Дождь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

До́ждь — атмосферные осадки, выпадающие из облаков в виде водяных капель среднего размера. Дождь в виде очень мелких капель называется морось. Если солнце освещает летящие дождевые капли, то при определённых условиях можно наблюдать радугу. Долгое отсутствие дождя приводит к засухе.

В специальной или художественной литературе можно встретить разные виды дождей. К примеру, часто выделяют грибной дождь (мелкий, моросящий, дробный дождь из низких туч, идущий в грибную пору при свете солнца); спорый дождь (скорый, отвесный); слепой дождь, идущий при свете солнца; грозовой дождь (дождь с грозой); градный дождь (дождь с градом); снежный дождь (дождь со снегом); ледяной дождь, окатный дождь, ливень или проливной дождь; моросящий дождь (изморось или морось); полосовой дождь, косой дождь, ситный (или ситник), затяжной, кратковременный, а также муссонный и другие...

Дождь в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

...утро ― в розовых облаках, ― с деревьев капают капли, дождь прошёл, светло, благоуханно.

  Борис Пильняк, «Простые рассказы», 1923
  •  

Заежилась древняя бабка:
― Не быть ли дожжу ― вся дрожу.
Погодя старики опять проговорили:
Гром гремит, путь воде готовит…[1]

  Борис Шергин, «Изящные мастера», 1950-е
  •  

На границе Восточной Пруссии и Литвы, в герлицком осеннем лесу накрапывал дождь, и человек среднего роста, в сером плаще, шёл по тропинке между высоких деревьев. Часовые, видя Гитлера, сдерживали дыхание, замирали в неподвижности, и дождевые капли медленно ползли по их лицам.[2]

  Василий Гроссман, «Жизнь и судьба», Часть 3, 1960
  •  

— Мама, ты любишь дождь?
— Да, люблю.
— Я тоже. Давай лизать? И языком пытается слизнуть со щеки и с верхней губы дождевые капли.[3]

  Алексей Пантелеев, «Наша Маша», 1966

Дождь в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Ягоды <на Камчатке> также растут в большом изобилии: клюква, брусника, мамура (ягода, очень известная в Финляндии), морошка, голубика, шикша (шикша ― камчатское название, по-английски Grow berry) и малина; сия последняя крупна и яркого красного цвета, но водяна и вовсе ни вкусу, ни запаху малины не имеет. Сие, без сомнения, происходит от частых дождей, ибо и у нас в России, когда случается лето весьма дождливое, то как плоды, так и огородная зелень бывают водяны, невкусны и имеют слабый запах.[4]

  Василий Головнин, «Путешествие вокруг света, совершённое на военном шлюпе...», 1822
  •  

Мелкий дождь моросит не переставая; сыро, мокро, скользко; серый туман, как войлок, облегает небо; воздух тяжёл и удушлив; холодно, жутко, кругом грязь и слякоть, земля как болото, всё рыхло, всё лезет врозь. Осень.[5]

  Иван Аксаков, «Возврат к народной жизни...», 1861
  •  

С утра до ночи печёт солнце, постоянно дует сухой юго-западный ветер. Земля высохла, потрескалась. Скоро превосходные вначале всходы овса начали желтеть. Неделя прошла, другая ― беда! если еще несколько дней засухи, то яровое выгорит, как в прошедшем году. Тяжело хозяину в такое время; ходишь, на небо посматриваешь, в поле хоть не ходи, овес заострился, желтеет, трава на лугах не растет, отцвела ранее срока, зреет не своим спехом, сохнет. Чуть сделается пасмурно, набежит тучка, ― радостно смотришь на небо. Упало несколько капель дождя… Ну, слава тебе господи, наконец-то дождь! Нет, небо нахмурилось, походили тучи, погремел гром в отдалении, и опять нет дождя, опять дует суховей, опять солнце жжёт, точно раскаленное железо. Вот опять набежала тучка, брызнуло несколько капель дождя, а потом опять солнце, опять зной, а по сторонам все тучи ходят. Ну, наконец, будет дождь: совсем стемнело; с запада медленно надвигается темная грозовая туча, сверкнула молния, раз, другой; громовые удары следуют один за другим, все ближе и ближе надвигается туча, «старуха» в застольной уже зажгла страстную свечу и накурила ладаном, вот пахнуло холодом, поднялся вихрь, ― сейчас польет дождь...[6]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо третье), 1872
  •  

Да и то сказать, как всем угодить. Один горюет, потеряв отца, а другой радуется «земляному доходу». Одному нужен дождь, а другому погода. У одного сено подкошено, а тут-то дождик — сеногной, парит, нет уборки. Один радуется и говорит: «Благодать нынче, парит! Вишь как матушка поправилась, благодарение богу — ожидать урожая можно, хлебушка дешев будет», а другой тут же сердится: «Парит, парит, потом дождь ударит, ну, как тут быть дорогому хлебу!»[6]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо девятое), 1880
  •  

Плантации чая находятся здесь всегда на склонах холмов, высотою в две-три тысячи футов, ― в местах, где вода стекает быстро, оставляя влаги лишь столько, сколько нужно. Сбор листьев начинается в первых числах апреля, до наступления периода весенних дождей. При сборе этих самых ранних весенних листьев не обрывают растение все целиком, а стараются оставить достаточно листвы на концах ветвей. Для получения второго (самого богатого) сбора необходимы правильные и обильные весенние дожди. Правильность дождя ― вообще самое существенное условие в культуре чая.[7]

  Василий Черевков, «По китайскому побережью», 1898
  •  

Мы думали, что к утру дождь прекратится, но ошиблись. С рассветом он пошел еще сильнее. Чтобы вода не залила огонь, пришлось подкладывать в костры побольше дров. Дрова горели плохо и сильно дымили. Люди забились в комарники и не показывались наружу. Время тянулось утомительно долго.
В Уссурийском Крае дожди выпадают сразу на очень большой площади и идут с удивительным постоянством. Они захватывают сразу несколько бассейнов, иногда даже — всю область. Этим и объясняются большие наводнения.
У Дерсу была следующая примета: если во время дождя в горах появится туман и он будет лежать неподвижно, это значит, что дождь скоро прекратится. Но если туман быстро двигается — это признак затяжного дождя и может быть — тайфуна.
Утром перед восходом солнца дождь перестал, но вода в реке начала прибывать, и потому надо было торопиться с переправой.[8]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

Километров пять мы шли гарью и только тогда нашли живой лес, когда снизились до 680 метров. Это была узкая полоса растительности около речки, состоящая преимущественно из берёзы, пихты и лиственницы. К полудню дождь усилился. Осенний дождь ― это не то, что летний дождь; легко можно простудиться. Мы сильно прозябли, и потому пришлось рано стать на бивак. Скоро нам удалось найти балаган из корья.[8]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Население возрадовалось, едва пошел дождь, но уже через несколько часов падения дождя завопило о его прекращении: дело в том, что у населения не дома и не домики, а хатки на курьих ножках и крыты почти только пологом неба. Поэтому едва спорый дождь прошел, как местные хатки потекли, как решето, буквально как решето. Еще наша халупка дольше всех прочих противостояла дождю, а именно до самого вечера, до поры, когда нужно было ложиться спать. Я увидел сначала в одном месте протечку, потом в другом, третьем.[9]

  Пётр Козлов, «Географический дневник Тибетской экспедиции 1923-1926 гг.», 1925
  •  

К моменту спуска полил дождь, никогда не виданный мной тропический дождина.
Что такое дождь?
Это — воздух с прослойкой воды.
Дождь тропический — это сплошная вода с прослойкой воздуха.
Я первоклассник. Я на берегу. Я спасаюсь от дождя в огромнейшем двухэтажном пакгаузе. Пакгауз от пола до потолка начинен «виски». Таинственные подписи: «Кинг Жорж», «Блэк энд уайт», «Уайт хорс» — чернели на ящиках спирта, контрабанды, вливаемой отсюда в недалекие трезвые Соединенные Штаты.

  Владимир Маяковский «Моё открытие Америки: Мексика», 1926
  •  

Но особенно меня интересовали периодические дожди, без которых была бы невозможна вся египетская культура. Древние египетские учёные-жрецы не помышляли о том, чтобы открыть истинную причину разливов Нила, оплодотворяющих весь бассейн реки, они умели только хорошо использовать эти разливы, создав удивительную сеть каналов, заградительных плотин и шлюзов, регулирующих запасы воды. Жрецы не знали, почему в начале разлива Нил грязно-зелёного цвета, а затем воды его приобретают красный оттенок. Так делали боги. Теперь мы знаем этих богов. Влажные ветры Индийского океана охлаждаются на холодных высотах Абиссинии и падают страшными тропическими дождями. Вот эти-то дожди и размывают глубокие каньоны, превращая горное плато в ряд разбросанных амб. Затем потоки устремляются в ущелья, захватывают там гниющие отбросы, червей, звериный помёт, перегной и несут эту зеленоватую грязь в Голубой Нил и приток Нила — Атбар. После того как ливень вычистит эту гниль, прорвав плотину камышей, задержавших в своих зарослях воду и ил, дожди начинают размывать красноватые горные породы, и вода в Ниле становится красная как кровь. Горе путнику, который будет застигнут ливнями в ущелье или на дне долины.

  Александр Беляев, «Амба», 1929
  •  

Их так много, что неизвестно даже, с каких слов начинать. Легче всего, пожалуй, с «дождевых». Я, конечно, знал, что есть дожди моросящие, слепые, обложные, грибные, спорые, дожди, идущие полосами ― полосовые, косые, сильные окатные дожди и, наконец, ливни (проливни). Но одно дело ― знать умозрительно, а другое дело ― испытать эти дожди на себе и понять, что в каждом из них заключена своя поэзия, свои признаки, отличные от признаков других дождей. Тогда все эти слова, определяющие дожди, оживают, крепнут, наполняются выразительной силой. Тогда за каждым таким словом видишь и чувствуешь то, о чем говоришь, а не произносишь его машинально, по одной привычке.[10]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

И будет казаться, что все это было давным-давно и вовсе не здесь, а в какой-то далекой и южной стране. Стоит жара неделю, стоит две, уже невозможно от хмари и духоты, ходят кругами тучки, вечерами вдали грохочет, зарницы полыхают, а все нет и нет дождя, охают бабки, поливают свои огороды и все кряхтят: «От бы дожжа». А «дожжа» все нет и нет, но в один прекрасный день после обеда натянет с юго-запада мрачной сини, налетит вдруг шквал, взбив почерневшую воду, вырастут неизвестно откуда высокие и тонкие, как лезвия, волны, завернутся трубочками, и глядишь, летит по Енисею лодка с рыбаками, а за ней в полуверсте несется молочно-белая стена дождя, вот она ближе и ближе, вот хлопнула от ветра дверь, вот уже все бело вокруг, и грохочет дождь по крыше, и мокро блестит пустая лавочка, и соседка ставит бельевой бак под осиновый желоб, и старый серый кобель, раздувая ноздри, внюхивается в свежий влажный воздух ― дождались.[11]

  Михаил Тарковский, «Жизнь и книга», 1983

Дождь в мемуарах и художественной литературе[править]

  •  

Эк его поматывает, словно щепочку на днепровском пороге. Ну, трудно будет ему причалить к нашему берегу: вишь здесь какой прибой! Вдруг порыв сильного ветра завыл в стенах разрушенного храма, небеса вспыхнули и вслед за оглушающим ударом грома зашумел проливной дождь.
― Ступай-ка с нею, молодец, в эти развалины, ― сказал Тороп, указывая Всеславу на церковь. ― Там все-таки хоть где ни есть за стеною приютиться можно, а то здесь ее вовсе, сердечную, дождем захлещет. А я сойду вниз да помогу боярину пристать к берегу.
Всеслав, прикрыв верхним своим платьем дрожащую от страха Надежду, вошел вместе с нею в знакомые ему развалины.[12]

  Михаил Загоскин, «Аскольдова могила», 1833
  •  

— Еще миг останься со мною! Посмотри, дождевой поток, словно обручальное кольцо, обнял эту гробницу, мы теперь отделены от света, мы здесь на острове, мы как цветы жизни на гробах, мы вместе![13]

  Александр Бестужев-Марлинский, «Вадимов», 1834
  •  

Познакомив моих читателей с обществом, в котором я провел несколько дней самым приятным образом, я должен сказать, что в первый день моего приезда в деревню Ивана Алексеевича погода начала портиться; к вечеру небеса нахмурились и полился не летний, крупный и спорый, дождь, но мелкий и дробный; он вскоре превратился в бесконечную осеннюю изморось, от которой и вас, любезные читатели, подчас брала тоска, а особливо если она захватывала вас среди полей, когда желтый лист валится с деревьев, а порывистый ветер гудит по лесу и завывает, как зловещий филин, в трубах вашего деревенского дома.[14]

  Михаил Загоскин, «Вечер на Хопре», 1834
  •  

Брань и ругательства сопровождали его. Холодный осенний дождь ― «забойный», как называют его поселяне, полил сильнее и сильнее. В одно мгновение вся окрестность задернулась непроницаемою его сетью и огласилась шумом потоков, которые со всех сторон покатились, клубясь и журча, к реке. Мужички поднялись с лавки и подошли к воротам.
― Вот тебе и ярманка, ― сказал толстый мельник, выставляя свои сапоги под желоб. ― Ишь какое господь посылает ненастье… Хорошо еще, что я не поторопился: того и гляди муку бы вымочил…
― Ишь, дядя Трифон, погляди-ка, как народ-то бежит по горе, ― произнес молодой парень, схватившись за бока, ― вон, вон, по горе… Небось дождем-то знатно пронимает…
― Что за напасть, братцы, вот почитай месяц целый, как дождь льет бесперечь… Теперь того и гляди мороз, долго ли до беды, как раз озими обледенеют… вымочки пойдут…[15]

  Дмитрий Григорович, «Антон-горемыка», 1847
  •  

Было ветрено, сыро и сиверко. Дверь в сад была открыта, на почерневшем от мокроты полу террасы высыхали лужи ночного дождя. Открытая дверь подёргивалась от ветра на железном крючке, дорожки были сыры и грязны; старые берёзы с оголёнными белыми ветвями, кусты и трава, крапива, смородина, бузина с вывернутыми бледной стороной листьями бились на одном месте и, казалось, хотели оторваться от корней...[16]

  Лев Толстой, «Юность», 1857
  •  

Я не люблю дождь; в первую очередь потому что он меня мочит. Кстати говоря, я хотел бы заметить читателям, направляющим мне свои хвалебные письма, что они значительно убедительнее выказали бы своё восхищение, посылая мне скромные подарки: полезные или просто приятные. Например: в данный момент мне бы очень пригодился зонтик.[17]:70

  Альфонс Алле, (из отдела заметок «Le Chat Noir»), 1880-е
  •  

― И урожай хорош, и заготовки вышли удачные, только вот грибов не родилось: придет великий пост, во щи покинуть нечего! И заметьте, уж третий год без грибов сидим, а рыжика так и в помине давным-давно нет, ― что бы за причина такая?
― А та и причина, что настоящих грибных дождей не бывало! ― разрешает какая-нибудь опытная хозяйка.
― Нет, кажется, и дождей немало прошлым летом было, ― возражает другая опытная хозяйка, ― а так, должно быть, не к году…
― Были дожди, да не грибные, ― настаивает первая, ― иной раз целое лето льют дожди, а грибами и не пахнет. А отчего? ― оттого, что дожди не те! И вдруг под самый конец грянет грибной дождик ― и пойдет, и пойдет! И рыжики, и грузди, и белые грибы… обору нет!
― Дивны дела твоя, господи![18]

  М.Е. Салтыков-Щедрин, «Пошехонская старина» (Житие Никанора Затрапезного, пошехонского дворянина), 1887
  •  

Андрей Николаевич снял с подоконника горшок с засохшей геранью и стал смотреть на улицу. Всю ночь и утро сеял частый осенний дождь, и деревянные домики, насквозь промокшие, стояли серыми и печальными. Одинокие деревья гнулись от ветра, и их почерневшие листья то льнули друг к другу, шепча и жалуясь, то, разметавшись в разные стороны, тоскливо трепетали и бились на тонких ветвях. Наискосок, в потемневшем кривом домике отвязалась ставня и с тупым упорством захлопывала половинку окна, таща за собой мокрую веревку, и снова со стуком ударялась о гнилые бревна.

  Леонид Андреев, «У окна», 1899
  •  

Но уже третьи сутки моросил мелкий, осенний дождь, не переставая ни на минуту. Воздух настолько был пропитан холодной, все проникающей сыростью, что казалось, еще одна капля и весь он обратится в сплошную, холодную воду, вплоть до низких иссера-темных облаков, непроницаемой нелепой отделивших скучную землю от высокого, спокойного неба с его мириадами равнодушных светил, о которых в этот момент забывала саман пылкая фантазия. Но подвигавшаяся женщина не обладала фантазией. Равнодушно предоставив грязному и мокрому, как гуща, подолу платья облипать мокрые ноги, она заботилась лишь о том, чтобы эти наиболее усталые части ее усталого тела не расползались далее пределов, полагаемых законами равновесия, и подвигали ее к светлому месту, в которое уставились ее глаза. Нельзя сказать, чтобы к этому месту ее влекла необходимость или какая-нибудь ясно осознанная цель. Тот же дождь моросил и там на площади, у этих ярких фонарей; никто не ожидал ее и там, как никто не ожидал ее здесь.[19]

  Леонид Андреев, «Памятник», 1899
  •  

― Учил ли тебя дьявол, как производить грозу, град, крыс, мышей, кротов, как перекидываться в волков, как лишать коров молока, как губить урожаи и как делать мужчин неспособными к брачному сожитию? ― Учил всему этому и многому другому, в чём я признаю себя грешной пред Господом Богом и пред людьми. ― Скажи, как умеешь ты производить грозу? ― Для этого надо в поле, в том месте, где растёт трава паслён, сделать ямку в земле, присев над ней, омочить её и сказать: «Во имя Дьявола, дождись! » ― и тотчас найдёт туча и будет дождь.[20]

  Валерий Брюсов, «Огненный ангел», 1908
  •  

Отправляться вверх по Неве было бы слишком тоскливо, да пожалуй у неё не было бы времени на такую долгую прогулку. Но Виктор не унывал. Нева была тотчас заменена Сестрорецком и качающаяся каюта — тряским вагоном. Сквозь стекла ресторана они смотрели, как дождь падал на белесое море, которое казалось светлее неба, но в сердце Виктора был такой же радостный ветер и трепетание, как и в тот счастливый день. Он даже искал искусственных аналогий, чтобы объяснить в благоприятную сторону все внешние явления; он говорил:
— Этот дождь похож на весенний: после него всё распускается, всё получает новую жизнь: листья, цветы, трава!
— Вы — ужасный фантазёр, Виктор. Откуда вы знаете, что это именно такой дождь, как вам хочется? А может быть, он — грибной и после него пойдут только мухоморы.
Виктор смутился, но не хотел сдаваться.
— Нет, это хороший дождь, а это вы злая, Елизавета Петровна; выдумали какие-то мухоморы.
— Ничего я не выдумываю. Это вы фантазируете насчет дождя, а просто — дождь, как дождь.[21].

  Михаил Кузмин, «Напрасные удачи», 1908
  •  

Лесок, синевший на горизонте, ― две длинных лощины, заросших дубняком, ― назывался Порточками. И около этих Порточек захватил Кузьму проливной дождь с градом до самого Казакова. Лошаденку Меньшов гнал под селом вскачь, а Кузьма, зажмурясь, сидел под мокрым холодным веретьем. Руки костенели от стужи, за ворот чуйки текли ледяные струйки, отяжелевшее под дождём веретье воняло прелым закромом. В голову стучали градины, летели лепешки грязи, в колеях, под колесами, шумела вода, где-то блеяли ягнята… Наконец стало так душно, что Кузьма отшвырнул веретье с головы назад. Дождь редел, вечерело, мимо телеги по зеленому выгону бежало к избам стадо. Тонконогая черная овца отбилась в сторону, и за ней гонялась, накрывшись мокрой юбкой, блестя белыми икрами, босая баба.[22]

  Иван Бунин, «Деревня», 1910
  •  

Девятого ходили перед вечером, после дождя, в лес. Бор от дождя стал лохматый, мох на соснах разбух, местами висит, как волосы, местами бледно-зелёный, местами коралловый. К верхушкам сосны краснеют стволами, — точно озарённые предвечерним солнцем (которого на самом деле нет). Молодые сосенки прелестного болотно-зелёного цвета, а самые маленькие — точно паникадила в кисее с блестками (капли дождя). Бронзовые, спаленые солнцем веточки на земле. Калина. Фиолетовый вереск. Чёрная ольха. Туманно-синие ягоды на можжевельнике.

  — «Устами Буниных», 12 августа 1912 года
  •  

По-прежнему нас клонило ко сну, но не хотелось наружу, ибо снаружи было только одно сплошное теплое море дождя, в котором медленно и в неизвестном направлении плыли мы в глубоком трюме огромного черного дома. Только стол с неподвижной посудой был освещен; прямо над ним в глубине зеленоватой оконной шахты, как пароходный иллюминатор, белело толстое полупрозрачное стекло, по которому с утра мягко стучал тяжелый июльский дождь, то затихая по временам, то опять принимаясь с новой силой. Иногда белесо вспыхивала молния, тяжело перекатывалось отдаленное громыхание, и опять дождь падал, не переставая, среди тяжелых и душных сумерек нескончаемого дня. Но, вероятно, он все же клонился к вечеру, этот бесконечно трогательный, тяжелый и серый летний день, когда мясистая зелень каштанов закрывает небо, когда все окна раскрыты и на мокрых улицах тяжело вращаются громоздкие колеса карусели, оглашая воздух паровозными свистками своих двигателей.[23]

  Борис Поплавский, «Аполлон Безобразов», 1932
  •  

Каждый день шли дожди, лошади несли, разбрасывая комья синей чернозёмной грязи, тучные, пресыщенные влагой ржи клонили на дорогу мокрые серо-зелёные колосья, низкое солнце то и дело блистало сквозь крупный золотой ливень, ― это, говорили, к счастливому браку, ― алмазно сверкающие дождевыми слезами стекла кареты были подняты, в её коробке было тесно, я с наслаждением задыхался от духов невесты и всего того пышного, белоснежного, в чём она тонула, глядел в её заплаканные глаза, неловко держал в руках образ в золотой новой ризе, которым её благословили…[24]

  Иван Бунин, «Жизнь Арсеньева. Юность», 1933
  •  

Они летели над бульваром, видели, как фигурки людей разбегаются, прячась от дождя. Падали первые капли. Они пролетели над дымом ― всем, что осталось от Грибоедова. Они летели над городом, который уже заливала темнота. Над ними вспыхивали молнии. Потом крыши сменились зеленью. Тогда только хлынул дождь и превратил летящих в три огромных пузыря в воде. Маргарите было уже знакомо ощущение полёта, а мастеру ― нет, и он подивился тому, как быстро они оказались у цели, у того, с кем он хотел попрощаться, потому что больше ему не с кем было прощаться. Он узнал сразу в пелене дождя здание клиники Стравинского, реку и очень хорошо изученный им бор на другом берегу. Они снизились в роще на поляне, недалеко от клиники.
― Я подожду вас здесь, ― прокричал Азазелло, сложив руки щитком, то освещаясь молниями, то пропадая в серой пелене, ― прощайтесь, но скорее. Мастер и Маргарита соскочили с сёдел и полетели, мелькая, как водяные тени, через клинический сад. Ещё через мгновение мастер привычной рукой отодвигал балконную решётку в комнате N 117-й, Маргарита следовала за ним. Они вошли к Иванушке, невидимые и незамеченные, во время грохота и воя грозы.[25]

  Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита» (часть II), 1940
  •  

Да, не оглядывайся назад ― превратишься в соляной столп! Не засматривайся в прошлое! Шестой (т. е. четвертый) час, ровно шумит дождь, сплошь серое небо уже слилось вдали с затуманенной долиной. И будто близки сумерки. Семь часов, за окнами уже сплошное, ровное серое, тихо и ровно шумит дождь. Уже надо было зажечь электричество.[26]

  Иван Бунин, Дневники, 21 августа 1941 г.
  •  

Вскоре путешественники подверглись новому испытанию. Небо потемнело от тяжелых туч, и в неистовом сверкании молний и сокрушающем грохоте грома на сынов Та-Кем полился такой дождь, о котором не слыхали никогда на их родине, где дождь ― событие, случающееся раз в несколько лет. Темные облака извивались над кораблями, уподобляясь образу вызывающего бурю злого змея Апопа, <Апоп ― олицетворение бури, мрака и ужаса в египетском пантеоне (примечание 78 от автора)> вспышки молний освещали разверзнутые пасти и хищные лапы. Сплошные потоки ревущей воды низвергались с небес, заливая корабли; люди захлебывались, едва переводя дыхание; всё мгновенно пропиталось водой.[27]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

Скучное киевское лето наполнилось мечтами об этой незнакомке. Оно тотчас перестало быть скучным. Оно зашумело звонкоголосыми дождями. Они лились с высокого неба, хлопотали в зелени садов. Стеклянные капли, слетая с туч, будто били по клавишам, ― частый звон наполнял мою комнату. Мне казалось подлинным чудом, что так может петь обыкновенная вода, льющаяся с крыши в зеленую кадку.
― Все лето слепые дожди! ― говорила бабушка, ― Это к урожаю. За легким дымом этих «слепых дождей» и сиянием радуг где-то рядом жила незнакомка.[28]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

Внезапно, вырвавшись из тесного города, прокатился над головой гром. Ливень зашумел в деревьях. Я спрятался в пустой оранжерее. На полке стоял единственный газон цветущей пеларгонии, покрытой болезненным румянцем. Я потрогал этот забытый или нарочно оставленный здесь цветок. Он тянулся всеми листочками и венчиками к озону, к благодатным струям дождя, что лились на другие цветы-счастливцы, выставленные наружу. Я вынес цветок под дождь.[29]

  Константин Паустовский, «Начало неведомого века», 1954
  •  

Летний дождь. Сначала – как лёгкое прикосновение. Потом сильнее, обильнее. Застучал по тротуарам и крышам, как по клавишам огромного рояля.

  Рей Бредбери, «Вино из одуванчиков», 1957


  •  

Автомобиль рванулся навстречу выползающей из-за леса фиолетовой туче. Крупные дождины, сочетаясь с автомобильной скоростью, хлестали нас, подобно картечи. Но по земле, истомленной в зное, разливалась свежесть, прохлада и неизъяснимая легкость, от которой хотелось петь и орать несообразное. Еще не скоро, недели через три дождь станет проклятьем. Пока он был благодатью, и люди поднимали навстречу золотистым, летящим из голубизны каплям просветленные улыбками и надеждой лица. <...>
Птицы летали над просекой, над нашими головами в недоумении и растерянности. Тогда Серега решил созвать рябчиков, но снова хлынувший ливень помешал этой затее. Как ни тепел был дождь, вымокшие до нитки, мы начали зябнуть. Кроме того, ливень перешел в мелкую морось, небо затянулось сплошной серой мглой. Верхушки елей рвали, терзали ее, отрывая и оставляя на себе белые мокрые клочья. Такое не могло кончиться быстро. К деревне Корнево мы подошли с задворок. Долго искали прогон, чтобы попасть на улицу. Прогона все не было, и мы, решившись, открыли калитку в огород, прошли мимо гряд с луком (как сейчас вижу – матово-зеленые жирные стрелы с крупными каплями дождя на них), но огород уперся в бревенчатую стену двора, а двор оказался запертым.[30]

  Владимир Солоухин, «Владимирские просёлки» (повесть), 1957
  •  

Изредка с улицы слышались быстрые деловые шаги, тонкий свист, а иной раз даже близкий выстрел и женский истерический хохот. Он долетал из-за кирпичных стен. Казалось, что этот рыдающий хохот был глубоко замурован в стенах. Особенно неприятно было в дождливые ночи. В железном желобе жидко дребезжала вода. Кровать скрипела от малейшего движения, и какой-то зверь всю, ночь спокойно жевал за обоями гнилое, трухлявое дерево.[29]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Время больших ожиданий», 1958
  •  

Перелески расцветились багрянцем и золотом и к вечеру, подсвеченные заходящим солнцем, пылали словно огромные костры. Потом начались затяжные дожди. Они в считанные дни оголили леса и перелески, потушили все краски, наполнили мутной водой дорожные колеи и колдобины. Сегодня дождь был особенно назойливым. Сделав из мешка подобие капюшона и накрывшись с головой, Нюша целый день кружила на тракторе по полю. Мелкий дождь-сеянец проникал повсюду, застывали ноги. Трактор часто буксовал, а в низинах, где было особенно топко, он мог в любую минуту увязнуть по ступицу.[31]

  Алексей Мусатов, «Земля молодая», 1960
  •  

Начинается внезапный крупный и короткий дождь, закуска засовывается под брезент, покрытый рыбьей чешуей, мы прячемся в рубку, и настроение еще лучше: дождь перед выходом в море ― добрая примета. Сразу все исчезает, закрывается, зачеркивается сплошными нитями воды, смутно виден только нос впереди, мокрые черные мачты, снасти, видна залитая палуба со вскакивающими и лопающимися пузырями. Дождь проходит, уволакивается в сторону Мезени, берега реки раздвигаются, по носу начинаются короткие частые шлепки, мы снова на палубе, закуска опять на трюме, еще блестящем от сырости, и палуба чиста.[32]

  Юрий Казаков, «Северный дневник», 1960
  •  

Но особенно хороши были в Батуме звуки дождя и гудки пароходов. Зимние батумские дожди пели на разные голоса. Чем сильнее был дождь, тем выше он звенел в водосточных трубах. Пароходные же гудки были преимущественно одноголосые баритональные, особенно у иностранных наливных кораблей с желтыми трубами и мачтами. Я попал в Батум в период осенних и зимних дождей. Они шли почти непрерывно, затемняя свет, погружая дни в теплый, почти горячий сумрак. Просветы случались редко.[33]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Бросок на юг», 1960
  •  

А дождь будет падать на пустой город, размывая мостовые, сочиться сквозь гнилые крыши… Потом смоет всё, растворит город в первобытной земле, но не остановится, а будет падать и падать. …Будет падать и падать, а потом земля напитается, и взойдёт новый посев, каких раньше не бывало, и не будет плевел среди сплошных злаков. Но не будет и нас, чтобы насладиться новой вселенной.

  Братья Стругацкие, «Гадкие лебеди», 1967
  •  

Неожиданно, перебивая ее воспоминания о ребятах, перед ней высветился дальний-дальний день ― и тоже с рекой. Только что прошел дождь, короткий, буйный, окатный, из нечаянно подвернувшейся по-летнему единственной тучи, а уже опять солнце, поляны дымятся, с деревьев и кустов капает набрякшими, тяжелыми каплями, там и там по траве, как жучки, катятся росинки, в реке еще плавают пузыри, ходит пена ― все чисто и азартно блестит, пахнет остро, свежо, звенит от птиц и стекающей воды. Земля, опьяненная дождем, раскрылась, распахнулась догола, дышит утомленно, с наслаждением, небо над ней снова глубокое, ясное, голубое. Она не старуха ― нет, она еще в девках, и все вокруг нее молодо, ярко, красиво. Она бредет вдоль берега по теплой, парной после дождя реке, загребая ногами воду и оставляя за собой волну, на которой качаются и лопаются пузырьки. [34]

  Валентин Распутин, «Последний срок», 1970
  •  

Но жили вот, не томились тягостной работой наломился до посиненья, в бане десять потов спустил и опять как новый гривенник. И все три дня бусил дождь, пакостный ситничек: наплывет откуда-то из-за гор легкий туманец, словно костёр развели, потом засинеет по-над головою, бурак налетит с ветром, выполощет землю торопливо, нахлестом, а после долго не может успокоиться морось, такая касть, пылит и пылит. Приплавишься к берегу, чтоб под ёлкой схорониться, в пояс чертоломная таежная трава, и сразу насквозь мокр, будто выкупался, и уже не рад, что полез в жирную поросль. Все кругом каплет, нигде схорону-затулья, и одному бы Бурнашову пропасть тут, прямая погибель.[35]

  Владимир Личутин, «Любостай», 1987
  •  

Пока Город сопел, и потел, и видел вещие сны, бедные души грешников, обгоняя друг друга, как воздушные шары, полные высоты, торопились сквозь дождь туда — отсюда. А тела? В городе, в котором постоянно идёт дождь, это ли проблема? Всё растворимо — и тело тоже.

  Леонид Латынин, «Гримёр и муза», Глава I. «Выбор», 1988
  •  

Ладно, ладно, не буду. Лучше давай, я вот так, осторожно возьму тебя под руку. Или, знаешь, лучше ты возьми меня под руку. Ну и что же, что дождь? Когда это мы с тобой боялись дождя? В Петербурге дождь ― круглый год. Такой это город. И ничто, вероятно, так не идет Санкт-Петербургу, как дождь. <...> Вот твой плащ. Осторожно, здесь просто зацепилось за ручку. Опять дождь. Стоит нам договориться о встрече, и сразу же ― дождь. В Петербурге, по-моему, дождь вообще круглый год. Слушай, цветы продают. Давай, я тебе подарю какие-нибудь цветы.[36]

  Андрей Столяров, «Наука расставаний», 2002
  •  

Очень плохо. Наверное, с внутренних равнин пришёл циклон. Только бы не дождь! Звёзд не видно. Всё вокруг заливает чернотой… Если пойдёт дождь ― конец! Если пойдёт дождь… Пошёл дождь. Невидимая морось обволакивает всё вокруг скользкой пылью. Это последний шанс. Пока тёплый камень ещё в состоянии впитывать и испарять влагу. Снова у «точки невозврата». За ней ― бесконечное трёхсантиметровое падение в бездну[37]

  Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть», 2011

Дождь в поэзии[править]

  •  

Шум табунов, мычанье стад
Уж гласом бури заглушались…
И вдруг на долы дождь и град
Из туч сквозь молний извергались;
Волнами роя крутизны,
Сдвигая камни вековые,
Текли потоки дождевые ―
А пленник, с горной вышины,
Один, за тучей громовою,
Возврата солнечного ждал,
Недосягаемый грозою,
И бури немощному вою
С какой-то радостью внимал.[38]

  Александр Пушкин, «Кавказский пленник», 1821
  •  

И весел звучный лес, и ветер меж берёз
Уж веет ласково, а белые берёзы
Роняют тихий дождь своих алмазных слёз
И улыбаются сквозь слёзы.[39]

  Иван Бунин, «Как дымкой даль полей закрыв на полчаса...», 1889
  •  

Всё жаждет, истомясь от зною;
Всё вопиет: дождя, дождя!
И рады все, что солнце мглою
Покрылось, сумрак наводя.
Влачится туч густых завеса,
Грозя нам ливнем — и пыля,
Из-за синеющего леса,
Прохладой веет на поля.
Шуршит соломой рожь сухая,
Пыль зарывается в кусты,—
И только капля дождевая
Одна спадает с высоты.
Дождя, дождя!.. Ужель обманут
Нас громовые голоса,
С земли колосья не привстанут,
И не омоются леса?[40]

  Яков Полонский, «В засуху», 1890-е
  •  

Ветер печальный,
Многострадальный,
С лаской прощальной
Ветви клоня,
Свеял хрустальный
Дождь на меня.[41]

  Валерий Брюсов, «Вечер после дождя», 10 мая 1905
  •  

Дождик гадкий идет да идет,
из дождевой кадки через край течет.
После дождя выползут улитки,
мы их с кустов соберем,
у каждой улитки рожки как нитки
и, чтоб прятаться, ― дом.[42]

  Илья Эренбург, «Дождик гадкий идет да идет...», 1913
  •  

Дорога от дождя размокла.
Я подвернул мои штаны.
Босые ноги, точно свёкла,
Совсем от холода красны.[43]

  Фёдор Сологуб, «Дорога от дождя размокла...», 1918
  •  

Всю ночь вода трудилась без отдышки.
Дождь до утра льняное масло жег.
И валит пар из-под лиловой крышки,
Земля дымится, словно щей горшок.[44]

  Борис Пастернак, «Петухи», 1923
  •  

Дождь падал с размаху и бился снизу
в безглазые лица московских подошв.
И рвался из труб, бросался с карниза
веселый и крепкий веснушчатый дождь.
Дождь рвался на крышах. Широкая ярость
бросала на землю холодные тонны,
аж гнулись осенние желтые клёны,
аж желтые листья легли на бульварах,
аж рвались сквозь тучи белесые молний!
А первый (усатый бухгалтер) сказал:
«А дождь зарядил. Настоящий. Осенний
И дождь согласился, и рвался, и лил,
и мостовая ― в предсмертной пене.
Второй прислушался и возразил:
«А дождь молодой. Настоящий. Весенний
Запахло весною. Да так это внятно,
что прямо бери ее в чуткие руки.
Так быстро, что в грязном, охрипшем парадном
выросли робкие незабудки.[45]

  Ярослав Смеляков, «Дождь», 1931
  •  

Утихает как-то разом,
так что дождик моросит.
В фиговых листочках разум,
словно в платьице, висит.[46]

  Сергей Петров, «Лес человечества», 1934
  •  

Не по морозцу
по морошку.
Дождь моросит
из частых сит
И мочит, мочит, как нарочно —
Вон на болотце торфяном
Раскинулся цветной морошник.
Ступила тихо лапотком.
Морошка... спелая морошка...
Рвёт ягоды, кладёт в лукошко,
Те самые, что через сто
Лет будут жить...[47]

  Михаил Зенкевич, «Морошка», 1937
  •  

Четыре пальца раздирают рот
на ноте «си» над тучей ветровой.
Идут машины кувырком вперед,
Идут гуртом по черной мостовой.
Гулящий дождь, цыганский и грибной,
Дождь голубятников и голубей,
Свистящий, булькающий, проливной,
Дождь
, разговаривающий со мной
По водосточной сломанной трубе.
Щекочет ноздри свист на ноте «си»
И турмана на ниточку берет.
Над черной крышей турман колесит,
Сквозь дождь упрямо пробираясь вброд.
Гуляют закадычные друзья,
Гремит по крышам листовая дрожь,
Прямой проспект навылет просквозя,
Гортанным свистом покрывают дождь...[48]

  Александр Межиров, «Блокада. Наяву», 1946
  •  

Влажно ландыши дышали,
Крупный дождь шуршал по склону,
На прощанье гром по тучам
Бил чугунными шарами...[49]

  Лидия Алексеева, «Влажно ландыши дышали...», 1959
  •  

Я думаю, что вид мой стал смешон.
Сырым платком я шею обвязала.
Дождь на моем плече, как обезьяна,
сидел. И город этим был смущен.
Обрадованный слабостью моей,
он детским пальцем щекотал мне ухо.
Сгущалась засуха. Все было сухо.
И только я промокла до костей. <...>
Меж тем вокруг стоял суровый зной.
Дождь был со мной, забыв про все на свете.
Вокруг меня приплясывали дети,
как около машины поливной.
Я, с хитростью в душе, вошла в кафе.
Я спряталась за стол, укрытый нишей.
Дождь за окном пристроился, как нищий,
и сквозь стекло желал пройти ко мне.

  Белла Ахмадулина, «Сказка о дожде» в нескольких эпизодах с диалогами и хором детей, 1962
  •  

Шел дождь прямой, шел дождь прямой,
Все было прямым, прямым.
Шел дождь прямой, шел дождь прямой,
Внезапно он стал косым.
Все стало косым под косым дождем:
Забор, горизонт, холмы,
И дом, потемневший мгновенно дом,
И мы перед ним, и мы![50]

  Юрий Кузнецов, «Осенний космос», 1969
  •  

Мы въехали в дождь и выехали
и снова въехали в дождь.
Здесь шел, мокрее выхухоли,
поэзии русской вождь.
Здесь русской поэзии солнце
прислушивалось: в окно
дождь рвется, ломится, бьется.
Давно уже. Очень давно. <...>
Да, русской поэзии солнце
как следует и не поймешь,
покуда под дождь не проснешься,
под тот же дождь
не заснешь.[51]

  Борис Слуцкий, «Дождь», 1974
  •  

Дождь грянул наконец. Он длился
Как птичья песнь. Он так плясал
И так старался, так резвился,
Что мир окрест преобразился
И засверкал, как бальный зал.
Гром, как державинская ода,
По крыше ямбом грохотал;
В поселке ожила природа,
С омытых листьев пыль стекла,
И блеск хрустального стекла
Приобрели углы и грани
Прекраснейшего из числа
Неисчислимых мирозданий.
Ушли Стрелкѝ-Громовики,
Дождь перестал. Переходили
Потоки вброд и воду пили
В кустах смородинных жуки,
И без мучительных усилий
Росли грибы̀-дождевики.[52]

  Арсений Тарковский, «Чудo со щеглом», 1977
  •  

нет сломанней дождя, чем сломанный сегодня.
нет вещее воды, чем та ― перед грозой,
тот падающий сон, что хлещет так свободно ―
просторнее, чем явь, чем смысл ее косой ―
останься навсегда или надольше даже,
пускай исчезнет все ― во всем его ничем,
небесное число за облачною стражей,
сверкни, как молния, грохочущим плечом![53]

  Владимир Казаков, «что это за число, забытое священно?...», 1978
  •  

Все загадки бытия
Мы недавно разгадали.
Дождь и солнце, ты и я.
Над большим кустом азалий
Светит каждая струя.
На асфальт кидай, роняй,
Ливень, светлые медали!
Дождь прошел, и от перил
Тень по мраморному полу.
(Нет, не тень, а только полу-.)
Парус набирает сил.
Красной лапкой зацепил
Желтый листик белый голубь.[54]

  Игорь Чиннов, «Все загадки бытия...», 1981
  •  

Но вдруг ― толчок, потом опять толчок ―
И света станционного пучок
Ударил об автобусные стекла.
Рассвет обозначается едва.
Я в городе, где от дождей листва
Обвисла, потемнела и намокла.[55]

  Иван Елагин, «Сегодня новый замысел возник...», 1985
  •  

Лицо мне щекотало тело львицы,
Я разглядеть не мог других людей.
Свистя, вертелись надо мною птицы,
То черный дрозд, то серый соловей.
Я понимал, что нет воде границы
И что потоп есть Дождь и вождь Дождей.[56]

  Семён Липкин, «В ковчеге», 1988
  •  

Как семейно шуршанье дождя! как хорошо заштопаны
им прорехи в пейзаже изношенном, будь то выпас
или междудеревье, околица, лужа ― чтоб они
зренью не дали выпасть
из пространства. Дождь! двигатель близорукости,
летописец вне кельи, жадный до пищи постной,
испещряющий суглинок, точно перо без рукописи,
клинописью и оспой.
Повернуться спиной к окну и увидеть шинель с погонами
на коричневой вешалке, чернобурку на спинке кресла,
бахрому желтой скатерти, что, совладав с законами
тяготенья
, воскресла
и накрыла обеденный стол, за которым втроем за ужином
мы сидим поздно вечером, и ты говоришь сонливым,
совершенно моим, но дальностью лет приглушенным
голосом: «Ну и ливень».[57]

  Иосиф Бродский, «Дождь в августе», 1988
  •  

Дождь подходит шагом, шагом,
ропот всё нетерпеливей,
замолчал ― и сразу ливень
прыгает стеклянным шаром.[58]

  Михаил Айзенберг, «Дождь подходит шагом, шагом...», 2015

Дождь в песнях[править]

  •  

И пою я тихо сыну
Днём и под луной:
Дождь бывает жёлтый, синий,
Серый, голубой.
Голубой, он самый добрый,
С ним цветы цветут.
Голубой идёт недолго —
Его долго ждут. <...>
Осень озеро остудит,
Клён озолотит.
В сентябре приходят к людям
Жёлтые дожди.
Жёлтый дождь протянет руки
К той судьбе и к той.
Желтый дождь, он для разлуки,
Он пока не твой. <...>
Спи, мой сын,
Приходят к людям разные дожди.
Только чёрный дождь не будет
На твоём пути.
Верю, чёрный дождь не будет
На твоем пути. — песня получила широкую известность в 1960-е и 1970-е годы и была популярной в исполнении Майи Кристалинской

  Леонид Лучкин, музыка С. Пожлакова, «Колыбельная с четырьмя дождями», 1960-е
  •  

Дождь порой на чьи-то слёзы похож,
Только горечи в его каплях нет.
И земля с волненьем ждёт каждый дождь
С той поры, как существует белый свет.
После дождя
Светлого и долгого,
После дождя
Тёплого и доброго,
После дождя
Щедрого и звонкого
Приходят чудеса.
После дождя
Деревья распускаются,
После дождя
Люди улыбаются,
После дождя
Влюблённые встречаются,
Синеют небеса
После дождя.

  Михаил Рябинин, музыка Оскара Фельцмана, «После дождя» (песня стала популярной в исполнении Стаса Намина и группы «Цветы»), 1980
  •  

Дождь, звонкой пеленой наполнил небо майский дождь...
Гром, прогремел по крышам, распугал всех кошек гром
Я открыл окно, и веселый ветер разметал все на столе —
Глупые стихи, что писал я в душной и унылой пустоте
Грянул майский гром, и веселье бурною, пьянящею волной
Окатило. Эй, вставай-ка и попрыгай вслед за мной,
Выходи во двор и по лужам бегай хоть до самого утра:
Посмотри как носится смешная и святая детвора...[59]

  Юрий Шевчук (группа «ДДТ»), «Дождь», май 1981
  •  

В небе туча хмурится,
Хмурится, хмурится,
Скоро грянет гром,
Скоро грянет гром.
Дождь пойдёт по улице,
Улице, улице,
С жестяным ведром,
С жестяным ведром.

  Сергей Козлов (музыка Владимира Шаинского), “Дождь идет по улице” из мультфильма “Далеко-далеко на юге”, 1982
  •  

А я и не знала, как люблю дождь
Туман в городе моём серый
И он цвета глаз твоих, цвета волос
И имя серое твоё дождь. <...>
Взяв за руку с собой, краску смыл водой
Так целует дождь
Взгляд прочь бегущих лиц
Что же ты стоишь, заболеешь, прячься, слышишь.

  МакSим, «Дождь», сентябрь 2010
  •  

под дождём мы гуляем по лужам
этот город весной разбужен
и о том,что любимой я нужен
знаю я <...>
майский дождь
как судьба
две души летят к своей мечте
майский дождь
два крыла
мы парим над миром в высоте...

  — Виталий Милушев, «Майский дождь» (песня из одноимённого кинофильма), 2012
  •  

Я в твоих руках усну и не проснусь
Я помню как, я знаю наизусть
И каждый раз, когда приходит ложь
Я ухожу и превращаюсь в дождь.
Целая ночь. Ты спишь, то не спишь
И даже звёзды ни к чему, простите звёзды...

  Земфира, «Дождь», декабрь 2012

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Весною дождь парит, а осенью мочит.

  — Русская пословица
  •  

Как в мае дождь, так будет и рожь.
Даст Бог дождь, уродится и рожь.
Собака катается — к дождю и снегу.
Дай Бог дождю в толстую вожжу.
Мать божья, подавай дождя на наш ячмень, на барский хмель (привет дождю).
Уж дождь дождем, поливай ковшом (то же).
На бабину рожь, на дедову пшеницу, на девкин лёнполивай ведром (при первом дожде).
Корешки обмыть (говорят о первом весеннем дожде).

  Русские пословицы
  •  

Человек не глина, а дождь не дубина (не бьет и не размоет).
Мягонько лучше на зубу, чем в лапоть.
Не глиняный, от дождя не размокнешь.
Который Бог замочит (вымочит), тот и высушит.
Бог вымочит, Бог и высушит.
Весной дождь парит, осенью мочит.
Весной сутки мочит, а час сушит.
Весной, что рекой прольет — капли не видать; осенью ситцем просеет — хоть ведром черпай.
Весной ведро воды — ложка грязи; осенью ложка воды — ведро грязи.
Дождь пополам с солнышком — по утопленнике, либо в этот день праведный помер.
Роса мочит по зарям, дождь по порам.
Большие дождевые пузыри — к дождям.
Солнце садится в морок — дождь будет.
Солнце садится в облако — другой день ненастный.
Красные облака до восхода — к ветру; тучи — к дождю; красные, при закате — к вёдру и ветру.
Солнце за тучку садится — к дождю; в краснах — к вёдру.
Рано солнце всходит — быть дождю.
Лошадь фыркает — к дождю.
Лошадь трясет головой и закидывает ее кверху — к ненастью.
Собака валяется — к ненастью. Собака траву ест — к дождю.

  Русские пословицы

Источники[править]

  1. Борис Шергин. Повести и рассказы. — Л.: Лениздат, 1987 г.
  2. Гроссман В.С. Жизнь и судьба. Москва, Книжная палата, 1992 г., «Жизнь и судьба», Часть 3 (1960)
  3. А.И.Пантелеев. Наша Маша: Книга для родителей. Собр. соч. в 4 т. Том 4. — Л.: «Детская литература», 1984 г.
  4. В.М.Головнин. «Путешествие вокруг света, совершённое на военном шлюпе в 1817, 1818 и 1819 годах флота капитаном Головниным». — М.: «Мысль», 1965 г.
  5. Иван Аксаков, «Возврат к народной жизни путём самосознания» (1861 год)
  6. 6,0 6,1 А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  7. В. Д. Черевков, «По китайскому побережью». — СПб.: «Исторический вестник», № 4, 1898 г.
  8. 8,0 8,1 В.К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  9. Козлов П.К., «Дневники монголо-тибетской экспедиции. 1923-1926», (Научное наследство. Т. 30). СПб: СПИФ «Наука» РАН, 2003 г.
  10. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  11. Михаил Тарковский, «Жизнь и книга», — М., журнал «Октябрь», №9 за 2002 г.
  12. М.Н. Загоскин. «Аскольдова могила». Романы. Повести. — М.: «Современник», 1989 г.
  13. А.А. Бестужев-Марлинский. «Кавказские повести». — СПб., «Наука», 1995 г.
  14. М.Н. Загоскин. «Аскольдова могила». Романы. Повести. — М.: «Современник», 1989 г.
  15. Д.В. Григорович. Повести и очерки. — М.: «Советская Россия», 1983 г.
  16. Толстой Л.Н. Собрание сочинений. Москва, «Художественная литература», 1958 г.
  17. Alphonse Allais: mots, propos, aphorismes En Verve. — Paris, Conde-sur-Noireau: Horay, 2004. — 128 с. — ISBN 2-7058-0344-0
  18. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 17. Москва, Художественная литература, 1973 г.
  19. Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  20. В.Я.Брюсов Повести и рассказы. — М.: Советская Россия, 1983 г.
  21. М. А. Кузмин. Собрание сочинений. — П.: Издание М. И. Семёнова, 1915 г. — Т. V
  22. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г.
  23. Б.Ю. Поплавский. Собрание сочинений в 3-х тт. Том 2. — М.: Согласие, 2000 г.
  24. Бунин И.А., «Жизнь Арсеньева»: Роман. Рассказы. - М.: Сов. Россия, 1991 г.
  25. Булгаков М.А. Избранная проза. — М.: Худ. лит., 1966 г.
  26. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г. — Т. 1. Стихотворения (1888—1911); Рассказы (1892—1901). — С. 455-456
  27. Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 5. Книга 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  28. Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  29. 29,0 29,1 Паустовский К. Г. Повесть о жизни. — М.: АСТ; Астрель, 2006.
  30. Владимир Солоухин. Смех за левым плечом: Книга прозы. — М., 1989 г.
  31. Алексей Мусатов. Собрание сочинений в 3-х томах. Т. I. — М.: Детская литература, 1976 г.
  32. Казаков Ю.П. Избранное: Рассказы. Северный дневник. — Москва, «Художественная литература», 1985 г.
  33. Паустовский К. Г. «Повесть о жизни». Книга 4-6. Время больших ожиданий. Бросок на юг. Книга скитаний. — М.: «АСТ, Хранитель, Харвест», 2007 г.
  34. Валентин Распутин. «В ту же землю». — М.: Вагриус, 2001 г.
  35. В.В.Личутин. «Любостай». — М.: «Современник», 1990 г.
  36. Андрей Столяров. «Наука расставаний». — М.: «Звезда», №1, 2002 г.
  37. Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть». — М.: Эксмо, 2011 г.
  38. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837-1937: в шестнадцати томах, Том 4.
  39. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  40. Я. П. Полонский. Полное собрание стихотворений. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1896. — Т. 2. — С. 394.
  41. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  42. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  43. Сологуб Ф.К. Собрание стихотворений в восьми томах. Москва, «Навьи Чары», 2002 г.
  44. Б. Пастернак, Стихотворения и поэмы в двух томах. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1990
  45. Смеляков Я.В. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Второе издание. — Ленинград, «Советский писатель», 1979 г.
  46. С. В. Петров, Собрание стихотворений. В 2 книгах, — М.: Водолей Publishers, 2008 г.
  47. Зенкевич М.А. «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  48. А.П. Межиров, «Артиллерия бьёт по своим» (избранное). — Москва, «Зебра», 2006 г.
  49. Л. Алексеева. «Горькое счастье». М.: Водолей, 2007 г.
  50. Ю.П.Кузнецов. «До последнего края». — М.: Молодая гвардия, 2001 г.
  51. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  52. А. Тарковский. Собрание сочинений: В 3 т. М.: Художественная литература, 1993
  53. В. В. Казаков. Избранные сочинения в трех томах. — М.: Гилея, 1995 г.
  54. И.В. Чиннов. Собрание сочинений: в 2 т. М.: Согласие, 2002 г.
  55. Елагин И.В. Собрание сочинений в двух томах. Москва, «Согласие», 1998 г.
  56. С. Липкин. «Воля». — М.: ОГИ, 2003 г.
  57. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г.
  58. М. Айзенберг. «Переход на летнее время». — М.: Новое литературное обозрение, 2008 г.
  59. ДДТ: «Дождь» (Ю. Шевчук). [ Комментарии к песне

См. также[править]