Либерализм

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Либерализм
Declaration of the Rights of Man and of the Citizen in 1789.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Wikinews-logo.svg Новости в Викиновостях

Либерали́зм (от лат. liberalis «свободный») — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее непоколебимость прав и свобод человека.

В афоризмах и коротких цитатах[править]

  •  

Я заметил, что в Петербурге называют либералами тех, которые не берут взяток и не докучают беспрестанно царю, промотавшись на вздор, с просьбами о пособии.

  Владимир Одоевский, «Записные книжки и заметки Владимира Одоевского», 1838
  •  

Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить.

  Фёдор Достоевский, «Бесы», 1871—1872
  •  

Умеренный либерализм: нужна собаке свобода, но все-таки ее нужно на цепи держать.

  Антон Чехов, «Записные книжки Антона Чехова», 1891—1903
  •  

… от сытости начинается либеральная умеренность.

  Антон Чехов, «Записные книжки Антона Чехова», 1891—1903
  •  

Ради внутреннего мира либерализм стремится к демократическому правлению. Демократия поэтому не является революционным институтом.

  Людвиг фон Мизес, 1920-е

В публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Либерализм — не что иное, как превращение в стадо. Народы, которые чего-нибудь стоят и стоили, никогда не достигали своего величия при либеральных учреждениях: великая опасность вырабатывала из них нечто достойное уважения, — та опасность, в которой пробуждается наша сила, наша воинственная доблесть и наш ум: либеральные учреждения, раз они достигнуты, губят высшие качества человеческой природы именно потому, что они создают атмосферу всеобщей безопасности. Все современные политические учреждения, конституции и теории, от либерализма до анархизма, выражают собою различные стороны одного и того же упадка; все они сближаются между собою в общей приверженности к идеалу «автономного стада» и в общей вражде против всякого другого общественного устройства, покоящегося на противоположности рабов и господ.

  Евгений Трубецкой, «Философия Ницше. Критический очерк», 1903
  •  

— Кто был более суровым, Ленин или Сталин?
— Конечно, Ленин. Строгий был. В некоторых вещах строже Сталина. Почитайте его записки Дзержинскому. Он нередко прибегал к самым крайним мерам, когда это было необходимо. Тамбовское восстание приказал подавить, сжигать все. Я как раз был на обсуждении. Он никакую оппозицию терпеть не стал бы, если б была такая возможность. Помню, как он упрекал Сталина в мягкотелости и либерализме. «Какая у нас диктатура? У нас же кисельная власть, а не диктатура!»

  Феликс Чуев, «Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева», 1980—1985

В художественной литературе[править]

  •  

— Аристократизм, либерализм, прогресс, принципы, — говорил между тем Базаров, — подумаешь, сколько иностранных… и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны.

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Помпадур борьбы, или Проказы будущего», 1862
  •  

Либерализм не есть грех; это необходимая составная часть всего целого, которое без него распадется или замертвеет; либерализм имеет такое же право существовать, как и самый благонравный консерватизм; но я на русский либерализм нападаю, и опять-таки повторяю, что за то, собственно, и нападаю на него, что русский либерал не есть русский либерал, а есть не русский либерал.

  Фёдор Достоевский, «Идиот», 1869
  •  

Упивались передовыми статьями «С.-Петербургских ведомостей», в которых доказывалось, что нет ничего легче, как отрицать и глумиться над прогрессом, и что, напротив того, нет задачи более достойной истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших разъяснений.

  Иван Тургенев, «Отцы и дети», 1873
  •  

Демократия, либерализм — это все слова на вывеске, она правильно сказала. А реальность похожа, извините за выражение, на микрофлору кишечника. У вас на Западе все микробы уравновешивают друг друга, это веками складывалось. Каждый тихо вырабатывает сероводород и помалкивает. Все настроено, как часы, полный баланс и саморегуляция пищеварения, а сверху — корпоративные медиа, которые ежедневно смачивают это свежей слюной. Вот такой организм и называется открытым обществом — на фиг ему закрываться, он сам кого хочешь закроет за два вылета.

  Виктор Пелевин, «Священная книга оборотня», 2004
  •  

— Что с нами вообще произошло за последний век в культурном плане? <…> С ломаного французского перешли на ломаный английский. Потому что русская культура свои жизненные соки и смыслы не из себя производит, как Китай, Америка или Япония, а из других культур подсасывает. Вот как гриб на дереве. И за одобрением тоже за бугор бегает, как в Орду за ярлыком. Петя Первый, упокой его Господи, отрубил все корни — и пересадил. Серьёзный был ботаник. С тех пор и прыгаем с ветки на ветку с бомбой в зубах…
— А всё из-за либералов. Они уже два… Нет, три века делают вид, что они такие <…> культуртрегеры в мантиях. А на самом деле они просто сраные челночники, которые тащат сюда всякое говно с западной барахолки и с безмерным понтом впаривают русскому человеку.

  Виктор Пелевин, «Тайные виды на гору Фудзи», 2018

См. также[править]

Примечания[править]