Лосось сомнения

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Лосось сомнения» (англ. The Salmon of Doubt ) — незаконченный фантастический роман Дугласа Адамса, третий в цикле «Холистическое детективное агентство Дирка Джентли», над которым он работал с начала 1990-х годов. Составлен из лучших вариантов знакомым с ним редактором Питером Гуззарди (Peter Guzzardi) и опубликован в 2002 году в одноимённом посмертном сборнике. Название отсылает к мифическому Лососю Мудрости.

Цитаты[править]

  •  

Для него не было счастливее момента, чем заглянуть в чужое банковское уведомление: они всегда казались ему более насыщенными с точки зрения цвета и динамики повествования… — глава 4

 

He was rarely happier than when poring over someone else’s bank statements: he always found them to be rich in colour and narrative drive…

  •  

Предельно осторожно, чтобы ненароком не стряхнуть драгоценные цифры с листка бумаги куда-нибудь на пол, Дирк пробежал глазами, одну за другой, остальные бумажки… — глава 4

 

Slowly, carefully, almost as if the figures might fall off the page and get lost on the floor, he sifted through the sheets one by one…

  •  

— … [он] писал биографии. <…> такие люди нередко называют домашних животных в честь великих людей, чьи биографии они пишут. <…> И всё для того, чтобы, когда это занятие сидит у них в печенках, им было на ком сорвать свою злость. Ведь такие люди вынуждены часами продираться сквозь чью-то философскую заумь, через всю эту телеологическую, этическую и прочую казуистику, и поэтому им остается одно — в сердцах крикнуть: «Да заткнись же ты, Кьеркегор, ради бога!» Вот тут-то и нужен пёс. <…> Некоторые биографы используют для этих целей небольшие деревянные украшения или горшки с цветами, но большинство предпочитают собак, ведь те обычно лают в ответ. Так сказать, обратная связь. — глава 5

 

“[he] was a biographer. <…> biographers often name their pets after their subjects. <…> It’s so they’ve got someone to shout at when they get fed up. You spend hours wading through someone banging on about the teleological suspension of the ethical or whatever and sometimes you just need to be able to shout ‘Oh, shut up, Kierkegaard, for Christ’s sake.’ Hence the dog. <…> Some biographers use a small wooden ornament or a potted plant, but most prefer something you can get a good yap out of. Feedback, you see.”

  •  

Это был <…> дородный мужчина, <…> с лицом, напоминавшим кое-как накрытый к обеду стол. — глава 10

 

He was a <…> fat man with <…> a face like a badly laid table.

Глава 2[править]

  •  

… хотя старуха пыталась связаться с покойным мужем при помощи медиума, единственное сообщение, которое она получила от супруга, сводилось к тому, что он не верит во всю эту спиритическую чушь, поскольку всё это блеф и сплошное надувательство…

 

… though she had of course tried contacting him through a medium the only message she’d got from him was that he didn’t believe in all this stupid spiritualist nonsense, it was all a damned fraud…

  •  

— Вы же знаете, что время — субстанция конечная. Солнце взорвётся уже примерно через четыре миллиарда лет. Конечно, сейчас кажется, что четыре миллиарда — это очень много, но они пролетят незаметно, если мы потратим их на всякие глупости и бессмысленные разговоры.

 

“Time is a finite entity, you know. Only about four billion years to go till the sun explodes. I know it seems like a lot now, but it will soon go if we just squander it on frivolous nonsense and small talk.”

  •  

Есть во взгляде сиамских кошек нечто презрительное. Если кому-то из вас доводилось случайно застать королеву за чисткой зубов, он знаком с этим ощущением.

 

There is a particular disdain with which Siamese cats regard you. Anyone who has accidentally walked in on the Queen cleaning her teeth will be familiar with this feeling.

Глава 6[править]

  •  

На следующее утро погода была такой скверной, что вообще не заслуживала имени, и поэтому Дирк решил окрестить её Стэнли.
Нет, Стэнли — это вам не хороший ливень. Хороший ливень — действительно хорошая вещь, потому что он очищает воздух и после него легче дышится. Стэнли — это такая вещь, когда мечтаешь о хорошем ливне, потому что после него хорошо дышится, так как он очистит воздух от такой пакости, как Стэнли. То есть Стэнли — это нечто липкое, душное и противное, словно к вам в поезде или в метро кто-то прижался потными телесами. Стэнли — это не дождь, это мерзопакостная изморось, капающая вам на голову.

 

The following morning the weather was so foul it hardly deserved the name, and Dirk decided to call it Stanley instead.
Stanley wasn’t a good downpour. Nothing wrong with a good downpour for clearing the air. Stanley was the sort of thing you needed a good downpour to clear the air of. Stanley was muggy, close, and oppressive, like someone large and sweaty pressed up against you in a tube train. Stanley didn’t rain, but every so often he dribbled on you.

  •  

Он заглянул в свой гороскоп:
«Сегодня вам предстоит встреча с трёхтонным носорогом по имени Десмонд».

 

He read his own horoscope. “Today you will meet a three-ton rhinoceros called Desmond.”

  •  

— А откуда вам известно, что им надо в Хитроу?
— Да любой водила с первого взгляда определит, кому надо в Хитроу. <…> Надо уметь читать знаки. Есть, конечно, явные вещи, например, багаж клиента. Маршрут, который он выбирает. <…> Конечно, можешь мне возразить, что он просто собрался на уик-энд к друзьям в Хаммерсмит. Нет, надо смотреть глубже. А у опытного водилы глаз намётанный. <…> Весь день мотаешься по городу, высматривая клиентов, здесь не до расслабухи. Но стоит поймать клиента, которому нужно в Хитроу, то можешь быть уверен, что и на обратном пути тоже кто-то да подвернется. Пустым не уедешь. То есть работа на все утро тебе обеспечена. Даже тачку свою ведёшь и то по-другому. Едешь себе, как кум королю, выбираешь удобную полосу на поворотах. Потому что ты при деле. У тебя есть цель. У нас это называется Урвать Кусок. Любой водила определит это с первого взгляда.

 

“How on earth do you know he’s going to Heathrow?”
“Any cabbie can tell if another cabbie’s going to Heathrow.” <…> You read the signs. Okay, so theres certain obvious thinks like the fare’s carrying luggage. Then theres the route he’s taking. <…> But you say he may just be saying with friends in Hammersmith. All I can say is that the fare didn't get into the cab in the manner of someone going to stay with friends in Hammersmith. So, what else do you look for. Well, here’s where you need to be a cabbie to know. <…> You kind of prowl around in a restless kind of way. But if you get a fare to Heathrow, you’re away. Good solid journey, good solid fare. Wait in line for an hour or so. Get a good solid fare back to town. Thats your whole morning taken care of. You drive in a completely different way. You’re higher up on the road. You take better lines through corners. Your’re on your way, you’re going somewhere. Its called doing the Heathrow hop. Any cabbie’ll spot it.”

О романе[править]

  •  

Дуглас Адамс: Что касается Дирка Джентли, то у меня возникло ощущение, будто я утратил связь с этим моим персонажем, и поэтому книга мне никак не давалась. Вот почему я сказал себе: «Что ж, тогда займёмся чем-то другим». И вот, оглядываясь назад на все те идеи, которые я тогда пытался вложить в «Лосося сомнений», — а это случилось где-то через год после того, как я пытался за него взяться, — я неожиданно понял, что, собственно, было не так. Оказалось, что эти мои идеи больше в духе «Автостопа», нежели в духе Дирка Джентли.
Сильно подозреваю, что в будущем наступит такой момент, когда я засяду за шестую книгу из серии «Автостопа». Но мне хочется сделать её не такой, как остальные, чтобы она получилась свежо и необычно. Потому что люди мне не раз говорили — и причём совершенно правильно, — что «В основном безвредна» получилась какая-то тоскливая. Причина тому проста: год у меня выдался на редкость неудачный, главным образом по причинам личного характера, <…> я же взялся сочинять книгу несмотря ни на что. Так что нечему удивляться, что книжка вышла какая-то тоскливая!
Мне же хотелось бы завершить «Автостоп» на более оптимистичной ноте <…>.
М. Ньюсом: Хотя бы потому, что до многих уже дошли слухи, что «Лосось сомнений» будет очередной вещью из серии «Автостопом». — вошло в тот же сборник

 

D. Adams. The thing with Dirk Gently was that I felt I had lost contact with that character, I couldn’t make that book viable, which is why I said, “Okay, let’s go off and do something else.” Then, looking back at all the ideas that were there in Salmon of Doubt, I looked at it again about a year later and suddenly realised what it was that I’d been getting wrong, which was that these are essentially much more like Hitchhiker ideas and not like Dirk Gently ideas.
So, there will come a point I suspect at some point in the future where I will write a sixth Hitchhiker book. But I kind of want to do that in an odd kind of way because people have said, quite rightly, that Mostly Harmless is a very bleak book. And it was a bleak book. The reason for that is very simple—I was having a lousy year, for all sorts of personal reasons, <…> and I was trying to write a book against that background. And, guess what, it was a rather bleak book!
I would love to finish Hitchhiker on a slightly more upbeat note <…>.
M. Newsome. Yes, because certainly some people have heard that Salmon of Doubt was now going to be a new Hitchhiker book.

  — интервью, 1998

Перевод[править]

А. В. Бушуев, Т. С. Бушуева, 2003 («Лосось сомнений»)