Донос

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Доно́с — в старом русском праве — сообщение властям о преступлении. В современном словоупотреблении — сообщение властям (вообще любому начальству) о чьих-то действиях, предосудительных с точки зрения начальника, но не с точки зрения общества. Современное значение слова сугубо отрицательное; в юридическом словоупотреблении оно осталось только в термине «заведомо ложный донос».

Донос в прозе[править]

  •  

Кто какое письмо <донос> поднимет, тот бы отнюдь не доносил об нем, ниже чел, ни разпечатывал, но, объявя посторонним свидетелям, жгли на том месте, где подымет…[1]

  Пётр I
  •  

Я всегда завидовал поэтам, особенно «антологическим»: напишет контурчики, чтоб было плавно, выпукло, округло, звучно, без малейшего смысла: «Рододендрон-Рододендрон» - и хорошо. В прозе люди требовательнее, и если нет ни таланта, ни мысли, то требуют хоть какого-нибудь доноса.

  Александр Герцен, «Скуки ради», 1869
  •  

Доносы и страх ложились на всё как липкая паутина, как слой скользкой грязи! — «Сколько стоит человек»

  Евфросиния Антоновна Керсновская
  •  

Людям, не жившим в этой стране, может показаться недостойным, что грязный клочок бумаги с бездоказательными обвинениями — не обвинениями вообще — может повергнуть человека в такой мистический страх. Но каждой анонимке обязаны были дать ход. Обрастая снежным комом вопросов, оправданий, стечением нелепейших обстоятельств, демагогией начальства, норовившего увернуться от обвинений в «потере бдительности», она становилась делом[2].

  •  

Анонимка являлась действенным оружием мести, устранения человека со служебного поприща, а то — и из жизни[2].

  •  

В то время относительно доносителей <...> держались такого правила: коли любишь доносить, то люби и доказать свой донос (по пословице «любишь кататься, люби и саночки возить»), а покуда не докажешь — сиди в остроге. Правило это, мудрое и человеколюбивое, налагало на доносчиков известную узду и вполне оправдалось вакханалиями «слова и дела», которые были ещё у всех на памяти. Доносить было и сладко, и жутко. Сладко потому, что донос столь блестящий сразу ставил доносчика в мнении сограждан на недосягаемую высоту; жутко — потому, что тот же донос в случае неудачи мог низвергнуть своего автора на самое дно преисподней.[3]

  Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин
  •  

На другой день в «Уединённом пошехонце» появилась передовая статья, в которой доказывалось, что ошибочно мы называем ябедниками и доносчиками тех, кои от усердия о происходящих в городе вредностях извещают; и что, напротив, «всемерно необходимо оное рвение поощрять, дабы злодеи и прочие развратные люди, прежде нежели умыслить в сердцах своих пагубу, наперед знали, что городническое правление об оной уже уведомлено и находится в ожидании».[3]

  — Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Доносчику первый кнут. — Русская пословица

  •  

Кто станет доносить, тому головы не сносить. — Русская пословица

Источники[править]

  1. Указ от 25 января 1715 года «О нечинении доносов, о подметных письмах и о сжигании оных при свидетелях на месте»
  2. 2,0 2,1 Морозова Н. А. Мое пристрастие к Диккенсу: Семейная хроника. ХХ век. — М. : Моск. рабочий, 1990. — 256 с.
  3. 3,0 3,1 М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 15. Книга 2. Москва, Художественная литература, 1973, «Пошехонские рассказы». Вечер четвертый. Пошехонские реформаторы. — II. Никанор Беркутов.