Мимино

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мимино
Sculpture dedicated to Mimino.JPG
Wikipedia-logo.svg Статья в Википедии

«Мимино́» (груз. მიმინო) — советский трагикомедийный художественный фильм режиссёра Георгия Данелии.

Цитаты[править]

  •  

— Гиви Иванович! Дай ключи от машины. Мне в город надо.
— Не дам.
— Почему?
— Глушитель мне оторвали?
— Это брак был.
— Фары разбили?
— Я разве?
— А вчера Надя под сиденьем помаду нашла.
— Я объяснял. Я сестру в больницу возил. Родную.
— А пробка от шампанского?

  •  

[Диалог с сотрудником ГАИ]
— Привет! Как поживаешь?
— Права.
— Новый анекдот знаешь?
— Знаю. Права.
— Может быть…
— Не может быть. Права.

  •  

Гиви Иваныч! Совсем тебя этот ГАИ не уважает, слушай. И машину отнял и права.

  •  

Всё! Больше никому не дам <машину и права>. Сам научусь ездить и буду свою семью возить.

  •  

— 5800 голландских кур ждут меня в Тбилиси. Что мне делать?
— В первую очередь мы обслуживаем пассажиров.
— Пассажир может две недели сидеть, и с ним ничего не случится, а курица испортится! [разговор ведётся при пассажирах]

  •  

— Осторожно!
— Что, хрусталь, что ли?

  •  

Смотри сюда. Взял — тихонечко положил. Понял?

  •  

— Какими судьбами?
— Вот, Дели не принимает. А ты как? Где?
— Да вот… Кур вожу голландских.

  •  

— Сокол и Ястреб, немедленно прекратите засорять эфир! Между прочим, Ястреб, сорок первый размер не у Анзора, а у меня… Как поняли? Приём.

  •  

— Валико, если большой самолёт и твой вертолёт цепью связать, кто победит?
— Цепь.

  •  

— Что? Опять выселяют?
— Нет. В этом гостиница я директор.

  •  

Здесь её [корову] кто купит? Здесь её все знают…

  •  

Это же не самолёт. Это бабочка! Чёрт бы её побрал…

  •  

— Садитесь, пожалуйста.
— Спасибо, я пешком постою.

  •  

Гиви, скажи Вано, что подков в Москве нет.

  •  

Знаешь, что мне сказали? «Такие пилоты, как вы, на улице не валяются!»

  •  

Алла, пойдём ресторан, туда-сюда потанцуем…

  •  

Ты и твой Лариса Ивановна не две пары в сапоге.

  •  

— Валик-джан, я тебе один умный вещь скажу, но только ты не обижайся. Ты и она — не две пары в сапоге.
— Почему?
— Слушай, ты видный мужчина, а она… [о женщине] Возьми кошку, опусти в воду, вынь… и такая же худая.
— Дело вкуса. Например, армянам толстые нравятся, а грузинам — худые.
— А что, грузинам толстые не нравятся?
— Нет.
— Хочешь, я тебе покажу, как ты идешь по Москве?
— Покажи.
— Это кепка.
— Идешь так. Раз, два, три… хоп!
[кошка мяукает]
— Ну что «хоп», а? Что?..
— Машина украли.
— Как — украли?
— Эх!..
— Подожди, Рубик, а ты точно помнишь, что это тот двор?!
— Как не помню?! Вон мусорный ящик — а там женщина курила…
— Подожди, Рубик, успокойся. Встань здесь! Встань здесь! Никого не пускай и никого не выпускай! Стереги следы! Я сейчас милицию приведу.
— Скажи, что машину украли!.. 26-Б… Совсем новая…

  •  

Друг, сюда нельзя! Тут следы…

  •  

Друг, я тебя как брата прошу, не подходи.

  •  

— Что с ним?
— Ушёл.

  •  

Валик-джан, я тебе один умный вещь скажу, но только ты не обижайся.

  •  

Мы ещё увидимся. Я так думаю.

  •  

Туда-сюда, культурное мероприятие.

  •  

— Эти «Жигули»… Чем думают, я не знаю. Под ногами крутятся, крутятся, крутятся…
― Да у нас не «Жигули» ― а «Волга»; врёт он всё.
― Слушай, я тебе мешал?! Подожди… Ты тоже не мешай!

  •  

Алё? Ларису Ивановну хочу.

  •  

— А хотите, я из самолёта выпрыгну?
— Нет, не хочу.
— А я хочу.

  •  

Валико, восемь баранов было — один баран куда делся?
— А себя ты посчитал?
— Нет.
— Так восемь с тобой было!
— А… [пастуху] Восемь со мной было!

  •  

— Лётчик?
— Иногда. Вообще-то я эндокринолог.

  •  

— [кричит] Слушайте, вы дадите мне, наконец, поговорить или нет?!
— Слушай, что ты на меня кричишь? Я здесь живу!
— А я, по-вашему, здесь не живу?!
— А ты что, на меня сердИлся?!
— СердИлся!
— А я тебя три раза просил, чтоб ты взял!..
— Ну, и что?!
— Ну, что — что?!
— Что — что?!
— Что — что?!
— То!
— То!
— То.
— То!..

  •  

Такая гидравлика — с ума сойдёшь! Я так думаю…

  •  

Как вы думаете, если покрасить зелёного цвета, будет держаться, а?

  •  

[покупатель примеряет кепку]
— Немного жмёт.
— Жарко. От тепла все предметы расширяются. А эта кепка зимняя. Зимой твоя голова будет меньше. Зам-тар-щи [Зимой].

  •  

Слушай, я сейчас там так хохотался.

  •  

[по телефону]
— Телави?
— Yes.
— [выясняется, что попал в Тель-Авив] Извините, до свидания.
— Подожди. Подожди… Давай споём что-нибудь.

  •  

Маляр Аристофан: Хозяин, может быть этот коло́р?
Гиви Иваныч: Ви пачему без стука входите?!
Маляр Аристофан: [обиженно] Тогда сам выбирай коло́р и сам крась! А меня здесь нет!.. (выходит)
Гиви Иваныч: Аристофан!.. Аристофан, подожди!! Я пошутил [произносится по-грузински], Аристофан!.. Что я, за всеми должен бегать?..

  •  

У нас горы, панимаешь, горы! Ты в зоопарке был? Там верблюд видел?.. Верблюд?

  •  

— Какое кино?
— «Разбитое сердце».
— Про войну?
— Нет, про любовь.

  •  

Я ставлю на число 13 и вручаю свою судьбу Всевышнему.

  •  

Вот это круглое — рулетка. В неё на деньги играют.

  •  

— Слушай, Валико! Что эта женщина хочет?!
— Ничего не хочет. Танцует.

  •  

Многоуважаемый господин Али! Здесь миллиард. Я прошу руки Вашей дочери.

  •  

Али! Не уходи! Он простит тебя.

  •  

Прощай, Сорея!

  •  

Нет, кувшин можно склеить, а разбитое сердце — никогда!

  •  

Умер. Кончилось кино.

  •  

— Слушай, друг, у тебя хорошие глаза, сразу видно, что ты хороший человек. Там хороший парень погибает, помоги.
— Извини, генанцвале, лет через пять… помогу!

  •  

— Свидетель Хачикян! Я вас что, должна по всей Москве искать?!
— Вы сами сказали: свидетели, удалитесь. Я удалился. Почему искать? Я здесь стою — всем видно.

  •  

— Друг, гражданская авиация правильно еду?
— Да.
— Спасибо!

  •  

— Валик-джан, зачем тебе большая авиация? Поедем ко мне домой, мама долму готовит. Ты любишь долма?
— Нет.
— Потому что у вас не умеют готовить долма. А настоящий долма — ух!
— Рубик, дорогой, только теперь не скажи, что у нас и сациви не умеют готовить.

  •  

— Валик-джан. У нас в Дилижане, в кухне, открываешь простой кран — вода течёт, второе место занимает в мире!
— А первая в Ереване, да?
— Нет, в Сан-Франциско.
— А Боржом? Сначала подумай, потом говори.

  •  

Дзер нманнерэ хайтаракумен Республикан! [в переводе с армянского: «Такие, как вы, позорят Республику! Хачикян — это я»; фраза популярна в Армении].

  •  

Вай мама, эс инчэ катарвум, эс инч тегэм энгел!.. [Ой мама, что это делается, куда я попал?!..]

  •  

— Прибежали в избу дети!
Второпях зовут отца:
«Тятя, тятя, наши сети
Притащили мертвеца!»
— Валико, «тятя-тятя» — это что?..

  •  

— В Европе теперь никто на пианино не играет, играют на электричестве.
— На электричестве играть нельзя — током убьёт.
— А они в резиновых перчатках играют…
— Э! В резиновых перчатках можно!

  •  

— …ему будет приятно. Когда ему будет приятно, я буду чувствовать, что мне тоже приятно! А ты говоришь, прямо…
— Меня в Орджоникидзе ждут…
— Знаешь что, я тебе умный вещь скажу, но только ты не обижайся: когда мне будет приятно, я так довезу… что тебе тоже… будет… приятно…

  •  

— Этот… потерпевший… открыл дверь, а Валико джан… подсудимый… сказал: «Здравствуй, дорогой». А потерпевший сказал: «Извините, я туалет хочу…» А она… выскочился на улицу и кричала «милиция, милиция…». А я сказал: «Валик-джан, пошли домой»… и пошли…
— Значит, вы утверждаете, что подсудимый не наносил побоев потерпевшему?
— Конечно, не наносил! Он пошёл туалет, а Валик-джан не смог дверь сломать…
— Значит, дверь он ломал?
— Зачем ломал?
— Ну Вы же сами сказали.
— Слушай, я русский язык не хорошо знаю… Он пошёл туалет, а Валико постучил дверь и сказал — что тоже… хочет… Такие вопросы задаёте, что неудобно отвечать… даже…
— Свидетель Хачикян, ну, а люстру подсудимый разбил?
— Дааа! Разбил… зачем буду отрицать?! Когда мы пошли домой, он её случайно стулом зацепил…
— Скажите, подсудимый испытывал личную неприязнь к потерпевшему?
— Дааа! Испытывал! Он мне сам сказал: «такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу…»
— А вот подсудимый утверждает, что он не был знаком с Папишвили…
— Слушай, откуда знаком?! Когда тот пошёл туалет, Валико меня спросил: «Ктоооо он такоой этот потерпевший? Куда он пошёёёл?? Я его, говорит, первый раз вижу!»

  •  

— В Москве есть станция метро, называется именем Багратиони. Когда я её проезжаю, у меня в глазах всегда появляются слёзы — это слёзы гордости. Я горжусь, что этот великий полководец — мой соотечественник. И сейчас, когда смотрю на скамью подсудимых, у меня слёзы. Но это другие слёзы — это слёзы стыда. И мне стыдно, что я тоже грузин.
— Отвечайте по существу, пожалуйста!

  •  

— Ваше слово, Светлана Георгиевна.
— Я послала запрос в отделение милиции города Телави и вот получила ответ… На ваш запрос отвечаем…
— Погромче, пожалуйста.

  •  

— 15 октября 1967 года между Папишвили и Мизандари произошёл инцидент в ресторане.
Мизандари погнался за Папишвили, который укрылся от него в туалете, поймал и макнул три—четыре раза головой в унитаз.
После чего был задержан милицией.
Гражданин Мизандари отказался дать разъяснения по поводу своего поступка.
Однако сестра его рассказала, что в шестьдесят пятом году она работала под руководством Папишвили.
Папишвили обещал жениться на ней, склонил её к сожительству, однако обещания своего не сдержал.
Е. К. Мизандари с базы уволилась. Сейчас проживает в деревне Таркло, где работает на животноводческой ферме.
В шестьдесят шесто́м году у неё родился мальчик Варлаам…
— Да это не мой ребёнок!

  •  

— Что касается стоимости люстры, то у меня есть заключение эксперта.
Она не из венецианского стекла, а изготовлена в Воронеже, в артели имени Клары Цеткин, и продаётся по розничной цене тридцать семь рублей сорок шесть копеек…
— Я сам не знал, Нугзар, клянусь честью. Ну, падла буду!

  •  

— Ну что?
— Штраф пятьдесят рублей с выплатой ущерба!

  •  

— Рубик-джан, ты из Тбилиси через красный мост поедешь?
— Да.
— Тогда я та́м сойду.
— Нет, дорогой, я тебя до самого до́ма довезу.

  •  

— Время есть, я дал телеграмму и взял отпуск за свой счёт.
— А где ты всё это время жил?
— У ребят с автобазы.

  •  

— Слушай, а этот кошка где работает?
— Какая кошка?
— Тот, который в Большой театр не пришла.
— Она стюардесса. На международной линии летает.
— А-а-а, слюшай, что ты хочешь?! Если женщина каждый день артистов видит, академиков видит, космонавтов видит, Иштояна видит… Может вот так потрогать. Ты кто такой для неё?!

  •  

— Слушай, кто зверь?! Я зверь?

  •  

— Вы почему кефир не кушаете? Что, не любите?

  •  

Какой нормальный человек в Москву без денег приедет? Ну, пошёл в ресторан, туда-сюда, закусили — и кончились.

  •  

— Кофе сколько стоит?
— 11 копеек.
— А чай?
— 6 копеек.
— Чай хочу!.. [даёт 10 копеек] Сдачи не надо!

  •  

— Андрюша, хочешь в город съездим, а?
― Нет.
― Походим, посмотрим.
― Да видел я его тысячу раз.

  •  

— Валентин Константинович!
― Да?
― Сядете в такси, скажете: Европа-центр. Сядете обратно, скажете: Аэропорт. Не сложно.
― А такси дорого стоит?
― Да нет, тут рядом.

  •  

— А подзорная труба сколько будет стоить?
― Смотря какая.
― Хорошая, с цейсовскими стеклами, я племяннику должен купить.
― Хорошее всё дорого.

Сценарий[1][править]

  •  

— Лариса Ивановна, он поручил вас спросить, в какой театр сегодня хотите пойти?
— А он что, волшебник?
— Зачем — волшебник?
— Может в любой театр билеты достать?
— Может.
— И в Большой?
— Конечно.
— И на Таганку?
— Таганка? — Хачикян удивился, закрыл ладонью трубку, зашептал Валико: — Таганка — тюрьма. Сурен там сидел. Большой шутница этот твой Лариса Ивановна...

  •  

Хачикян: На любую дорогу можно вернуться. Если она правильная.

О фильме[править]

Примечания[править]

  1. Мимино // Данелия, Георгий. Не горюй! — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — С. 357—422.