Оганесон

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Эка-радон»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Оганесон (модель атома)
118
Оганесон
(294)
5f146d107s27p6

Оганесо́н (лат. Oganesson; обозначается символом Og), ранее был известен под временными названиями унуно́ктий (лат. Ununoctium, Uuo) или э́ка-радо́нхимический элемент 18-й группы (по устаревшей классификации — элемент главной подгруппы VIII группы или группы VIIIа) седьмого периода периодической системы с атомным номером 118. Следом за гелием, неоном, аргоном, криптоном, ксеноном и радоном — седьмой и последний элемент из группы инертных газов. Искусственно синтезированный радиоактивный элемент, в природе не встречается. Наиболее стабильным (и единственным известным на 2016 год) является нуклид 294Og, чей период полураспада оценивается в 1 мс, а атомная масса равна 294,214(5) а.е.м. Синтез ядер оганесона был впервые осуществлён в 2002 и 2005 годах в Объединённом институте ядерных исследований (Дубна). 28 ноября 2016 года временное систематическое название «унуноктий» и временное обозначение Uuo после формального подтверждения открытия элемента были заменены на постоянное название «оганесон» и обозначение Og (в честь академика Юрия Цолаковича Оганесяна).

Номинально элемент относится к инертным газам, однако его физические и химические свойства, вероятно, должны сильно отличаться от остальных представителей группы. Оганесон завершает седьмой период таблицы Менделеева, хотя на момент его открытия ещё оставалась незаполненной предыдущая, 117-я клетка таблицы (теннессин). В отличие от более лёгких элементов своей группы, оганесон при нормальных условиях должен быть не газом, а твёрдым веществом, что придаёт ему совершенно иные физические свойства. При небольшом нагревании он легко будет плавиться и испаряться, его ожидаемая расчётная температура кипения составляет 80 ±30 °C (довольно широкий диапазон вследствие вариации влияния релятивистских эффектов). Температура плавления его неизвестна, однако (по аналогии с более лёгкими элементами) ожидается, что она будет лишь немного ниже температуры кипения. Примерно такую же температуру плавления, как оганесон, имеет воск.

Оганесон в коротких цитатах[править]

  •  

...суффикс «-он-» не очень типичен для химических элементов. Для оганесона он выбран потому, что по химическим свойствам новый элемент аналогичен инертным газам — это сходство подчёркивает созвучие с неоном, аргоном, криптоном, ксеноном.[1]

  — Светлана Соколова, «Оганесон: попасть в клеточку», 2016
  •  

— Если совсем по-простому, что вы открыли?
Мы открыли то, что лет 30 тому назад не должно было быть.[2]

  — «Оганесон: открытие, которого не должно было быть», 2016
  •  

Взять тот же оганесон.
— Сколько он живет?
— Одну тысячную долю секунды.[2]

  — «Оганесон: открытие, которого не должно было быть», 2016
  •  

Это второй случай, когда имя новому элементу, названному в честь его первооткрывателя, дают при жизни самого первооткрывателя. Например, Эйнштейн совсем чуть-чуть не дожил до присвоения 99-му элементу имени эйнштейний.[3]

  — Александр Иванов, ‎Игорь Гордий, «Химические элементы», 2018
  •  

Оганесон – исключение. Из-за необычного распределения электронов он легко отдает и принимает электроны, а значит, может быть химически реактивным. Получается, что оганесон – парадоксально неинертный благородный газ.
К тому же он вовсе и не газ в привычном понимании этого слова. <...> Это уже не благородный газ, а благородная твердь какая-то.[4]

  — Виктор Ковылин, «Оганесон – как странный сон», 2018
  •  

Сам Юрий Цолакович Оганесян подобные прогнозы относительно его тезки-элемента находит удивительными. Для их проверки необходимы эксперименты, говорит он, с предвкушением потирая руки.[4]

  — Виктор Ковылин, «Оганесон – как странный сон», 2018

Оганесон в научно-популярной литературе[править]

  •  

Сегодня в менделеевской таблице 104 элемента. Все они размещены в семи периодах: трех малых, трех больших и одном ― седьмом ― еще недостроенном. Если этот период окажется, как предполагают теоретики, таким же, как шестой, то он закончится элементом № 118, аналогом благородных газов ― «эка-радоном», как назвал бы его Менделеев. Известно, что каждый следующий шаг за уран требует все большего труда, все более сложной техники ― ускорителей, источников ионов и многого другого. Скорость, с которой «растет» менделеевская таблица, становится меньше ― в 1950-1955 годах были синтезированы пять новых элементов, а за следующие двенадцать лет ― только три.[5]

  Виталий Гольданский, Владимир Станцо, «Восьмой период — каким он будет?», 1968
  •  

Международный союз теоретической и прикладной химии (IUPAC) утвердил названия четырёх новых элементов таблицы Менделеева: 113-го, 115-го, 117-го и 118-го. Последний назван в честь российского физика, академика Юрия Оганесяна. Учёные попадали «в клеточку» и раньше: Менделеев, Эйнштейн, Бор, Резерфорд, чета Кюри… Но лишь второй раз в истории это произошло при жизни учёного. Прецедент случился в 1997 году, когда такой чести удостоился Гленн Сиборг (<сиборгий>). Юрию Оганесяну давно прочат Нобелевскую премию. Но, согласитесь, получить собственную клеточку в таблице Менделеева куда круче.[1]

  — Светлана Соколова, «Оганесон: попасть в клеточку», 2016
  •  

На этот раз названия новым элементам присваивали долго, почти год. Дата объявления решения несколько раз ото­дви­га­лась. Напряжение нарастало. Наконец 28 ноября 2016 года, по истечении пятимесячного срока для приёма предложений и возражений общественности, комиссия не нашла причин отвергнуть нихоний, московий, теннессин и оганесон и утвердила их.
Кстати, суффикс «-он-» не очень типичен для химических элементов. Для оганесона он выбран потому, что по химическим свойствам новый элемент аналогичен инертным газам — это сходство подчёркивает созвучие с неоном, аргоном, криптоном, ксеноном.[1]

  — Светлана Соколова, «Оганесон: попасть в клеточку», 2016
  •  

Кстати, один из персонажей книги ― физик Юрий Оганесян ― всё так же остаётся героем науки. Этим летом Международный союз теоретической и прикладной химии рекомендовал дать 118-му элементу таблицы Менделеева имя «оганесон». Это второй в истории случай, когда химический элемент назвали в честь живого и активно работающего учёного.[6]

  Григорий Тарасевич, «Автобиография на книжной полке», 2016
  •  

Стоит отметить, что новый элемент оганесон впервые синтезирован, определен и получен в научном институте в городе Дубна Московской области коллективом под руководством Юрия Цолаковича Оганесяна. <...>
После долгих обсуждений и неоспоримых доказательств, что 118-ый элемент был получен именно коллективом учёных из Дубны, в 2016 году комиссия ИЮПАК приняла решение утвердить название оганесон. Это второй случай, когда имя новому элементу, названному в честь его первооткрывателя, дают при жизни самого первооткрывателя. Например, Эйнштейн совсем чуть-чуть не дожил до присвоения 99-му элементу имени эйнштейний.[3]

  — Александр Иванов, ‎Игорь Гордий, «Химические элементы», 2018
  •  

Оганесон – самый тяжелый на сегодняшний день элемент периодической таблицы, его атомная масса — больше 294 атомных единиц массы, что почти в 25 раз тяжелее типичного изотопа углерода из вашего бренного тела. В отличие от углерода искать оганесон у себя под мышкой или в жировых складочках не сто́ит — в природе он вообще не встречается, и за все время было искусственно синтезировано всего несколько атомов этого радиоактивного элемента, каждый из которых просуществовал меньше миллисекунды.
В связи с этим, говоря о свойствах оганесона, ученые полагаются исключительно на теоретические предсказания. И многие из этих предсказанных свойств довольно странны.[4]

  — Виктор Ковылин, «Оганесон – как странный сон», 2018
  •  

...оганесон – элемент сверхтяжелый, а значит, из-за большого заряда ядра его электроны разгоняются до таких значительных скоростей, что возникает необходимость учитывать теорию относительности Эйнштейна, и если включить ее в расчеты, то получается странная штука: вместо дискретных электронных оболочек электроны витают в более-менее равномерно размытом облаке электронного газа!
Благородные газы еще называют инертными, потому что они химически неактивны и участвуют в реакциях лишь в экстремальных условиях, как при апокалипсисе. Оганесон – исключение. Из-за необычного распределения электронов он легко отдает и принимает электроны, а значит, может быть химически реактивным. Получается, что оганесон – парадоксально неинертный благородный газ.
К тому же он вовсе и не газ в привычном понимании этого слова. В «размазанном» состоянии облака электроны оганесона легко поляризуются, а значит, атомы элемента будут связываться друг с другом прочными вандерваальсовыми взаимодействиями. Вместо того чтобы отскакивать друг от друга, словно футбольные мячики, как в типичных газах, атомы оганесона при комнатной температуре, вероятно, будут стремиться слипнуться в твердое вещество! Это уже не благородный газ, а благородная твердь какая-то.[4]

  — Виктор Ковылин, «Оганесон – как странный сон», 2018

Оганесон в публицистике[править]

  •  

«Это магнит, — рассказывает учёный. Синее — это Северный полюс, внизу — это Южный полюс. Это, как магнит, а между ними камера, которая из алюминия сделана. И в этой камере глубокий вакуум, одна миллиардная атмосферы».
— И оттуда вывалился кусок оганесона?
— Нет, вываливается в другом месте.
— Что вываливается?
— Если совсем по-простому, что вы открыли?
— Мы открыли то, что лет 30 тому назад не должно было быть.
— То, что вы открыли, строго говоря, — инертный газ.
— Может быть, и нет.
Вот те на! Академик и сам не знает, что открыл? Нет, похоже, без теории мы не обойдемся. Проходим экзамен.[2]

  — «Оганесон: открытие, которого не должно было быть», 2016
  •  

— Опять пошли сложные термины? Тогда давайте еще образы. Кладка кирпичей. Известные в его времена 63 элемента Менделеев сложил так, что они не просто легли в стройную кладку, а легли так, что стала очевидна именно что периодическая смена их свойств. И, как понятно сегодня, Менделеев словно выстроил тем самым мостик к пониманию того, что, наверное, в каждом кирпиче есть и еще какие-то миниатюрные кирпичики. Так ведь они и обнаружились, атомы. Сегодня ученые работают с миниатюрными уже и отрезками времени. Взять тот же оганесон.
— Сколько он живет?
— Одну тысячную долю секунды.
Открытый Оганесяном оганесон в таблице уже 118-й. Но подождите, ведь такой замечательный физик, как Нильс Бор, предсказывал, что элементов не может быть более ста!
Капля! Вот образ, который получался из представлений Бора об атоме. Но капля, если она падает из крана, то летит целехонькая, а, как выяснилось в середине 40-х, каплю, атом можно расщепить.[2]

  — «Оганесон: открытие, которого не должно было быть», 2016

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 С. Соколова. Оганесон: попасть в клеточку. — М.: «Кот Шрёдингера» № 12 (26), 2016 г.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 Вести. Оганесон: открытие, которого не должно было быть (интервью с Юрием Оганесяном). — М.: Вести в субботу, 10 декабря 2016 г.
  3. 3,0 3,1 Александр Иванов, ‎Игорь Гордий. Химические элементы (энциклопедия). — М.: Аванта, 2018 г.
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 Виктор Ковылин. Оганесон – как странный сон. По материалам: Science News, Химия и жизнь. Научная статья: Physical Review Letters (Jerabek et al., 2018) — М.: the Batrachospermum Magazine, 11.07.2018 г.
  5. В. И. Гольданский, В. В. Станцо. Восьмой период — каким он будет?. — М.: «Химия и жизнь», № 8, 1968 г.
  6. Г. В. Тарасевич. Автобиография на книжной полке. — М.: «Кот Шрёдингера» № 12 (26), 2016 г.

См. также[править]