править]

  •  

Украина станет новой Грецией. Прекрасное небо, простирающееся над этим народом, его веселый нрав, музыкальность, плодородные нивы и т. д. когда-нибудь воспрянут ото сна. Из множества малых диких народов, какими были когда-то и греки, возникнет цивилизованная нация. Ее границы будут простираться до Черного моря и оттуда по всему миру. — Избранные сочинения. М.-Л.: Гослитиздат, 1959. С. 324.

 

Die Ukraine wird ein neues Griechenland werden: der schöne Himmel dieses Volks, ihr lustiges Wesen, ihre musikalische Natur, ihr fruchtbares Land usw. werden einmal aufwachen: aus so vielen kleinen wilden Völkern, wie es die Griechen vormals auch waren, wird eine gesittete Nation werden: ihre Grenzen werden sich bis zum Schwarzen Meer hin erstrecken und von dahinaus durch die Welt.

  Иоганн Готфрид Гердер, «Дневник моего путешествия в 1769 году»
  •  

…Везде она граничила полем, везде равнина, со всех сторон открытое место. Будь хотя с одной стороны естественная граница из гор или моря — и народ, поселившийся здесь, удержал бы политическое бытие свое, составил бы отдельное государство. Но беззащитная, открытая земля эта была землей опустошений и набегов, местом, где сшибались три враждующие нации[1], унавожена костями, утучнена кровью. Один татарский наезд разрушал весь труд земледельца: луга и нивы были вытаптываемы конями и выжигаемы, легкие жилища сносимы до основания, обитатели разгоняемы или угоняемы в плен вместе со скотом. Это была земля страха; и потому в ней мог образоваться только народ воинственный, сильный своим соединением, народ отчаянный, которого вся жизнь была бы повита и взлелеяна войною. И вот выходцы вольные и невольные, бездомные, те, которым нечего было терять, которым жизнь — копейка, которых буйная воля не могла терпеть законов и власти, которым везде грозила виселица, расположились и выбрали самое опасное место в виду азиатских завоевателей — татар и турков. Эта толпа, разросшись и увеличившись, составила целый народ, набросивший свой характер и, можно сказать, колорит на всю Украину, сделавший чудо — превративший мирные славянские поколения в воинственные, известный под именем козаков, народ, составляющий одно из замечательных явлений европейской истории, которое, может быть, одно сдержало это опустошительное разлитие двух магометанских народов, грозивших поглотить Европу.

  Николай Гоголь, «Взгляд на составление Малороссии» (1835)
  •  

История Южной России изумляет каждого своими происшествиями и полусказочными героями, народ удивительно оригинален, земля прекрасная. И все это до сих пор никем не представлено пред очи образованного мира, тогда как Малороссия давно имела своих и композиторов, и живописцев, и поэтов. Чем они увлеклись, забыв свое родное, не знаю; мне кажется, будь родина моя самая бедная, ничтожная на земле, и тогда бы она мне казалась краше Швейцарии и всех Италии. Те, которые видели однажды нашу краину, говорят, что желали бы жить и умереть на ее прекраснейших полях. Что же нам сказать, ее детям, должно любить и гордиться своею прекрасне[й]шею матерью. Я, как член ее великого семейства, служу ей ежели не на существенную поль[зу], то, по крайней мере, на славу имени Украины. — Письмо П. И. Гессе 1 октября 1844 г.

  Тарас Шевченко
  •  

Беспорядок и анархия продолжаются на Украине, экономическая разруха и безработица увеличиваются и распространяются с каждым днём ​​и наконец для богатейшей когда-то Украины встаёт грозный призрак голода. При таком положении, которое угрожает новой катастрофой Украине, глубоко встревожились все трудовые массы населения, которые выступили с категорическим требованиями немедленно создать такую ​​государственную власть, которая была бы способна обеспечить населению спокойствие, закон и возможность творческой работы.
Как верный сын Украины, я решил отозваться на этот призыв и взять на себя временно всю полноту власти.
Настоящей грамотой я объявляю себя Гетманом всей Украины.

  Павел Скоропадский, «Грамота ко всему украинскому народу», 29 апреля 1918 г.
  •  

Без Украины нет России. Без украинского угля, железа, руды, хлеба, соли Черного моря Россия существовать не может: она задохнется, а с ней и советская власть, и мы с Вами.

  Лев Троцкий, Инструкция агитаторам-коммунистам на Украине («Речь Народного Комиссара тов. Троцкого к курсисткам»)[2]
  •  

Я, например, хотел от них узнать, идет ли этот эшелон и далее, из Белгорода. Мне пришлось подходить к целому ряду вагонов, но ни один из железнодорожников на мой вопрос ни слова не ответил. И только позже, когда я, истомлённый, проходил обратно рядом с этими вагонами, один из них подозвал меня и предупредил, чтобы я ни к кому не обращался со словами «товарищ», а говорил бы «шановний добродiю», в противном случае я ни от кого и ничего не добьюсь.
Я поразился этому требованию, но делать было нечего. И я, не владея своим родным украинским языком, принужденно должен был уродовать его так в своих обращениях к окружавшим меня, что становилось стыдно
Над этим явлением я несколько задумался; и, скажу правду, оно вызвало во мне какую-то болезненную злость, и вот почему.
Я поставил себе вопрос: от имени кого требуется от меня такая ломота языка, когда я его не знаю? Я понимал, что это требование исходит не от украинского трудового народа. Оно – требование тех фиктивных «украинцев», которые народились из-под грубого сапога немецко-австро-венгерского юнкерства и старались подделаться под модный тон. Я был убежден, что для таких украинцев нужен был только украинский язык, а не полнота свободы Украины, и населяющего её трудового народа. Несмотря на то что они внешне становились в позу друзей независимости Украины, внутренне они цепко хватались, вместе со своим гетманом Скоропадским, за Вильгельма немецкого и Карла австро-венгерского, за их политику против революции. Эти «украинцы» не понимали одной простой истины: что свобода и независимость Украины совместимы только со свободой и независимостью населяющего её трудового народа, без которого Украина ничто…

  Нестор Махно, «Воспоминания», 1929
  •  

Как мне показалось, в средней полосе России кругом один песок. Но зато Украина просто несказанно прекрасна. С борта самолета кажется, что под тобой земля обетованная. Климат на Украине гораздо мягче, чем у нас в Мюнхене, почва необычайно плодородна, а люди — в частности, мужчины — ленивы просто до невозможности. Вчера я катался на моторной лодке по одной из украинских рек — Бугу, — и вся природа вокруг очень напоминала Везер, где на берегах реки тоже растут леса. Но к сожалению, здесь они сплошь заросли сорняками и сильно заболочены, земля почти совсем не возделана, на лугах не пасется скот, ибо местные жители — на этой плодородной земле они и так все имеют, — очевидно, не желают без особой нужды даже пальцем пошевелить. Повсюду можно видеть спящих людей. А между тем у украинцев был период культурного расцвета — кажется, в Х-XII веках, — но теперь их церкви, в которых дешевые позолоченные образа, такое же убедительное доказательство их духовного упадка, как и музеи, в которых — во всяком случае, в тех, где я побывал, — выставлены собрания старомодного хлама.[3]22.07.1942, среда

  Адольф Гитлер
  •  

После Киева проплыла за окнами кудрявая, перегретая солнцем Украина. Запах бархатцев, желтевших около каждой путевой будки, проникал даже в вагоны. Потянулись степи, перерезанные золотыми полосами подсолнухов. В стеклянистой дали воздух весь день мрел и мерцал.[4]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Беспокойная юность», 1954
  •  

Полноценная государственность Украине нужна для того,чтобы она, Украина, не растворилась окончательно в России. Трагедия Украины в том, что она очень близка к России и в то же время — не Россия. Украина не выдерживает русского напора. В мире интересно жить, пока в нем разнотравье, разноцветье, пока ковер пестр и красочен. Вот почему надо, чтобы зацвела своим цветом Украина. А это невозможно без ста иноземных послов в Киеве, говорящих по-украински. — Сходит затмение. М., 1991. С.294-295.

  А. И. Стреляный
  •  

Украина — главное связующее звено между ЕС и Россией.

  Василий Александрович Волга
  •  

Необходимо осознать, что Белоруссия, Россия, Украина, Молдова представляют собой единую цивилизацию, в основе которой лежит общая православная вера[5].

  Кирилл (Патриарх Московский)
  •  

В России, Украине, Беларуси, Молдове и других странах, окормляемых Русской Православной Церковью, значительная часть населения также ассоциирует себя с Православием, считая его частью своей национальной идентичности[6].

  — Кирилл (Патриарх Московский)
  •  

Безраздельное господство русского языка на Украине… создаёт и будет создавать благоприятные возможности экспансии русской культуры как политической силы, при помощи которой можно влиять на украинский электорат, активно вмешиваться во внутренние дела Украины, властвовать над сознанием миллионов наших сограждан[7].

  — Игорь Лосев
  •  

Вернулся назад ленинский или сталинский лозунг, по-моему, ленинский, что кухарка может управлять государством. Вот у нас, к большому сожалению, на многих ступенях власти «кухарки». Они просто не способны видеть стратегию развития страны. Они не способны выделить приоритеты в любой ситуации, в том числе в такой кризисной[8].

  Леонид Кучма
  •  

Не смотрите на Украину, как на землю своих родителей. Смотрите на неё, как на землю своих детей. И тогда придут перемены…

 

Не дивіться на Україну, як на землю своїх батьків. Дивіться на неї, як на землю своїх дітей. І тоді прийдуть зміни…

  Святослав Вакарчук, 24 октября 2014[9]
  •  

Украина из аграрно-технологической страны превращается в тупой придаток для производства сельхозпродукции, которую еще не известно, кто купит[10].

  Сергей Иванов
  •  

Украина — это земля моих предков. Там я с самого детства полюбил украинские песни. И сейчас, когда порой одолевает усталость, и кажется, что силы иссякли, спасает украинская песня — начинаешь её петь, и вместе с первым куплетом откуда-то возвращаются силы. Конечно, сердцем я всегда стремлюсь в родные края и часто там бываю.[11]

  Ярослав Евдокимов

В поэзии[править]

  •  

Но независимой державой
Украйне быть уже пора:
И знамя вольности кровавой
Я подымаю на Петра...

  Александр Пушкин, «Полтава», 1828
  •  

Тиха украинская ночь.
Прозрачно небо. Звёзды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Сребристых тополей листы.
Луна спокойно с высоты
Над Белой-Церковью сияет
И пышных гетманов сады
И старый за̀мок озаряет.

  Александр Пушкин, «Полтава», 1828
  •  

Как умру, похороните
На Украйне милой,
Посреди широкой степи,
Выройте могилу!

  Тарас Шевченко, «Завещание», 1845
  •  

И сгинет след мой, как в пустыне,
На нашей славной Украине,
На нашей — не своей земле.
И не промолвит матерь сыну,
Не скажет горестно: «Молись,
Молись, сынок: за Украину
Его замучить собрались».

  Тарас Шевченко, «В неволе», 1840-е
  •  

В Брест-Литовске Украину
Ленин немцам уступил -
за полгода махновщина
их развеяла как пыль.

  — «Махновщина» (марш махновцев), 1919
  •  

Знаете ли вы
украинскую ночь?
Нет,
вы не знаете украинской ночи!
Здесь
небо
от дыма
становится черно́,
и герб
звездой пятиконечной вточен.

  Владимир Маяковский, «Долг Украине», 1926
  •  

О, волны золота живого!
Краса, которой нету слова,
Живого золота равнина, —
Подсолнечники Украины!

  — Ондра Лысогорский (пер. Марины Цветаевой) «На советской Украине», 1920-е

См. также[править]

Примечания[править]

Ссылки[править]