Алексей Анатольевич Навальный

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Алексе́й Анато́льевич Нава́льный (род. 4 июня 1976, Бутынь, Московская область, СССР) — российский юрист, инвест-активист, политический и общественный деятель, блогер.

18 июля 2013 года признан Ленинским районным судом Кирова виновным в хищении имущества государственной компании «Кировлес» и приговорён к пяти годам колонии общего режима[1], последствии заменёнными на условный срок. Многие назвали приговор политически мотивированным[2][3][4][5].

Алексей Навальный
Алексей Навальный в 2006 году

Цитаты[править]

  • У каждого должны быть 15 минут борьбы с режимом в день[6].
  • Но раз секретность доходит до такого идиотизма, что-то там должно быть. И мы всего лишь задаем любимый вопрос Владимира Путина «Где маржа[7]
  • Если я скажу, что моя деятельность не имеет никакого отношения к политике, то погрешу против истины[7].
  • Я ведь не просто выбегаю куда-то и кричу, что везде воры, все украли, — и так известно, что все украли. Мне нужно предъявлять доказательства, иначе иски не примут в суд[7].
  • Мне неприятно, когда я сижу на собрании акционеров «Роснефти» и какая-то бабка спрашивает Сечина и Богданчикова, «почему такие маленькие дивиденды». Не моргнув глазом они выводят диаграмму, на которой сравнивается прирост дивидендной доходности на Западе и у нас. Это издевательство! Если раньше платили копейку, а теперь две, прирост дивидендной доходности будет 100%. Вы подумайте: вице-премьер, один из влиятельнейших людей в стране, и президент компании дурят бабку на глазах у тысяч человек. «Роснефтевцы» сидят в своем секторе, ухмыляются, по залу небольшой гул, но в основном никто ничего не понимает. Ну невозможно же накалывать людей на таком примитивном уровне! Во мне просто кипит злоба и возмущение. Если уж хотят наколоть, пусть хотя бы делают это более грамотно[7].

Из рубрики «Правила жизни» журнала Esquire (2012 год)[править]

  • Эмиграция — вопрос ответственности. Кто-то считает, что это форма ответственности перед детьми: уехать, чтобы детям жилось лучше. Но мне кажется, что ответственность — это как раз сделать так, чтобы мои дети захотели остаться здесь.
  • Для борьбы с коррупцией необходимы два главных условия — политическая конкуренция и свободные СМИ. Свободных СМИ в стране практически нет. Значит, нужно пытаться создавать политическую конкуренцию.
  • Именно сейчас Россия — самая богатая за всю свою историю и самая свободная. Огромное количество денег, которое засыпает сейчас страну, дает нам шанс на грандиозные изменения, но этот шанс, видимо, уже не будет использован.
  • Главная проблема России в том, что государство превратилось в мафию — в том самом итальянском смысле этого слова, когда все повязаны друг с другом. Различие лишь в том, что в Москве нет места, где все они разом собираются.
  • Революция неизбежна. Просто потому, что большинство людей понимают, что эта система неправильна. Когда сидишь в тусовке чиновников, больше всего разговоров о том, кто все украл, почему ничего не работает и как все ужасно.
  • Все готовы жить честно. Посмотрите на Грузию. Если 20 человек — те, которые на самом верху, — начнут следовать правилам и законам, они заставят следовать правилам и законам всех остальных.
  • Я бы многое простил Путину, если бы он был русским Ли Куан Ю (сингапурский политик, первый премьер-министр Республики Сингапур, один из создателей сингапурского «экономического чуда»). Да, он установил бы тоталитарную политику, но при этом гонял бы жуликов. Но Путин не может стать русским Ли Куан Ю. Он даже не может стать русским Лукашенко.
  • Мне кажется, у Путина есть идеологическое обоснование того, что они делают. Коррумпированы все, но мы — патриоты. Мы выиграли Олимпиаду, мы поем «С чего начинается родина», и под песню «Господа офицеры» мы всегда встаем.
  • Почему-то все ждут, что я скажу: «Давайте объединяться, чтобы благоустраивать наши дворы, если государство не способно этого сделать». Но мне кажется, что сейчас нужно не заниматься благоустройством двора, а посмотреть, кто украл деньги, которые на это уже три раза были выделены. Сначала нужно наводить порядок не во дворе, а в Кремле.
  • Я за ассимиляцию, а не за депортацию. Если ты хочешь жить здесь — будь русским. Если ребенок вырос в России, зачем ему быть таджиком? Пусть в буквальном смысле становятся русскими. Ведь, приезжая в Америку, люди по большей части становятся американцами.
  • Те вещи, которые я не могу контролировать, я предпочитаю игнорировать.
  • Если Ходорковский завтра выйдет на свободу, ничего не изменится. Но этот режим не любит новых неконтролируемых факторов и очень боится показать свою слабость. Поэтому Ходорковский будет сидеть пожизненно. Пожизненно — это либо пока не прекратится жизнь Ходорковского, либо пока не прекратится жизнь этого режима.
  • Жизнь страны можно полностью изменить за пять лет.
  • Россия в будущем, я надеюсь, будет похожа на большую, иррациональную, метафизическую Канаду.[8]

Из книги «Алексей Навальный. Гроза жуликов и воров»[править]

  • Я всегда читал газеты. В семье выписывали «Известия», ещё что-то, а когда начались нормальные газеты, мы выписывали «Московский комсомолец», «Аргументы и факты». Я всегда знал, кто у нас какой министр, кто замминистра и всегда влезал в политическую дискуссию, у меня всегда были политические взгляды. Многие свои тогдашние взгляды я сейчас считаю наивными, но они у меня были. Не понимаю, как можно не знать, каких ты политических взглядов. Когда человек мне говорит, что не интересуется политикой, я считаю его просто глупым. Или это отговорка, чтобы плыть по течению, чтобы объяснить свою лень или подлость.
  • Союз должен был развалиться, большинству людей он казался обузой. Было бы прекрасно, если бы у нас была такая страна, но к тому времени это было уже нежизнеспособное образование. Было огромное число негативных последствий: русские — крупнейший разделенный народ Европы; в республиках произошли гражданские войны. Но это было логично с исторической точки зрения. Его развалили не демократы, а коммунисты, комсомольцы, ГКЧП. Сейчас стало модно говорить, какая это ужасная «главная геополитическая катастрофа двадцатого века». Но все республики голосовали за независимость. Я прекрасно помню, какие жаркие споры были с родственниками на Украине. Они говорили: вот отделимся, вам нечего будет жрать. Потом, правда, оказалось, что это им скорее жрать нечего. Августовский путч и декабрьские Беловежские соглашения для меня тогда не выделялись из ряда событий, которые происходили. Ведь Союза уже все равно не было. Один фонтан «Дружба народов» на ВДНХ. Так он и до сих пор стоит. Конечно, было бы замечательно, если бы сейчас мы жили в единой стране с Украиной и Белоруссией, но я думаю, что рано или поздно это все равно случится: общее культурное и языковое пространство сохранилось, и оно будет существовать в обозримом будущем. Русская культура — это единственное, что по-настоящему объединяло ту страну и продолжает объединять Российскую Федерацию. Почему сейчас разговоры, что Кавказ может отделиться, настолько реальны? Потому что там русских нет. Его ничего и не держит.
  • Первым, кто заявил, что мы не готовы к свободным выборам и что наши люди выберут не того, был Чубайс. Он об этом сказал в интервью New York Times. Под этим соусом сделали очень много, начиная с фальсификации выборов Ельцина в 1996-м. Всё это чушь. Да, есть некий продвинутый образованный класс, на котором лежит большая ответственность — тянуть всех остальных. Если кто-то валяется пьяный, ты за него несёшь ответственность. Это не он быдло, а тебе повезло в жизни, и ты обязан сделать так, чтобы он тоже перестал быть быдлом. И к власти должны прийти люди, которые будут этим руководствоваться. Не бабки зарабатывать и не охранять свою власть, а делать то, что им положено по инструкции. Общество от них ждёт именно этого. Но у всех людей — и у пьяницы из Рязани, и у сотрудника телевидения из Москвы — система ценностей одинаковая. Каждый понимает, что коррупция — это плохо, а некоррупция — хорошо. Преступление — плохо, а соблюдение закона — хорошо. Не нужно обманывать друг друга, что есть быдло, а есть элита. Просто для людей, которые сидят вон там, это повод обманывать себя и общество и на этом основании решать за других.
  • Я уверен, что партийный способ существования оппозиции себя изжил. Создавать партию ленинского типа, рязанское отделение, тульское отделение, — все это чудовищно дорого и неэффективно. Кроме того, весь смысл сегодняшнего существования партий в России в их традиционном виде только в том, чтобы зарегистрироваться в Минюсте, получить бумажку от Суркова, а потом участвовать в выборах на условиях: захотят — допустят, не захотят — не допустят. Это не является настоящей политикой и это не является настоящей оппозицией. Настоящая политика — это говорить то, что ты действительно думаешь, заниматься общественной и политической деятельностью, не спрашивая ни у кого разрешения. Я реализую те проекты, которые направлены на некоторое общественное благо, и мне наплевать, что о них думают Сурков, Костин и Путин. Кто больший политик — Чирикова или все эти экологи из «Яблока», которые неизвестно где существуют? Да они никто! А Чирикова — политик, который сумел навязать свою повестку дня. Я не склонен переоценивать количество своих сторонников, но они у меня есть, в отличие от некоторых людей, которые зарегистрировались в Минюсте и всем рассказывают, что они политики, потому что у них есть бумажка, их зовут на ТВ-Центр и в программу Соловьёва. Меня по телевизору не показывают, и я действую так, словно никакого телевизора не существует. Политик — это человек, который совершает те действия, которые считает правильными, а не то, что ему написано и очерчено кем-то ещё.
  • Я не против того, чтобы к нам кто-то приезжал. Но они должны вести себя в соответствии с общепринятыми нормами. Когда мы едем в Объединённые Арабские Эмираты, нам говорят, что не нужно куда-то ходить в шортах, женщинам не нужно ходить в открытой одежде, не надо употреблять на публике алкоголь. И мы этого не делаем. А у нас нормально не танцевать лезгинку на Манежной площади. И задирать женщин на улицах нельзя. У нас своих хамов и хулиганов достаточно. Они видят женщину в юбке и без косынки и считают, что имеют право её оскорблять. У меня есть жена и дочь, поэтому таким гражданам России я говорю: «Уматывайте к себе домой!» Мне всё равно, какой у них паспорт. Если мы поедем в Грозный, хотим мы того или нет, нам придётся соблюдать их правила и традиции. Я хочу, чтобы и здесь они соблюдали наши правила и традиции. Поэтому дело не в национальности. Если тот же чеченец вырастет в Москве и закончит московскую школу, он будет обычным москвичом, и ему в голову не придёт делать все эти вещи. Про азиатов же я вообще ничего не говорю, потому что с ними нет никаких проблем в Москве.
  • Современный националист достаточно сильно отличается от того, что принято называть этим словом. Особенно сильно он отличается от того, что называют русским националистом иностранные журналисты или какие-то наши замшелые либералы. Они скорее под этим понимают некоего бытового ксенофоба. То есть обычного гражданина, который всех обзывает «чурками», но которому на самом деле все по фигу, он не является никаким националистом, а просто естественным образом реагирует на внешний раздражитель. Националист — это настоящий патриот, который ставит интересы страны и нации выше своих интересов. Который не видит ничего ужасного, пугающего и табуированного в национальных темах. Это европейски ориентированный человек. Русский национализм — это идеология, близкая к европейскому мейнстриму куда больше, чем принято думать. Он ближе к нему, чем русского формата либерализм, все это правое дело. У него, может быть, есть какие-то изоляционистские позиции, но такие позиции есть у половины партий Великобритании или Швейцарии. В этом нет ничего пугающего.
  • В Италии, например, происходило слияние мафии и высшего руководства. Но по сравнению с нами они отдыхают. Там она сплеталась с губернаторами, чиновниками, другие же на неё наступали, шла фактически война. У нас никакой войны нет, потому что мафия является основой и сущностью режима. Коррупция в России полностью разрешена, но это лицензируемый вид деятельности. Ты должен получить лицензию, платить за нее — и пожалуйста, воруй. Более того, эти люди не считают, что они воруют. Они делают такой cash-кулак. Когда какие-то экстремисты начнут «раскачивать лодку», у них будет резерв, чтобы содержать верные им войска. По такому же принципу действовал Каддафи. А поскольку они себя отождествляют с государством, то они почти искренне верят, что их возможные проблемы — это проблемы государства. Если завтра составить список на двадцати страницах, в который включить всех этих людей — «чёрных кассиров», милиционеров, прокуроров, фсбэшников, судей, высшее руководство, всю эту шайку — и посадить или отправить в Абхазию, ничего страшного в стране не случится. Никакого кризиса управления не будет. Горячая вода не отключится и заводы не рассыплются. Примеры современная история знает — Гонконг, Грузия. Но они не могут осудить сами себя.
  • Все понимают, что такое хорошо, а что такое плохо. И большинство людей будет с удовольствием жить честно. Но ключевой вопрос здесь это политическая верхушка. Первые двадцать человек. Если они живут по закону, они могут заставить и всех остальных так жить. А если основа их деятельности — это коррупция, то, конечно, остальных никакими методами не заставишь быть честными.
  • У нас все боятся, причем непонятно, чего боятся. Ну кто тебя накажет, если ты будешь писать жалобы? Все эти страхи — они в основном выдуманные. Мы боимся собственного страха. Каких-то фантомов. Мне кажется, я это показываю своей деятельностью. Вот мои орудия труда — компьютер, Интернет, какие-то юридические знания. Каждый может это делать, и многие делают и не боятся. Просто мы их не видим. Так получилось, что я стал известен и по сравнению с ними нахожусь даже в более выигрышном положении. Это не так уж и опасно. Быть журналистом, который занимается Северным Кавказом, намного более опасно. Конечно, у меня нет горячего желания, чтобы мне дали по голове. Я возвращаюсь домой поздно и каждый раз, когда захожу в подъезд, я не боюсь, но испытываю неприятные ощущения. И моя жена это испытывает. За мной раньше ездила машина. Сейчас я ее не замечаю. К этому вряд ли можно привыкнуть. Пули над головой, конечно, не свистят, но все эти комментарии — ты молодец, но тебя скоро убьют. Проблема в том, что их читают моя мать, моя жена. Это несет дискомфорт. Они переживают. Когда-то мы это обсуждали. Но потом я запретил — какой смысл толочь воду в ступе. Это контролировать нельзя. Если я хочу это минимизировать, я должен все бросить. А я ничего не брошу. Я не понимаю, как можно по-другому. У нас распространен такой конспирологический подход, что никто ничего не делает просто так. Это наследие циничной политики 1990-х, когда политика была продажная, пиар был продажный, средства массовой информации были продажными, все продавалось и покупалось.
  • Я понимаю, что ненависть как мотив, наверное, звучит не очень, но все равно 80 % моей мотивации — это ненависть. Иначе я бы не смог этим так долго заниматься. Тема «с холодной головой» здесь не работает. Я их ненавижу всеми фибрами души, персонально и лично. И поэтому меня не надо заставлять быть изобретательным. Когда мне лень что-то делать, я подумаю об этих харях, которые сидят в президиуме, и лень пропадает. Вроде понимаешь, что все равно проиграешь и потратишь кучу времени и денег, вместо того чтобы поработать на какого-то клиента. Но я сразу вспоминаю эти ухмыляющиеся рожи, которые приезжают с мигалками, которые на самом деле никто и ничто, но они считают, что схватили бога за бороду, что они хозяева страны и говорят от имени государственных интересов. При этом все понимают, что это обычное ворьё, причем довольно глупое ворьё. В результате случайностей, совпадений, круговой поруки они стали людьми, которые решают вопросы. Они на каждый украденный рубль еще разбазаривают пять. Именно с ними я веду войну. Так что, во-первых, меня мотивирует ненависть, а во-вторых, вера. Я верю, что рано или поздно их накажу. Я смогу этого добиться. Причем не когда мне будет 100 лет, а в обозримом будущем. Кушать спокойно не могу, когда про них думаю. Когда я нанимаю людей, они, разумеется, профессионалы, но тем, чем я занимаюсь, невозможно заниматься без эмоциональной вовлеченности. Грамотные юристы, которые знают Арбитражный кодекс и все отрасли права, но при этом им все равно, за кого судиться, хоть за меня, хоть за Путина, мне не нужны, они не смогут нормально работать. И я с ними работать не смогу. Мне не интересно работать с людьми, которые не разделяют мои взгляды и отношение к этой власти. Я работаю с людьми, которые тоже считают, что их ограбили и всех ограбили.
  • Мне было очень любопытно изнутри изучить, как работает наша власть. Посмотреть взаимосвязи между региональными и федеральными органами, между региональными и муниципальными, как осуществляется коммуникация, где формируется запрос на те или иные решения. Как оно все устроено. В общем, увидеть собственными глазами, на самом ли деле оно так, как про это говорят. Действительно ли никто ничего не делает и все воруют. Очень скоро оказалось, что вот как люди про это думают, именно так оно и есть. Нельзя сказать, что чиновники ничего не делают — они ходят каждый день на работу. Просто большинство вещей, которыми занимается власть, совершенно бессмысленны. 90 % времени они сидят на совещаниях. Причем эти совещания никому не нужны. Самая большая проблема нашей власти, которую я увидел, или самая большая проблема населения, смотря с какой стороны посмотреть, — это то, что она бесполезна. Главный вывод, который я сделал: если в понедельник всех, кто пришел на работу в здание администрации Кировской области, забрали бы на Луну или они бы испарились, то в течение довольно долгого времени этого бы никто не заметил. Никто не стал бы жить хуже, наоборот, стало бы даже лучше. По-прежнему бы открывались школы и магазины, поступала бы горячая вода, все бы прекрасно работало без них. Это такая самозанятость.
  • Я понимаю, что в нашей стране и у наших людей нет особых традиций самоуправления. Это, кстати, самый распространенный аргумент тех, кто говорит, что это не нужно или не получится. Да, это правда, опыт небольшой. Но разве это причина, чтобы ничего не делать? Мы живем не в семнадцатом веке, когда Рязань казалась другой планетой и непонятно было, как ею управлять. Есть опыт других стран, он доступен, результаты понятны. Не надо мерить людей по себе. Если вам в Москве все равно, что происходит в деревне на Урале, то людям, которые живут в этой деревне, не все равно. И они точно знают, как им лучше. Возьмем нашумевшую историю в Сагре, когда из деревни выгнали цыгана, который торговал наркотиками, а потом туда приехала целая банда кавказцев и устроила бойню. Если бы у них был свой шериф, то до этого бы просто не дошло. А теперь жители, которые не получили помощи от милиции и встали на защиту своих семей, обвиняются в преступлении. Это очевидные вещи, я всегда был их сторонником, а в Кировской области получил хорошую возможность убедиться, что люди этого хотят и сами прекрасно справятся. У нас и при царизме, и при советской власти было, и сейчас никуда не делось такое отношение: есть государство, еще есть какая-то большая власть, а все остальные — это крепостные, которые живут для этого государства и для этой власти. О какой модернизации можно говорить, когда мы в самых основных вопросах живем по понятиям, которые устарели 100 лет назад. Все должно быть наоборот. Власть должна быть для людей, а там, где это возможно, то есть практически везде, сами люди и должны быть властью.
  • Самым неприятным открытием в Йеле для меня было то, что Россия, что называется, out of agenda. Её там никто не обсуждает. Вообще никто. Это очень важно понять каждому. В повестке — Бразилия, Индия, Китай, Индонезия, Корея. Есть, конечно, люди, которым это интересно, такие старенькие дедушки-кремленологи, но они уже вымирают. Никто не учит русский язык. На факультетах славистики никого нет. И это крайне печально, потому что изучают то, что интересно и потенциально может принести выгоды или проблемы. Россия выпала из числа подобных стран. Когда я участвовал в Йеле во внешнеполитических дебатах, слово «Россия» за все время употребили раза три за два часа. И то, они скорее говорили про Советский Союз, а не про Россию. Вопросы внешней политики в Америке интересуют 1 % населения. А тех, кто из этого процента интересуются Россией, наверное, исчезающе малое число. С Россией никто не борется, с ней всем всё понятно. Нам до сих пор кажется, что кто-то против нас строит козни. Это не так. Нужно отдавать себе отчет, что эта война давно проиграна. Да, у нас есть место в Совете безопасности и куча ядерных зарядов, что дает нам ещё какой-то вес, но это всего лишь дань прошлому. Даже наше первое место по добыче нефти не имеет никакого значения, потому что всем понятно: что бы ни случилось с Россией, она будет продавать нефть и газ ровно так же, как и сейчас. Никого этим мы шантажировать не можем, потому что заинтересованы в своих нефти и газе больше, чем их покупатели. Без них у нас все сразу грохнется. Если мы посмотрим на времена, когда разваливался Советский Союз, мы по ВВП превосходили Китай примерно на 30 %, а сейчас отстаем в несколько раз. Для американцев абсолютно понятно, что происходит в России. Им абсолютно понятно, каким образом контролировать российские элиты: через их родственников и их деньги, размещенные в Европе, в США, в Великобритании.
  • Я считаю, что эмиграция — это капитуляция. Нужно быть бойцами. Мы несём ответственность за тех, кто не может уехать. Мы должны не бросить всё, а сделать так, чтобы все остальные жили нормально. Это наша обязанность. Да, жизнь одна, но она не для того, чтобы провести её с комфортом в другой стране, а для того, чтобы изменить свою собственную, чтобы тебе и всем остальным было комфортно именно здесь. Со мной, наверное, многие не согласятся, но мы не имеем права этого не делать.
  • Есть проблема завышенных ожиданий: я стал таким человеком, который придет и все поправит. Многие ждут каких-то моментальных успехов, но заблуждаться не надо. Чем выше ожидания, тем выше падать. Я отдаю себе в этом отчет, поэтому заявлять о каких-то проектах, которые не смогу потянуть, не буду и не хочу. А у людей это рождает нетерпеливость — чего ты сидишь, давай немедленно сделай то, сделай это! Давай немедленно баллотируйся в президенты! Организовывай свою партию! Вот выборы в декабре, на прошлой неделе занялся бы партией, уже бы к понедельнику собрал! Не нужно на это вестись. Не нужно никуда бежать. Да, в последнее время я получаю достаточно много поддержки, люди пишут, но именно потому, что я не хочу их разочаровать, я не обещаю того, чего не могу. Чтобы что-то сделать, нужно выбрать правильный формат. Все зависит от подхода. Сложилась такая ситуация: что ни заяви, сразу 700 человек — да, поддерживаем! Но дело в том, что ответственность все равно будет лежать персонально на мне.
  • Сталин и Гитлер — главные палачи русского народа. Роль Сталина крайне негативна. Но суд над ним не нужен. Люди должны быть образованными и учить историю, читать мемуары Жукова, «Архипелаг ГУЛАГ», и им не придётся изживать тоталитарное сознание. Те, кто хотят разобраться, посмотрят и увидят, что там, где Сталина не было, индустриализация прошла не хуже, только при этом никого не гноили. Говорить, что мы не сможем что-то сделать, пока что-то не осмыслим или не переосмыслим, — пустая трата времени. Осмыслять нужно то, что происходит сейчас, кто такой Путин и какова его роль. Если кто-то хочет заниматься десталинизацией, пусть занимаются, это их право. Мне это не интересно. Нужно не бороться, а просвещать. Нация не может и не должна жить в режиме самоуничижения. Люди хотят гордиться страной. Мы-то за что должны каяться? Вот я поддерживал расстрел Верховного Совета, я за это и каюсь.
  • Я сторонник возможного и полезного. Эволюция лучше революции. Но если завтра люди решат, что не могут больше терпеть, выйдут на улицы и потребуют свободных выборов, я в них буду обязательно участвовать и буду претендовать на лидерские позиции. Но будет конкуренция, все повылезают и тоже захотят возглавить. Тогда я буду заниматься политикой в ее традиционном понимании — что-то создавать и участвовать в выборах, писать законопроекты и предлагать программы. Но для этого ведь я всё сейчас и делаю.[9]

Из интервью «Разговор писателя Григория Чхартишвили с политиком Алексеем Навальным»[править]

  • Людей второго сорта не бывает, а если кто-то так считает, то он опасный лунатик, которого нужно перевоспитывать, лечить или изолировать от общества. Ни о каком ограничении прав граждан по этническому принципу речи идти не может в принципе.
  • Источник власти в национальном государстве — нация, граждане страны, а не сословная элита, выдвигающая лозунги захвата полмира и глобального доминирования и, под этим соусом грабящая население, марширующее в сторону Индийского океана. Государство нам нужно для обеспечения комфортного и достойного проживания граждан этого государства, защиты их интересов, индивидуальных и коллективных. Национальное государство — это европейский путь развития России, наш милый уютный, при этом крепкий и надёжный, европейский домик.
  • Для Путина и кремлежуликов задача выставления «пробудившегося гражданского общества» кучкой сварливых алчных сумасшедших — вопрос #1 в деле политического выживания.
  • Главным лозунгом всех реформ на данный момент необходимо считать: «Не врать и не воровать». Демонтаж существующей коррупционной, авторитарной, бессмысленной и неэффективной модели — дело не одного дня или года. Но у меня нет сомнений, что если у нас в стране будет 20, а лучше 50 высших представителей власти, которые будут руководствоваться этим принципом, то изменения будут быстрыми и весьма заметными.
  • Ельцин использовал эту конституцию, чтобы узурпировать власть и использовать в целях комфортного существования себя и своей семьи. Сейчас то же самое делает Путин, сказочно обогащая преданные кланы. Федеральный центр и прежде всего президент должны властью поделиться, перераспределив ее туда, где люди живут — в города и населенные пункты.
  • Местная власть должна принимать ключевые решения повседневной жизни. Не вижу ни малейшей проблемы в том, что правила местной жизни будут значительно отличаться в Москве и Владивостоке. В Махачкале будут штрафовать загорающих топлесс, в Екатеринбурге запретят парковаться по левой стороне улиц, а в Нижнем Тагиле — продавать водку в черте города.
  • Миф о Сталине — это миф о железном порядке, наведенном железной рукой. Для его развенчания кто-то другой должен навести порядок безо всякой железной руки, то есть просто по закону.
  • Не вижу никакого смысла во всей этой «десталинизации» и т. д. Не понимаю, что это означает в формате государственной политики. Хочешь «десталинизации» — дай почитать своему ребенку-школьнику «Архипелаг ГУЛАГ», если ему лень читать «Архипелаг», то пусть почитает статью «сталинские репрессии» в Википедии, там все коротко, понятно, объективно и со ссылками.
  • Не нужно путать СССР и наше представление об СССР, складывающееся из счастливых моментов детства/молодости/юности, а также передачи Леонида Парфенова «Намедни. Наше время», намешанных на песнях Аллы Пугачевой. Величие СССР было основано на самоотречении и подвиге его граждан, живших в бедности. Мы строили космические ракеты и передавали друг другу легенды о магазинах, где есть сорок сортов колбасы без очереди.
  • Я, к своему стыду, типичный постсоветский верующий — посты соблюдаю, на церкви крещусь, но в церкви бываю достаточно редко. Когда мои друзья, подсмеивающиеся над моим очередным «мне овощной салат — сейчас пост», пытаются меня «потроллить» и требуют, чтобы я объяснил, чему именно посвящен тот или иной пост, то они достаточно быстро ставят меня в тупик и дразнят «липовым православным, не знакомым с матчастью».
  • Любопытно, что почти везде главным посредником между диктатором и протестующими была Церковь. Возможно ли это сейчас у нас? Вряд ли. Но я бы очень хотел, чтобы РПЦ заняла такое положение в обществе, чтобы все конфликтующие искали и принимали ее посредничество.[10]

Из статьи «Борьба с коррупцией и есть моя экономическая программа»[править]

  • Борьба с коррупцией — главная и фактически единственная структурная реформа, которую можно начинать хоть завтра и которая является ключевым условием для старта других реформ. Для этой реформы не нужно ничего, кроме политической воли. Она не требует больших денег. Она популярна у населения. Это та сфера, где 20 % усилий принесут 80 % результата. Честное государство будет тем первым и главным достижением, которое проложит дорогу для решения остальных основных проблем России — и социальных, и экономических, и проблем безопасности.
  • Коррупция в России охватила все сферы жизни. Она неприемлемо высока для такой богатой и образованной страны — в странах, сравнимых с нами по уровню развития, коррупция гораздо ниже. Она ниже во многих странах, которые беднее нас. В рейтингах коррупции мы соседствуем с Нигерией и Угандой. Примечательно, что коррупция не снижалась все те годы, когда российская экономика росла, и в те периоды, когда она становилась главным объектом политического воздействия со стороны власти.
  • Коррупция — это не абстракция. Она в буквальном смысле залезает в карман каждого из нас. Взятки за согласование проектов, выделение земли, подключение к электричеству и газу делают квадратный метр жилья недоступным даже для людей с высокими зарплатами. Коррупционная прибавка к себестоимости, исчисляемая десятками процентов, есть в купленной вами куртке, и в пакете молока, и в мешке картошки. А раздувающаяся как пузырь смета Олимпиады стоит нам так, как если бы с нас сняли пальто в подворотне. Таких примеров десятки и сотни. Коррупция — причина политической нестабильности. Она порождает оскорбительное поведение политиков и чиновников и создает ощущение несправедливости в обществе. Типичный случай из практики «Роспила»: вуз не может оплатить недорогую противопожарную сигнализацию, но его ректор покупает «Лексус» в люксовой комплектации. Это ведет к обострению политической риторики и радикализации политической борьбы, что в конце концов приведет к коллапсу политических институтов. Демонстративная коррупция в республиках Кавказа лучше любых исламистов рекрутирует боевиков для идущей там гражданской войны. Я считаю, что лозунги о возможности стабильного развития коррумпированного государства — это самый опасный политический обман. Коррупция — причина неравенства и доходов, и возможностей. В путинской России миллиардерами людей делает не талант и трудолюбие, а членство в правильном дачном кооперативе. Социальный лифт привозит к успеху только 22-летнюю дочку губернатора Свердловской области. Уже в таком юном возрасте она «создает» компании, инвестирующие десятки миллионов долларов. Сыновья мэров — самые удачливые девелоперы. Коррупция отравляет и уродует общество, мешает нормальным отношениям между людьми. Граждане не доверяют друг другу и не верят в то, что можно зарабатывать деньги честно, считают, что только связи могут помочь сделать карьеру. Всё это под видом «жизненной мудрости» навязывается подрастающему поколению. Отвратительное «везде воруют, такой уж мы народ» становится символом национальной обреченности.
  • Сколько бы Кремль ни предлагал стостраничных программ структурных реформ, ни одна из них не будет реализована по причине того, что вся система власти искривлена беззаконием и коррупцией. В нынешней власти нет и не может быть группы единомышленников, объединенных идеей реформы институтов, а не немедленной закупки арбидола на 100 лет вперед или строительства самого дорогого стадиона в мире. Борьба с коррупцией — не единственное, но совершенно необходимое условие любых структурных реформ в России.
  • Главное условие успеха — отсутствие неприкасаемых на любых уровнях власти и неотвратимость наказания. Знаменитые слова премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю о том, что для победы над коррупцией нужно не жалеть сажать в тюрьму провинившихся друзей и родственников, должны восприниматься не как анекдот, а стать практикой государственного управления
  • Честное государство помогает решить и проблему «ресурсного проклятия». Чистым от коррупции государствам — Австралии, Канаде, Норвегии, Чили — природные богатства помогают развиваться. А коррумпированным — мешают. Значит, дело не в самих ресурсах, а в коррупции. Сейчас все усилия корпорации жуликов и воров, находящихся у власти, направлены на извлечение ресурсного дохода и личного обогащения. Но страна при этом не развивается. Это и есть «ресурсное проклятие»: властной элите — ресурсы, остальным гражданам — проклятие.
  • Общественный стереотип, поощряемый властью, заключается в том, что «не врать и не воровать» — это романтика. Наивный и примитивный подход. Давайте, мол, лучше без розовых иллюзий, а лучше подумаем о ставке НДС. Это не так. «Не врать и не воровать» — рациональный и прагматический выбор, это кратчайший путь к национальному успеху.[11]

Из статьи «Уличное дело Алексея Навального»[править]

  • У власти существует три способа решения всех проблем: во-первых — телевидение, которое расскажет, как все прекрасно в стране и никакие перемены не нужны; во-вторых — милиция, которая арестует, запугает, проведет обыски, а в-третьих — это механизм подкупа: недовольным раздают должности и деньги. В последнее время первый и последний способы перестали работать. На Кавказ отправляют огромные деньги, а там все равно идет гражданская война. Во Владивосток вложили 660 миллиардов рублей — и всё равно все недовольны. Невозможно всех купить, всем артистам устроить корпоративы, писателям — издать книги, а политологам — организовать фонды. И попытка задавить всех тупой телепропагандой также не получилась. Поэтому они и задействовали репрессии.
  • Власть действует постепенно, пытаясь выработать у людей своего рода толерантность к репрессиям: сначала обыски, потом одного арестовали, троих, одиннадцать, возбуждаются абсурдные уголовные дела. Теперь выяснилось, что человека пытали. Они как будто пытаются нащупать барьер, после которого народ уже точно высыпет на улицы в негодовании.
  • Нужно добиваться своего, а не терзать себя бесконечными сомнениями. Власть-то не сомневается — она защищает свое право воровать без особых раздумий. Но я лично смотрю на ситуацию с оптимизмом. Я занимаюсь политической деятельностью с 2000 года, и были гораздо более безрадостные времена. Сейчас у нас есть все средства донесения нашего мнения до людей, стало проще собирать деньги, люди сами осуществляют финансирование, и не нужно искать помощи у олигархов и бизнесменов. И то, что у нас не все получилось сейчас, — это лишь этап борьбы. Глупо ожидать, что люди, имеющие под рукой 2 миллиона полицейских, полмиллиона эфэсбэшников, административный ресурс из органов исполнительной власти по всей стране, телевидение и миллиарды долларов, так просто сдадутся. Власть обречена, она сжирает саму себя и страну, но эти люди будут еще долго сопротивляться. Приход к власти человека с такими взглядами, как у меня, означает, что они потеряют свои миллиарды и свою свободу. Страна по-прежнему получает колоссальные доходы от сырьевого экспорта — и эти деньги они не хотят отдавать никому. Это конкретные цифры со множеством нолей на счетах в швейцарских банках, которые охраняют милиция, пресса, Первый канал…
  • Переговоры, в которых участвуют все эти представители системных партий, — ежедневная капитуляция. Они говорят: «Дайте нам денег для участия в выборах в такое-то муниципальное собрание. Мы половину этих денег украдем и получим свой 1 %». Мне неинтересны эти деньги, мне неинтересна симуляция политической системы. Я борюсь за другое: я хочу, чтобы мои дети получали то образование, которое может позволить себе страна с таким объемом бюджета. Чтобы я из Марьино не ехал два часа в пробке на машине, хотя у нас достаточно денег, чтобы перестроить всю дорожную систему и сделать нормальные развязки. Я борюсь за качественное здравоохранение. У нас милиционеров больше, чем в большинстве стран мира, а по количеству убийств мы на уровне Зимбабве. Мне не нужны их наворованные миллиарды — мне нужно нормальное качество жизни для людей. Это моя искренняя мотивация. И если все это будет работать, я прекрасно себе буду обычным адвокатом, который хорошо зарабатывает на жизнь и не ходит ни на какие митинги.[12]

Из интервью изданию "Slon.ru", данного во время домашнего ареста (09.10.2014)[править]

  •  

Мне сейчас 38 лет, и доживать, видимо, я буду здесь. Здесь живут мои дети, моя жена. И сто сорок миллионов человек еще вместе с нами[13].

  •  

Я убежден, что направление, в котором движет страну Путин, само так или иначе покончит с его режимом. Весь вопрос во времени. Это может случиться быстрее от падения на Путина рояля, медленнее по причине его старости или по причине революции[13].

  •  

Для них [государственного телевидения и депутатов от Единой России] я был нациком, когда говорил о правах русских в Казахстане, когда говорил, что русских продали за газ в Туркмении, где их просто превратили в бессловесных скотов. Когда я говорил, что в Чечне раньше жило 400 тысяч русских, а сейчас – ноль, значит, я был фашистом и нациком. А сейчас все эти жулики, клеймившие меня за употребление слова «русский», стали великими защитниками национальных интересов.[13].

  •  

Задача русского националиста – заботиться об этих людях. Какая к черту Украина? Поезжайте, посмотрите Смоленскую область! Вот где надо народ спасать[13].

  •  

Я считаю, что русский народ абсолютно ничем не хуже других и вполне созревшим до демократии и готовым демократическим путем разрешать в том числе вопросы войны и мира[13].

Из интервью изданию «Эхо Москвы», данного во время домашнего ареста (15.10.2014)[править]

  •  

Люди же не мыслят монолитно, любой из нас, если мы сейчас начнем сегментировать наши политические взгляды, мы в каждом из нас обнаружим дурацкое выражение «латентный электорат Путина», но, тем не менее, по какой-то системе взглядов и вы, и я, мы что-то найдем вместе с чем с Путиным совпадем на 146 %. В этом нет ничего страшного. Мы не пытаемся здесь разделить, построить вообще черно-белый мир. Мы говорим, что безусловно, оттенки достаточно очевидны. Нынешний режим ведет страну в неправильном направлении. Но говорить о том, что к протестному движению относятся только те, у которых нет ни малейшей симпатии к Путину, это мне кажется неправильно[14].

  •  

Совершенно бессмысленно отрицать, что в первые годы своего президентства Путин сделал правильные вещи. Например, налоговая реформа. Может быть, ее готовили до этого, но Путин ее реализовал. Была начата административная реформа. Я с самого начала с 1999 года относил себя к людям, которые являются противниками Путина, принципиальными противниками. Но глупо отрицать, что были сделаны правильные вещи какие-то[14].

  •  

Я тоже считаю, что России подходит, скорее, парламентская республика. В чистом виде очень мало стран, которые или парламентские, или президентские. Понятно, что это будет смешанная система. Мне кажется, что принципиально важным вопрос федерации или унитарного государства — фактически. Вы совершенно верно сказали, что мы можем сколько угодно в Конституции написать, что у нас федерация — у нас унитарная страна, где все управляется из Москвы, все налоги из регионов вытаскиваются в Москву…[14]

  •  

Путин, безусловно, является выдающимся политическим деятелем и он достиг большого умения в области манипулирования общественным сознанием. Но это глупо было бы отрицать[14].

  •  

Я потратил очень много времени на то, чтобы построить какие-то мосты между националистами и либералами и то, что зарождающееся национал-демократическое движение сейчас как-то в связи с украинскими событиями превратилось в просоветское движение и националисты стали просто советскими патриотами, смешными образца 1991 года. В связи с этим есть определенная досада[14].

  •  

У меня большое количество союзников. Любые люди, которые декларируют правильные вещи и в первую очередь база — европейский путь развития России, они мои союзники. Даже, несмотря на то, что я их очень много критикую или могу критиковать. И здесь и Ходорковский, и Прохоров, и «Яблоко», и националисты, левые, правые. Все, кто угодно[14].

  •  

Я вообще не вижу разницы между русскими и украинцами. Для меня вообще никакой разницы: одни и те же люди. Я думаю, что такая точка зрения вызовет какое-то чудовищное возмущение на Украине, для которых принципиальным образом доказать, что мы разные народы. Я не вижу разницы между русскими и украинцами вообще никакой[14].

  •  

Я считаю, что, несмотря на то, что Крым был захвачен с вопиющим нарушением всех международных норм, тем не менее реалии таковы, что Крым сейчас является частью РФ. И давайте не будем обманывать себя. И украинцам я сильно советую тоже не обманывать себя. Он останется частью России и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины[14].

  •  

Крым — это бутерброд с колбасой, что ли, чтобы его туда-сюда возвращать? Вот я не считаю…[14]

  •  

Коррупционеры, чиновники, присосавшиеся к бюджетам здравоохранения на всех уровнях, они убивают детей. Ежедневно, ежегодно в сто раз больше, чем спасают все вместе взятые благотворительности[15].

Последнее слово по делу Ив-Роше (19.12.2014)[править]

  •  

Сколько раз в своей жизни человек, который не занимается ничем противозаконным, может произнести последнее слово? За последние полтора года это мое шестое или десятое последнее слово. Как будто наступают последние дни[16].

  •  

Вы все — судьи, прокуроры, потерпевшие — в разговорах со мной смотрите в стол. Все мне говорят «Алексей Анатольевич, ну вы же все понимаете». Я все понимаю, понимаю, что вы сейчас не вскочите или представитель «Ив Роше» встанет и скажет: «Вы меня убедили». Нет, я понимаю, что люди иначе устроены. Никто семье не скажет: «Я сегодня посадил заведомо невиновного, и мне с этим жить». Я понимаю, что будет звучать «Вы же все понимаете» или «Ну, а чего он на Путина…[16]».

  •  

Мои слова касаются тех, кто делает подлости или игнорирует происходящее. Мои слова — для того, чтобы вы признали, что не надо терпеть вранье обо всем. Мне говорят, что интересы русских в Туркмении — их не существует, а за интересы русских на Украине надо начать войну. Мне говорят, что в «Газпроме» не воруют. Я приношу документы, мне говорят — этого всего нет. Я говорю, что мы готовы прийти на выборы и вас победить, делаем партию. А нас не пускают на выборы и говорят: «А мы победили[16]».

  •  

Я никогда не соглашусь с той системой, которая выстроена сейчас в стране. У нас существует в буквальном смысле хунта. Существует 20 человек, у которых все, и тысяча человек, обслуживающих хунту. Я не остановлюсь с борьбой с хунтой. Я буду баламутить[17].

  •  

Чем больше человек приносит вранья, тем с большим враньем он сталкивается. Вранье стало сутью государства[16]».

  •  

Я не успел оглянуться — мне уже сорок. Скоро внуки. Не успеем оглянуться — мы в постели, на нас смотрят и думают: «Скорей бы он освободил жилплощадь». Мы можем гордиться только моментами, когда мы можем честно смотреть в глаза друг другу, когда мы делаем что-то достойное[16]».

  •  

Нас, вас — грабят каждый день. Я этого терпеть не буду. Буду стоять столько, сколько нужно — здесь, у клетки или внутри нее[16].

  •  

Я благодарю всех за поддержку, призываю жить не по лжи. Изолируют меня, посадят — придет другой. Ничего уникального я не делал[16]».

  •  

Нет приговора, он не написан и не существует. Юристы понимают насколько это звучит безумно: ведь без приговора даже в СИЗО не принимают. Невозможно это — надеть на человека наручники и не дать ему текст приговора. Исключено азами уголовного права. Но не в этом случае[18]. — Про приговор по делу «Ив Роше», 30.12.2014.

2015 год[править]

  •  

У Путина лишь один амбициозный план: умереть в своей постели, побывав пожизненным президентом России[19].

  •  

Ввод визовых и финансовых ограничений для олигархов ударил бы по режиму Путина сильнее, чем беспилотники. Нужно вводить персональные санкции не против 12 человек, а против партии войны, против тысячи человек. Это повысит для них издержки от сотрудничества с Путиным и, возможно, будет способствовать расколу элит[20].

  •  

Даже люди демократических убеждений на самом деле не верят в демократию[21]».

  •  

Мне неинтересна политтехнология, я хочу заниматься политикой. Вот формирование списков, когда в этом участвуют тысячи людей, десятки тысяч людей, это для меня интересно. А вот так просто сесть, нарисовать округа, разделить и решить: ты, Леша, не можешь баллотироваться, поэтому Коля займет первое место, а Петя займет третье... Это мне неинтересно! Вот так всегда ходили и так и получали 4 процента[21]».

  •  

Мне очень смешно сейчас слышать, что мы захватим весь мир, когда я сижу и пишу бумаги о том, что в Костромской области у половины людей нет централизованного горячего водоснабжения[21]».

  •  

Чечня нуждается во всем том, в чем нуждается Россия, только еще больше[21]».

  •  

Сейчас взятки берет каждый[21]».

  •  

Большая ошибка – назвать Чубайса системным либералом. Он не является никаким либералом. И попытки в системе "свой – чужой" Чубайса отнести к нам – это большая ошибка. Чубайс – это человек, который 4 года назад заявлял, что нам в России не нужны свободные выборы, потому что на свободных выборах к власти придет Рогозин. Сейчас он с Рогозиным сидит в одном правительстве и прекрасно себя чувствует. Так что он давно никакой не либерал[21]».

  •  

В 1983 году Константин Устинович Черненко показал бы рейтинг в 99 процентов. Разве это что-то означало бы? Это не означало бы ничего. Завтра три репортажа по телевидению про дворец Путина в Геленджике – и от 86 процентов не останется даже шести.[21]».

  •  

Бенефициаром нашей кампании "голосуй за любую, против "Единой России", как вы правильно сказали, была "Справедливая Россия", а могло бы быть "Яблоко", если бы "Яблоко" не занималось и тогда борьбой со мной и подыгрыванием Кремлю[21]».

  •  

Если бы "Единая Россия" потеряла 50 процентов, то сейчас вы видели бы не трусливых справедливороссов и коммунистов, а бойких и активных, которые выкручивали бы руки "Единой России"[21]».

  •  

Путин для меня… Я, может быть, воспринимаю это более примитивно, без каких-то аналогий. Это хитрый, безусловно, талантливый человек, который узурпировал власть в огромной стране[21]».

  •  

Я считаю, что политика – это бесконечный хаос. Подобные события происходят в результате неких случайных событий. "Черный лебедь" прилетел – и люди пошли на улицы. Таксист себя сжег в Тунисе – и началась "арабская весна". Нечто подобное, я думаю, рано или поздно произойдет и в России[21]».

  •  

Мы переизобретаем оппозицию[22]».

  •  

А я Неверова единственного из всех высокопоставленных единороссов знаю. По одной простой причине: он на меня в суд подавал[22]».

2016 год[править]

  •  

Григорий Явлинский, конечно, отлично знает, кто виноват в том, что партия "Яблоко" недополучила 1,5 процента. Это, конечно же, я лично.[23]».

  •  

"Яблоко" попыталось достичь некой идеологической чистоты. И вот результат: 1,8 процента и все равно - никакой идеологической чистоты[23].

  •  

Лучший способ борьбы за свой голос - не идти на выборы, где тебя ставят в условия "демократы могут быть любые - при условии, что это "Яблоко". Это не выборы[23].

  •  

Мы считаем, что в 2011 году политический режим переродился. Этот год стал той точкой отсчета, когда уже никто не может сказать: вы знаете, я просто сидел в кресле замминистра и ни за что не отвечал. Это как "был замначальника концлагеря и поэтому не знал, что происходит вон в том бараке, из трубы которого выходит подозрительный дым"[23].

  •  

Он банил без сожалений. Всех, кто спросил у него что-то о нашем расследовании. Настоящий жёсткий лидер[24]. — О блокировках Дмитрием Медведевым в Twitter пользователей, задававших вопросы о его «секретной даче» в Миловке

  •  

Если мы снова увидим на арене тех же самых любимых персонажей — Путин, Явлинский, Жириновский, Зюганов, Миронов, — эту процедуру нельзя будет назвать выборами.[25].

  •  

Нам нужна оппозиция принципиально новая, нам нужны люди, которые работают. Не те, кто раз в четыре года возникает и говорит: здрасьте, мы выползли из подземелья и будем сейчас участвовать в выборах. Нам нужны люди, которые между выборами занимаются политической деятельностью[25].

  •  

С партийной политикой в ее старом виде надо завязывать. Она не подлежит никакой гальванизации.Поэтому сейчас я иду на выборы не от партии — хоть это и дало бы мне возможность собрать 100 тысяч подписей, а не 300. Но я не хочу бегать вокруг людей, вся полезность которых в том, что они — держатели лицензии. Эта лицензия не стоит ничего[25].

  •  

Содержательно власть спорить со мной не может, поэтому будет массово нанимать вот этих деятелей по 500 рублей, метающих в меня различные предметы… Господи, я вот сейчас в Киров приехал, там люди стоят и кричат: «Навальный — вор!» А потом они же со мной летят в Москву в одном самолете[25].

  •  

Считается, что мое выступление за введение визового режима, абсолютно здравой и правильной меры, является каким-то признаком тайного шовинизма. Но я здесь хочу сказать о том, что все мои предложения по так называемой консервативной повестке — в том числе введение визового режима — вообще не выходят за рамки того, к чему призывает любой нормальный европейский политик. Во введении визового режима я не вижу меры ни националистической, ни политически кому-то угрожающей[25].

  •  

Производительность труда — это колоссальная проблема России. Сейчас это решается каким образом? Давай наймем трех чуваков и будем платить им по 12 тысяч — это куда проще, чем поработать над эффективностью, взять одного и платить ему 60[25].

  •  

До тех пор, пока мы будем использовать внешнюю политику для решения внутренних проблем, строить образ врага и говорить, что «там» происходит, будет все то же самое[25].

  •  

Например, российские либералы — это американские республиканцы. У нас люди, которые называют себя либералами, выступают не то что с ультра-рыночной позиции, а со зверско-рыночных позиций, из той серии, что «все бедные должны умереть». Почему они при этом либералы? Кто его знает, почему их так назвали. Почему либеральные экономисты — это те, которые меня критикуют за то, что я пытаюсь ввести минимальный размер оплаты труда? Я не понимаю, почему их называют либеральными экономистами. Это какие-то либертарианцы из 1920-х годов[25].

  •  

Да меня со всеми сравнивают. Со Сноуденом, с Ассанжем, с Сандерсом, с Трампом зачем-то, с Ельциным. Ну так у людей сознание работает[25].

  •  

Я считаю, что в 1996 году выборы были сфальсифицированы. Тем не менее, это было реальное столкновение между Зюгановым и Ельциным[25].

  •  

Все считают, что я прямо сильно виню Путина за какие-то там репрессии, которым я подвергаюсь. Я, конечно, виню Путина, но я считаю, что в этом есть и какая-то сакральная расплата за то, что я, будучи никем в политике, просто студентом, активно поддерживал расстрел Белого Дома, разгон парламента и был супер-ельцинистом и супер-чубайсистом. Да, мы были такими, и все мы платим сейчас за это. И я в том числе[25].

  •  

Воровать чужие лозунги нехорошо[26].

  •  

С этим режимом уже ничего не будет хорошо, потому что за 17 лет этот режим настолько деградировал, что он уже не может изменить себя абсолютно никак. Он уже не может обеспечить экономический рост, он не может бороться с коррупцией, он не может решить ни одну из проблем, которая стоит перед нами. Все, что может сделать этот режим, – это просто сам снизить накал своей медийной истерики[26].

  •  

Не может быть человек президентом 12 лет, если это два срока, быть президентом, он испортится за 12 лет, 8 лет – достаточный срок[26].

  •  

Та Дума, которая сидит сейчас на Охотном ряду, является нелегитимной, она нелегитимно избрана, за "Единую Россию" вброшено 11 миллионов голосов, эти люди сидят с украденными мандатами[26].

  •  

Когда разваливался Советский Союз, Путин бегал вокруг Собчака, который в его терминологии и разваливал Советский Союз в Межрегиональной депутатской группе[26].

  •  

Если какой-то идиот в суде, идиот в прокуратуре решает посадить человека за то, что он ловил покемонов в храме, – это не вопрос законов, это вопрос того, что во власть допущены идиоты[26].

2017 год[править]

  •  

Ох как старик Путин не хочет, чтобы я попал на митинг в Нижнем Новгороде. Вышел, чтобы ехать на вокзал - задержали в подъезде. Как в кино, подъехала машина - из неё полиция[27].

  •  

Кремль воспринимает мои встречи с избирателями как огромную угрозу и даже оскорбление - ведь к ним на встречи никто бесплатно не приходит[27].

  •  

Дмитрий Медведев, почему вы так никому и не ответили? Настоящая катастрофа в том, что это спрашиваем только мы. Спрашивала ли прокуратура? Спрашивал ли хоть один депутат? Ведущие на телеканалах? Видите, они нас никак не представляют вообще[28].

  •  

Мы хотим быть умными или дураками? Если мы будем обсуждать, то будем дураками. От меня хотят, чтобы я это обсуждал. Чтобы были воззвания, критика друг друга, вызов на дебаты. От меня этого сильно ждут люди в Кремле. И я постараюсь сделать так, чтобы не доставить им этого удовольствия[29]Об обсуждении выдвижения Ксении Собчак в президенты РФ

  •  

Моя фамилия в письме (Ксении Собчак об участии в выборах) упоминается четыре раза, а фамилия Путина - один раз. Это довольно интересно. Спасибо, что она обо мне помнит. Но я не смогу отплатить тем же самым. Есть кандидаты Зюганов, Явлинский и другие. Если надо будет говорить о них, то я буду говорить[29].

  •  

Он - мой противник. Он является крупнейшим коррупционером в стране. Он является тем человеком, который ворует будущее у России. Я иду на эти выборы, чтобы бороться с ним[29].

  •  

Путину нечего сказать. Все, что он может пообещать, он уже обещал раньше, и можно проверить, что эти обещания не были выполнены и не могут быть выполнены[30].

  •  

Наше правительство находится в тисках иллюзий. Они занимаются Сирией, но не интересуются тем, что происходит в Новосибирске, и люди там это чувствуют. Это приводит к тому, что я получаю все больше поддержки[30].

  •  

Мы победили среди активного политического класса, несмотря на запрет. Политически активный класс склонит политически спящий в нашу пользу. Это произойдет на этих выборах, если мне разрешат в них участвовать[30].

  •  

Когда люди не борются за голоса избирателей, их избирательные кампании обречены, они отбывают номер. И я считаю невозможным поддержать политиков, вне зависимости от их фамилий, программ и всего остального, которые не делают самого главного — не пытаются прийти к власти, не пытаются получить голоса этих людей[31].

  •  

Политолог Майкл Бом будет лучшим кандидатом в президенты для тех, на кого производит впечатление выступление Ксении [Собчак] на телешоу. Он вообще бескомпромиссно в каждом телешоу встает и что-то говорит. И на него ругаются, кричат, а он все равно говорит…[31]

  •  

Я считаю, что этого бесконечного обсуждения Собчак от нас и хотят власти. Люди, которые это обсуждают, — дураки. И я не хочу становиться дураком, который без конца обсуждает. Это их идея, чтобы я анализировал, что она делает, а она что-то отвечала мне, и вот будет бесконечная рефлексия вокруг несуществующего чего-то[31].

  •  

Ярких политиков на самом деле много. Просто никто ничего не делает, и нет ни у кого региональных отделений. С 2003 года, после того как эти партии демократической направленности не прошли в Государственную думу, они полностью разгромлены и абсолютно недееспособны. Региональных отделений нет ни у кого. В лучшем случае это один человек[31].

  •  

Я сделал такую программу, каждый пункт которой поддерживается 90% населения, при этом я сам верю в каждый пункт этой программы[31].

  •  

Я не хочу строить каких-то империй[31].

  •  

Не люблю Центральную избирательную комиссию. Предполагаю, что вы тоже меня не очень любите, но странная вещь происходит такая: я постоянно делаю вашу работу. Вот я второй раз в жизни выступаю на заседании ЦИК, и все говорю об одном: как же, ребята, сделать так, чтобы больше людей пришло на выборы? Чтобы граждане России, которые за последние 18 лет совсем перестали верить в то, что выборы на что-то влияют, все-таки поверили в это и шли на избирательные участки для того, чтобы сделать какой-то осознанный выбор и повлиять на то, что происходит в стране. И удивительная вещь: я вот вас к этому призываю-призываю, а вы все время говорите: «Нет». И в прошлый раз я здесь выступал в поддержку списков оппозиционной партии, которые шли-то всего по регионам в Новосибирске, в Калуге, в Магадане, как сейчас помню. Здесь сидит человек, который голодал, между прочим, потому что вы его не пустили на выборы в Новосибирске… Не пустили вы никого[32]. — Во время регистрации в ЦИК в качестве кандидата в президенты РФ.

  •  

У вас здесь стояли демонстрации по 100 тысяч человек, и эти люди заявляли о том, что власть, президент вместе с Центральной избирательной комиссией сфальсфицировали выборы, обманули миллионы людей, украли миллионы голосов. Они стояли здесь, говорили вам это все. Вы изменили какие-то формальные вещи, но продолжаете делать то же самое. Вы всем этим людям продолжаете говорить: «Вы не допущены до выборов, мы вас не пустим никогда и никуда, потому что вы нарушаете наш маленький уютный мир, в котором есть мы, есть кандидаты, которые даже не пытаются бороться за голоса, и есть заранее определенные результаты выборов. Раньше — больше в результате фальсификаций, сейчас — больше в результате недопуска[32]». — Во время регистрации в ЦИК в качестве кандидата в президенты РФ.

  •  

Вы вынесете решение против тех 16 тысяч человек, которые вчера выдвинули меня. Против тех двухсот тысяч волонтеров, которые год работают в избирательной кампании, и против тех миллионов людей, которые требуют, обращаются к вам в течение года и говорят простую вещь: «Мы требуем допуска Навального на выборы. И дело не в Навальном, а в том, что нужен кандидат, который наконец-то придет на выборы и скажет прямым текстом все, что происходит у нас сейчас в стране, опишет нашу действительность: отсутствие перспектив, нищету и так далее, прямым текстом. Я это сделал, и именно поэтому вы не хотите пускать меня на выборы[32]. — Во время регистрации в ЦИК в качестве кандидата в президенты РФ.

2018 год[править]

  •  

Если ты хочешь получить голоса, ты должен критиковать Путина Владимира Владимировича. Потому что его власть в России это персоналистский (правильно слово произнес?) режим, который он установил. Хочешь получить проценты — отгрызай эти проценты у него. Это единственный шанс стремиться хотя бы в идеале ко второму туру. Каким-то двузначным процентам. К большой поддержке. Это не пытаться мобилизовать кого-то в фейсбуке или через передачу Соловьева. Это нужно я извиняюсь, мочить Путина для того, чтобы избиратели отваливались от него и приходили к тебе. Но ни один из них [кандидатов в президенты РФ] этого не делает. Это было главным условием их допуска. Поэтому кампания не настоящая и ходить на эти выборы позорно[33].

  •  

Я хочу, использовав ту замечательную политическую систему влияния, которую мы создали, заниматься тем, чтобы заставить власти считаться с нами. Бегать участвовать от выборов к выборам – это просто будет неприлично по отношению к избирателям. Если бы я хотел участвовать в выборах мэра, так я должен был честно заявить: ребята, я участвую в выборах мэра, я иду туда, я создаю какую-то систему. Так оно должно быть устроено. А вот так перед выборами выскочить, как у нас все это происходит, сказать: ой, а вот еще меня, меня возьмите, я могу набрать 7%. Да на черта это нужно. Я не хочу этим заниматься. Но я считаю, что во всех выборах нужно участвовать, если туда нас пускают. А если не пускают, значит искать другие варианты[33].

  •  

Любое расследование коррупции в России, большой коррупции – оно связано с Путиным. Любое. Любой фильм или что-то про Ротенберга, Тимченко, Шамалова – это все про Путина[33].

  •  

Мы считаем, что у нас должна быть партия. Это не самый комфортный способ политической работы для большинства людей, партия это самый такой, партии вообще самый дискредитированный институт, как мы знаем даже из многочисленных социологических опросов, но он важен. И вопрос участия в выборах он связан с регистрацией партии. Потому что нам все время говорят: ой, идите в «Парнас» или идите в «Яблоко». И там вы должны упасть на колено и поцеловать кольцо и тогда мы пустим одного человека в ваши списки. Это неприемлемая вещь. И самое главное — она не приводит ни к какому результату[33].

  •  

Фу, какое же убогое ничтожество - главный редактор "Коммерсанта" со своим вопросом Путину.

Омерзительный холуй.

Я знаю, что многие журналисты "Коммерсанта" обижаются на меня, что я считаю их газету продажной и убогой. Ну, типа, они помнят великие времена и поэтому считают себя приличными людьми. "Просто обстоятельства такие".

Да не обстоятельства. Просто вы на самом деле работаете в продажной и убогой газете. Она уже много лет такая. Слуги Усманова. Посмотрите правде в глаза и уходите. Можно заработать себе на жизнь и без политической проституции[34].

О Навальном[править]

  •  

Но больше всего меня раздражает то, что преподносится как особое демократическое достижение интернета, — гражданская журналистика по типу Варламова и Навального. Даётся скандальная фотка — и тут же, не разбираясь в деталях, моментальное резюме: вот кто враг! Большое заблуждение, что свободными людей делают открытые коммуникации. Нет, свободными делают знание и умение. Но этого вы не получите из гоп-стоп-твит-журналистики. Зато манипулировать некомпетентными топ-блогерами очень легко даже при свободе коммуникаций. Я прекрасно понимаю, как написать новость, которую перепостят тысячи людей, притом что там будет написана полная чушь, но зато остросоциальная. Российский интернет вообще однородный и коллективный, склонный бежать за маленькой кучкой идолов[35].

  А. В. Андреев
  •  

Конечно, архетип Навального — это Инсаров, Базаров, Рахметов. И он совсем не «лишний», он «супермен». В том-то и проблема сегодняшней России, что она не очень всерьез воспринимает эту фигуру. Эта фигура ведь эволюционировала уже в XIX веке до фон Корена, почти смешного персонажа. Супермен как-то или в босяки, в челкаши, супермен разжалован, он поэтому должен все время иронизировать. И Навальный очень ироничен, но его юмор плохо сочетается с величием. Как только в нем появится настоящее величие, «к топору зовите Русь», так сразу разжигание.[36].

  Дмитрий Быков

Примечания[править]

  1. Навальный приговорен к пяти годам лишения свободы (рус.). Лента.ру (18.07.2013).
  2. Amnesty International назвала процесс по делу Навального «пародией на суд» (рус.). Lenta.ru (18.07.2013).
  3. Human Rights Watch: приговор Навальному - это кульминация уголовного преследования по политическим мотивам с заранее предопределенным исходом (рус.). Swissinfo.ch (18.07.2013).
  4. Ищем выход...; Дело Навального (рус.). Эхо Москвы (18.07.2013).
  5. Белый дом осудил приговор Навальному (рус.). Lenta.ru (18.07.2013).
  6. «Ребята, это вы сделали так, что я один» Алексей Навальный и Юрий Сапрыкин спорят о праве на нейтралитет
  7. 7,0 7,1 7,2 7,3 Где маржа? "forbes", 03.09.2008
  8. http://esquire.ru/wil/alexey-navalny
  9. http://navalny.multima.net/
  10. http://www.forbes.ru/sobytiya/vlast/78258-aleksei-navalnyi-kak-oblako-tegov
  11. http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1519747/ne_vrat_i_ne_vorovat
  12. http://www.mk.ru/daily/newspaper/interview/2012/10/29/767382-ulichnoe-delo-alekseya-navalnogo.html
  13. 13,0 13,1 13,2 13,3 13,4 Навальный: «Остается только хлопать друг друга по плечу и помнить, что другой страны у нас нет», Slon.ru (9 октября 2014)
  14. 14,0 14,1 14,2 14,3 14,4 14,5 14,6 14,7 14,8 Интервью "Эхо Москвы"
  15. Esquire. Цитата дня. 16/10/2014.
  16. 16,0 16,1 16,2 16,3 16,4 16,5 16,6 «Вранье стало сутью государства» Последнее слово Алексея Навального на суде по делу «Ив Роше»: «Новая газета»
  17. 10 лет для Навального
  18. Esquire. Цитата дня. 30/12/2014.
  19. Esquire. Цитата дня. 19/01/2015.
  20. Esquire. Цитата дня. 18/03/2015.
  21. 21,00 21,01 21,02 21,03 21,04 21,05 21,06 21,07 21,08 21,09 21,10 Ошибка цитирования Неверный тег <ref>; для сносок S не указан текст
  22. 22,0 22,1 Алексей Навальный: «Мы переизобретаем оппозицию» "Тайга.инфо", 04.06.2015
  23. 23,0 23,1 23,2 23,3 Жанна Немцова. Алексей Навальный: "Я не призывал к бойкоту выборов" "Deutche Welle", 19.09.2016
  24. Медведев забанил Навального в твиттере после расследования о «секретной даче» "Meduza", 16.09.2016
  25. 25,00 25,01 25,02 25,03 25,04 25,05 25,06 25,07 25,08 25,09 25,10 Александр Горбачёв. «Я хочу установить новые стандарты политики вообще» "Meduza", 15.12.2016
  26. 26,0 26,1 26,2 26,3 26,4 26,5 Алексей Навальный: Президентская заявка "Радио Свобода", 20.12.2016
  27. 27,0 27,1 Московская полиция назвала причину задержания Навального
  28. Навальный вышел из-под ареста и провел митинг в Астрахани "Русская служба Би-Би-Си", 22.10.2017
  29. 29,0 29,1 29,2 Навальный впервые подробно прокомментировал выдвижение Собчак "NEWSru.com", 26.10.2017
  30. 30,0 30,1 30,2 AP: Навальный уверен в победе на выборах, если ему разрешат баллотироваться "Голос Америки", 19.12.2017
  31. 31,0 31,1 31,2 31,3 31,4 31,5 Константин Гликин, Борис Юнанов. Алексей Навальный: мы единственные, кто ведёт избирательную кампанию "The New Times", 25.12.2017
  32. 32,0 32,1 32,2 «Собираете деньги и оболваниваете несчастную молодежь». Как ЦИК отказался регистрировать Навального
  33. 33,0 33,1 33,2 33,3 2018 глазами российской оппозиции "Эхо Москвы", 08.01.2018
  34. Иван Беляев. Прокол Путина "Радио Свобода", 12.01.2018
  35. "рунет бежит за идолами" — интервью газете F5, 11 декабря 2011
  36. Башмачкин в Кремле? "Радио Свобода", 12 января 2018